Контрзависимость и трудоголия

Выцепила прекрасную контрзависимую картинку. Трудоголия в моем представлении – самый социально одобряемый и от этого удобный способ контрзависимого поведения. Так что, с праздником свободы от привязанностей и сладострастного единения с работой!

Признаки контрзависимости по Берри и Дженей Уайнхолд:
• трудности в сближении с людьми и сохранении близости в интимных отношениях
• склонность после разрыва отношений считать бывших партнеров плохими или порочными
• трудности в переживании чувств (кроме гнева и досады)
• боязнь контроля со стороны других людей
• привычка говорить «нет» новым идеям, предложенным другими
• противодействие попыткам сближения и чувство тревоги при близких отношениях
• постоянная боязнь допустить ошибку, желание быть безупречным и требование того же от других
• отказ от помощи, даже если она реально нужна
• боязнь того, что другие люди отвернутся от вас, если вы проявите свои слабости и страхи
трудоголизм или большая загруженность увлечениями, развлекательными мероприятиями или другими делами.
Источник

Про терапевтические отношения

В прошлые выходные на третьей ступени, где я потихоньку учусь супервизии и тренерству, обсуждали терапевтические отношения. Для моих клиентов часто оказывается неочевидным, что у нас возникают какие-то “отношения”, или они стараются этот факт игнорировать. Тем не менее, если процесс не завершается разовым консультированием, а иногда, даже если и завершается, отношения случаются. И с одной стороны, они отличаются от привычных дружеских, приятельских отношений или формальных отношений с коллегами или наемными работниками, с другой – чем-то могут их напоминать.
С одной стороны это личные отношения, с другой стороны они регулируются четкими договоренностями о том, как, сколько и для чего в них происходит. Отношения эти исходно неравные, так как один участник обращается за помощью ко второму. И выравниваются они в том числе деньгами, которые клиент отдает за наши встречи. А также уважительным и заинтересованным отношением психотерапевта к клиенту. Вне зависимости от того, долгосрочные это или краткосрочные отношения, они совершенно точно конечные. И заканчиваются тогда, когда запросы клиента исчерпаны. Или в любой другой момент, когда он решит остановиться. И в идеале это отношения сотрудничества, в которых оба в равной степени работают для достижения поставленных целей.
Почему так важно, что отношения возникают? Большинство запросов на психотерапию можно разделить на две категории: у меня нет отношений, которые я хочу; у меня есть отношения, которые я хочу изменить или разорвать. Подозреваю, что вне отношений у человека вообще не возникает психологических проблем (только где вы видели человека вне отношений?). Клиент приходит со своим запросом к психотерапевту и начинает строить отношения так, как умеет, привычным себе способом. Психотерапевт, внимательно включаясь в этот процесс, помогает заметить, как именно клиент это делает и к чему это приводит. Иногда психотерапевт может предложить клиенту попробовать что-то новое: способ, которым пользуется психотерапевт; или способ кого-то из их знакомых, а ещё лучше совершенно новый способ построения отношений, который находится для себя клиент. Так может возникнуть новый опыт и навык, который клиент, если захочет, применит в других своих отношениях. И не менее важное новое самого ношение клиента.
Все отношения похожи на литературные произведения из экcпозиции, завязки, кульминации, развязки и эпилога. В них есть предыстория, с которой оба вступают в отношения; знакомство; сближение и установление договоренностей; совместные действия; завершение и расставание. Хорошо, если в психотерапии удается уделить достаточно внимания каждому шагу. Поэтому важно не только начало, но и завершение. И психотерапевты часто просят о том, чтобы оно было и проходило очно.

Про групповой контекст на публичных группах

Как-то раз @Алексадр Вечерин позвал меня провести для его студентов группу и демонстрационную работу гештальт-терапевта. Чтобы будущим поколениям было на чем анализировать основные принципы и интервенции гештальтистов. Уже месяц прошел, а я мысленно возвращаюсь к той группе. И не только из предвкушения стыда – записи пока что не видела 😉 А из интереса.
Думаю, про то, как публичность влияет на групповое поле. Какие темы в такой ситуации оказываются поддержанными или не поддержанными. На группе, о которой я вспоминаю, в итоге возникла тема самопредъявления и восприятия другими. Вполне себе обыкновенная на группах вообще, но, обычно, возникающая не в первый день работы. А вот темы личного пути, желаний и устремлений легко отошли в фон. Когда вела открытое занятие по “Основам гештальт-терапии” – была ровно та же история. И у участников было очень много стыда. Интересно, возможно ли вообще забыть про цепкий взгляд видео-камеры или стороннего наблюдателя и просто продолжать быть собой? Или как раз тема аутентичности и взглядов окружающих – первые робкие шаги к этой цели? Тем более, что в современном мире глобализации и соцсетей взглядов этих все больше и все меньше возможности их контролировать.

Последняя ласточка в этом году: про счастье и альтруизм

Снова приглашаю в исследование. Людей от 20 лет и старше. Для участия нужно заполнить опросник. Участие добровольно и анонимно. Но если вы захотите узнать о результатах диагностики уровня субъективного благополучия или о результатах исследования, нужно запомнить введенный вами псевдоним и написать Оле Журавлевой о том, что вы хотите результаты. zh.olga.d@gmail.com
Заранее благодарю за участие.

Моя бабушка курит трубку: простая техника работы со стыдом

“Не пиши в интернете ничего, что было бы стыдно рассказать твоей бабушке” – учит простое правило безопасности в Интернет. Может для сети годное правило, но если по жизни изо всех сил стараться не сделать чего-нибудь, за что перед бабушкой будет стыдно, – замаишься и жить будет скучно. Вспомнила с одной из клиенток свою давнюю любимую технику работы со стыдом.

Как правило, стыд отступает, когда рядом оказываются такие же, как я, несовершенные люди. Или стыд оказывается не таким интенсивным, если я достаточно хорошо себя знаю – в обратной связи других исчезает нотка разоблачения. Но сам по себе стыд устроен так, что сводит к минимуму возможность получить отклик окружающих или интегрировать в образ себя все свои разносоторонние способности и качетсва. Он побуждает изолироваться и изолировать опыт.Тут как раз неплохо обратиться к бабушке.

Если у вас есть очень стыдная история, которую ну вот совсем никому нельзя рассказать, не сгорев со стыда. Представьте себя бабушкой, которая делится этой историей с внуком, скажем, подростком или постарше. С задором и простотой, свойственной пожилым людям. А теперь представьте себя внуком себя-бабушки. И как оно?
Стыдные истории меня-бабушки, обычно, вызывают либо восхищение, либо уважение, либо смех и радость от того, какая ж моя бабушка была ого-го, живая такая бабушка. В этом состоянии больше ресурса, а личная история становится более целостной.

Автор фотографии Liyin Yeo из Liyin Creative Studio. Тут есть еще фотографии его крутой бабушки.

P.S. Работает в основном рестроспективно, когда что-то уже сделано.
P.P.S. Подозреваю, что может работать только на девочках. Хотя…

В этом году темы моих подопечных дипломников как никогда отражают всю суть моей работы в науке и образовании. Один про прокрастинацию как копинг с бессмысленностью бытия профессиональной деятельности, другой – про уровень субъективного счастья и альтруизм, третий – про эмоциональный интеллект и распознавание смайликов. Прокрастинация бессмысленного альтруизма из-за повышенной эмпатии. Так и живу: улыбаемся и машем, правда, виртуально. А хочется читать книжку про этику без религии – может есть у кого на почитать?

Да! А статья про то, как провалить диплом, снова актуальна! http://psyvert.ru/for-stud/pyat-nadezhnyh-sposobov-provalit-zashhitu-diploma/

Про уважение и доверие

Пока я маленькая и совсем бессильная, остается смотреть на других снизу вверх. К другому и большому можно почувствовать в лучшем случае восхищение и зависть, в худшем – страх. Уважение и доверие возможны после принятия собственных сил и возможностей.

Три дня про любовь, партнерство и их формы

В выходные чудом попала на лекци Д.Д. Исаева в Москве. Ничто к тому не располагало, но я впрыгнула в последний вагон. На этот раз курс был посвящен больше отношениям, чем сексу: про любовь, партнерство и полиаморию.
Весна – хорошее время для лекций про любовь, точнее про страстность и влюбленность. На улицах множество иллюстраций. А понятие от этого не становится более определенным. Интересно было вслед за лектором задуматься о любви в гуманистическом ключе. О чувстве и вытекающем из него намерении к личности другого. Когда потребность в любви – это не жажда получить что-то, чего не додали в детстве, а вполне себе выделительная – то, чем невозможно не поделиться с дорогим человеком. Тут сложно поймать грань между зрелой формой любви равных автономных личностей и любовью невротической или жертвенной. Задала себе множество вопросов про свой опыт. Continue reading

Три вида терапии

“Для описания процесса терапии я использую метафору реки. Некоторые формы терапии сосредоточены на вопросе «Почему?» и ищут причины возникновения травмы. Это «терапии истока». Их прототипом является психоанализ, который сосредоточен на поиске истоков (источников) проблем, но он – не единственный: метод «первичного крика» и «ребефинг» пытаются обнаружить травмы рождения, терапия Райха исследует связь между «мышечным панцирем» и подавленными страданиями.
Другие направления – «терапии нижнего течения». Они оставляют в стороне причины возникновения наших проблем. Эти терапевтические направления стараются дать поведению большую свободу, «открыть реку» и «очистить берега», чтобы позволить нам свободнее распоряжаться нашими переживаниями и эмоциями. Такую стратегию использует поведенческая терапия.
Продолжая эту метафору, Гештальт можно определить как «терапию течения». В гештальт-подходе важнее, как течет река (спокойно, стремительно и т.д.), чем почему. Мы, гештальт-терапевты, пытаемся оживить то, что в нашей психике оказалось застывшим, как камень в реке, из-за характера воспитания или травматического опыта”.

Гонзаг Масколье “ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА. Быть собой”

Родительский заказ

Мои коллеги, работающие с детьми, часто рассказывают, как нелегко бывает с родителями. Они приходят и просят исправить их ребенка. Запросы такие частенько возникают от того, что ребенок в каком-то своем проявлении непереносим для родителей и других взрослых. Если говорить корректнее: взрослые при ребенке (или даже из-за него) сталкиваются с чувствами, с которыми не умеют толком обходиться, и определяют их как непереносимые. И тогда есть призрачная надежда работать с родителем.
Но бывают ситуации другого рода. С моими взрослыми клиентами частенько приходят их невидимые родители и, как суфлеры в театре, нашептывают заказ: “сделай более уверенным”, “сделай более успешным”, “сделай менее чувствительным”, “сделай более целомудренным”, “сделай менее непредсказуемым”, “сделай более удобным”. Усвоенная родительская непереносимость напрочь заглушает собственные желания. Они тонут под всеми этими “более” или “менее”. Хотя хочется в такой ситуации часто очень простых вещей: принятие от эмоционально устойчивого (но не тупого!) другого, которое потом превратится в надежное умение “быть собой” и “быть с собой”.

В оформлении использовано фото Анны Радченко из серии “Оборотная сторона материнской любви