Category Archives: Мировоззрение

В молчании – слово,
А свет – лишь во тьме;
И жизнь после смерти
Проносится быстро,
Как ястреб, что мчится
По сини небесной,
Пустынной, бескрайней…
У. К. Ле Гуин

Философия, методология, этика – то, без чего невозможно существовать не только профессионалу, но и человеку.

Тело-Я. Заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии

(незапланированная заметка, поэтому без номера)
Есть такая штука, как парадоксальная теория изменений, сформулированная Арнольдом Бейсером. Она описывает универсальный принцип изменений сознания. Если в кратце, то “изменение происходит тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является(с). Или упрощая метафорически: чтобы купить билет в Париж, надо точно знать место отправления. А вот со знанием своего тела в нашей культуре бывает не просто. Мы лучше знаем, каким телом должны быть: стройным, красивым, здоровым. Еще в нем не должны проявляться признаки возраста и усталости. “Головная боль мешает работать? – прими таблетку”, – транслирует реклама. И желательно, чтобы никакой опыт не оставил в теле видимых следов: ни растяжек от беременности, ни пигментных пятен от солнца, ни упаси боже признаков расслабленной жизни в виде наличия жира или отсутствия прорисованного мышечного рельефа. Окей, мужчинам допустимо иметь шрамы, но желательно с легендой о поединке героя. Возвращаясь из отпуска положено иметь загар. Если не удается этого достичь в реальности, то нужно хотя бы постараться замаскировать то, что не попадает под стройное, касивое, здоровое, молодое и полное сил.
Очень мало способов культура предлагает, чтобы заметить, что происходит на самом деле. Как тело живет, можно наблюдать через ощущения, выделяя из них, что сейчас важно. Я чувствую, как пальцы касаются клавиатуры. Они двигаются практически без усилий. Я не замечаю, как они выбирают позицию над клавиатурой. Зато замечаю, что по правой стопе, на которой я привычно сижу, “бегают боржомки”. Мои плечи и шея напряжены. Я будто бы подтягиваю плечи к ушам и слева чуть больше, чем справа. Пожалуй-ка я пересяду, удобнее расположусь ногой и расслаблюсь плечами. Это альтернативный способ восприятия телесного существования, которому редкто кто учит в школе, семье и рекламе. Чувствовать себя телом, не отвлекаясь и не подменяя эту реальность стандартом. Смотреть в зеркало и видеть форму. Знать, какая я на ощупь. Как и в каких местах я пахну. И, может быть, даже, какова я на вкус – он, кстати, тоже меняется и нелинейно в зависимости от того, что делать в течение дня. Переживать опору на кресло, на землю, на себя, на другого. Воспринимать прикосновения: собственных волос, одежды, других предметов и других людей. Замечать что меняется, когда другой подходит ближе, еще ближе, на расстояние видимости лица, на расстояние вытянутой руки. Есть ли более и менее чувствительные местечки моей кожи? Чувствую ли я свои мышцы? Понимаю ли сколько могу вложить силы в шаг, в поддержание позы, в удар по клавиатуре, в удар по боксерской груше? А сколько нужно для желаемого эффекта? И сколько я хочу вложить? Как долго могу выдерживать напряжение? Есть ли во мне что-то расслабленное? Какие способы расслабления я знаю? Удивительный мир телесного существования.
Телесно-фокусированная гештальт-терапия предлагает такие практики. И возможность через них меняться телесно.

И фото для привлечения внимания с прошлогоднего интенсива “Телесная реальность”. В этом году еще есть клиентские места. Формат интенсива: две трехдневки, один выходной, день заезда 19 августа (организационное собрание в 18.00), день отъезда 27 августа 2018 года. Утренние занятия йогой, цигун или бодифлексом, лекции, группы, терапия под супервизией, семинары. Подробности тут https://gestalt.ru/intensive/intensiv-telesnaya-realnost-na-volge/

Тело-Я, заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии. 1

У меня часто спрашивают, почему ты не берешь в группы своих клиентов?

Самый простой ответ был бы: на мой взгляд, это противоречит этике отношений с клиентом и отношений с коллегами.
Это красивый ответ, который ничего не объясняет. За этим решением стоит ряд трудностей, с которыми я не хочу сталкиваться в работе, потому что хочу работать лучше.
1. Угроза конфиденциальности. Я рискую обмолвиться частью истории клиента на группе, забыв, узнала я ее в группе или в индивидуальной сессии.
2. Конфликт интересов. Когда я веду группу я действую исходят из интересов группы и каждого отдельного участника группы. Но если один из участников у меня в терапии, то у нас есть договоренность, что я действую в его интересах.
3. Я могу себя вести на группе и в личной терапии очень по-разному, а такое различие может снизить доверие клиента, повысить тревожность, а кому-то и вовсе будет непреносимо.
4. Если я долго работаю с клиентом, у него постепенно формируются привычки во взаимодействии со мной. Которые, естественно, будут разворачиваться на группе. А значит, мой клиент будет более ограничен в возможностях расширения своего репертуара поведенческого и эмоционального, чем клиенты, у которых знакомых людей, поддерживающих привычные паттерны, в группе нет.
5. Если группа не будет знать о том, что один из участников – мой клиент, им будет тревожно и непонятно. Если будет – то с большой вероятностью будет ревновать. Темы конкуренции будут подниматься группой больше, чем это необходимо всем участникам процесса. А для участника-клиента индивидуальной терапии придется больше учиться обходиться с групповой агрессией, чем ему бы хотелось и возможно было бы полезно. Последнее более вероятно, если такой участник 1-2 на группу. Если вся группа или ее большее число состоит из клиентов одного психотерапевта, то сложнее включаться будет тем, кто не является его клиентами. Это как прийти к чужим людям на закрытую семейную вечеринку.
Все выше сказанное касается долгосрочных психотерапевтических групп и групп поддержки. Со всеми этими сложностями можно справиться и есть исключения. Например, когда группа и терапия проходят в учреждении с ограниченным количеством специалистов. Когда тревога от встречи с новым человеком делает невозможным участие в группе с другим ведущим. Когда группа и индивидуальная терапия проходят в городе, где очень мало терапевтов, а сочетание групповой и индивидуальной форм работы очень помогут клиенту. При этом в Москве проходит огромное количество групп, вполне можно избежать двойных контекстов.
Список групп, которые я веду, есть тут https://www.b17.ru/tarotiana/#training Он пополняется. Смотрите на мероприятия с датой.

Тело-Я, заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии. 1

Три года назад я прошла телесную специализацию у Льва Черняева. Одной из задач, которую я там решала, было подружить в моей голове гештальт-терапевта и психофизиолога. Эта работа до сих пор продолжается. Иногда на этом пути меня посещают мысли, которыми я хочу поделиться и обсудить. По возможности на общечеловеческом языке. Я наметила себе несколько тем, которые для меня группируются вокруг дурацкого словечка, которое я в прошлом году придумала для описания опыта интенсива по телесной гештальт-терапии – “тело-я”. Потому что мне интересно написать эти тексты по возможности выразив идею единства психического и физического не только в логических построениях, но но и в способе говорить. Лучшего слова для себя телесной у меня пока не нашлось.
Идеи, о которых я буду писать, не новы хоть и являются осмыслением персональной практики. Думая о телесности в гештальт-терапии, я опираюсь на теорию функциональных систем П.К. Анохина и системную психофизиологию В.Б. Швыркова, на холизм в работах Ф. Перлза и представления о личности как о целом Дж. Кепнера, на доступные мне тексты по бодинамике, на лекции Л.Л. Черняева, статьи Е.С. Мазур и много что еще, наверное. Несмотря на серьезность всего сказанного выше, я хочу сохранить то, что мне ценно в этих записях, их интонацию и источник – все-таки это заметки на полях моих конспектов по телесной специализации.
Начну я с конца, скромненько, с самого простого – с решения психофизиологической проблемы в рамках теловоззрения каждого человека 😉
Continue reading

Будущее настоящего и настоящее будущего


Денис Хломов поделился ссылкой на подборку фото. http://www.g8ozd.ru/katastroficheskie-photo/?ref=fb За секунду до катастрофы. Думаю, таких подборок в сети очень много.
Как раз сегодня говорили со студентами о предвосхищающей функции психики, прогнозировании и пр. И вот яркая иллюстрация. Фото. С рациональной точки зрения на нем все ок. Не ясно, монтаж это или реальная картинка. Не ясно, попадет ли вся эта вода, на девушку или та увернется. А может быть ей даже понравится. Но телесная реакция, которая может развиться в эмоцию, специфическую. У меня, например, перехватило дыхание и я чуть-чуть замерла, напрягшись всем телом. Будто готовлюсь сама эту воду принять, причем почему-то точно знаю, что вода ледяная. Я так реагирую в составе страха. Особенно в ответ на неожиданную пугающую ситуацию. А у вас как?

Кстати, рационализировать мне не помогает. Зато эмоциональная реакция сильно снижается, когда я начинаю разглядывать, как красиво переливается свет на спине. А какие способы, чтобы вернуться в настоящий момент и не быть захваченными эмоциями, используете вы?

Про поддержку

Лист держится на воде, вода поддерживает лист

Мои студенты часто говорят, что пришли в психологию, потому что у них хорошо получается поддерживать друзей в трудных ситуациях. А клиенты говорят о том, как их правильно или неправильно поддерживают. Например: «Он предлагает решения проблемы, но мне это совсем не помогает, а только злит!» Что же такое поддержка?

Люди говорят, что получают поддержку, когда окружение увеличивает возможность быть в актуальных и важных для них процессах. Процессы эти могут быть разного толка: телесные, эмоциональные, действия или даже деятельности, осмысления, осознавания и пр. В ситуациях, которые устроены так, что не располагают к тому, чтобы быть в актуальных процессах, люди переживают всяческие негативные эмоции. Такие ситуации психологи называют фрустрацией (потребности, которая актуальность и создает).

Чаще всего в нашей культуре под поддержкой понимают поддержку разрядки эмоций. Осуществляют такую поддержку через сочувствие или даже присоединение к одной из сторон. Когда, например, я возмущена тем, как на меня накричал руководитель, но при этом не могу пережить это в полной мере, мне на помощь приходит подруга, которая сперва сочувствует, а потом присоединяется: «Да как так вообще можно было с тобой поступить?! Вот сволочь!» В большинстве случаев мое возмущение и злость становятся более легальными, разрешенными и, как и других эмоции, у которых нет препятствий, сходят на нет. Можно не ссориться с начальником. И подруга в очередной оказалась близким понимающим человеком, то есть воспринимающим ситуацию, как я. Одна незадача – теперь можно не использовать свою злость для изменения ситуации с начальником. И так и оставаться в ситуации, когда я иногда возмущаюсь и злюсь, а подруга меня слушает и сочувствует. То есть поддерживая меня эмоционально, она поддерживает меня в воспроизведении неприятной ситуации как она есть. Впрочем, уволиться можно и на холодную голову, если вовремя этот порочный круг заметить. Но тут уже нужна поддержка осознавания.

Еще часто поддерживают советом. С одной стороны, казалось бы, это поддержка в том, чтобы действовать. Но еще и всегда, чтобы действовать определенным образом и внутренне соглашаться с советчиком, принимая его способ действия как свой и отказываясь в его пользу от ответственности. Поэтому поддержка в форме совета может поддержать действие, но еще и фрустрировать самостоятельность. Например, моя знакомая часто ходит к гадалке. Гадалка, в целом, дает годные советы и сподвигает ее на действия, которые меняют жизнь к лучшему. Чем лучше ее советы работают, тем меньше моя знакомая способна разбираться в проблемах самостоятельно. Ей продают рыбу, когда удочка у нее в руках, а щедрое озеро – под окнами дома. Моя знакомая могла бы сэкономить много денег, если бы поняла, как гадалка разбирает ситуацию, чтобы придумать решение, и начать так действовать самой. Но для этого нужна поддержка осмысления.

Можно ли поддержать эмоции, действия, самостоятельность, осознанность и осмысление одновременно? Можно, но последовательно. И для начала хорошо спросить, какой поддержки человек хочет. Может быть ему нужен тот, кто вместе с ним что-нибудь сделает, или поможет деньгами, или задаст своевременный вопрос, или даже вовсе остановит его в какой-то ситуации, или поспорит, похвалит или поругает, пообещает или даст печеньку, или просто посидит рядом, пока тот что-то делает или рассуждает вслух. А может быть ему вообще никто не нужен, он посидит и сделает все сам и поддержкой будет оставить его в покое. Важно понимать, что поддерживает вас самих и в каких ситуациях. Но, даже понимая это, сложно, да и не нужно угадывать, что поддержит другого человека. Можно спросить или перебирать методом проб и ошибок. А еще помогает спросить себя: в чем я сейчас помогаю другу, а в чем себе. Я, например, часто даю советы, чтобы не чувствовать бессилие рядом с бедой близкого человека.

Чтобы работать психологом и поддерживать человека в осмыслении ситуации, осознавании и в самостоятельности, я долго училась в рамках гештальт-терапии. Теперь приглашаю к освоению разных способов поддержки в нашей с Владимиром Анашиным группе «Основы гештальт-терапии». А еще у нас можно научиться фрустрировать и фрустрироваться с пользой для решения разных жизненных трудностей.

Подробности о программе подготовки можно узнать на нашей страничке в фейсбук https://www.facebook.com/1stgestalt/
Записаться на собеседование 3 или 4 марта можно у меня (+79167185406 tatyana@psyvert.ru) или Вовы (anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95).

P.S. За фотографию спасибо Андрею Сучкову, нашему коллеге и замечательному фотографу https://www.instagram.com/dtmas/

Прикладная психология Быть-и-Я

Чем ближе начало первой ступени, которую я веду с Володей Анашиным, тем больше я вспоминаю и думаю о собственном опыте обучения гештальт-терапии. О том, что было ценным для меня, и что мне хотелось бы из этого сделать возможным для наших студентов.
Когда я пришла в 2008 году учиться, у меня за плечами было 8 лет обучения в МГУ психофизиологии, шесть лет преподавания, клиентский опыт в юнгианском анализе, КБТ и нарративной практике, довольно широкий теоретический бекграунд и умение неплохо использовать умные слова вроде “психика”, “осознанность”, “внимательность”, “бытие”, “личность”, “поток”, “деятельность”, “стресс”, “психическая травма” и пр. Я одновременно работала контент-менеджером, переводчиком, репетитором по английскому языку, преподавателем и, кажется, то ли методистом то ли помощником декана. А еще я была ролевиком, готом, эзотеричкой и, наверное, довольно странным человеком. Хорошая новость для всех странных людей – за 10 лет в гештальт-практике я не перестала быть ни чем из этого, и, в общем, даже чуть больше стала собой, чем бы ни занималась. Из того, что изменилось – я научилась заниматься гештальт-терапией, гештальт-консультированием и чуть-чуть гештальт-коучингом.
Самое удивительное и ценное, с чем я столкнулась на первой ступени у Кости Баженова и Наташи Лазаревой, а потом у Наташи Лазаревой и Марины Богатыревой был искренний интерес к каждому из участников группы. Не тот, который “как бы так тебя лучше вылечить” и “что ты можешь сделать для науки?”, а который “интересно, как ты живешь”. А еще – естественное присутствие и включенность в жизнь нашей группы. Я из того поколения, которое довольно быстро отучилось от такой степени заинтересованности и присутствия, благодаря сначала книгам, потом социальным сетям и всяческим медиа. Так вот, оказалось что интерес и присутствие удивительным образом меняют жизнь. Долгое время я чувствовала себя на группе странно: будто бы между мной и миром внезапно сдернули всегда присутствовавшую полупрозрачную завесу. Потребовалось много практики и опыта собственной личной терапии, чтобы научиться самой управляться с этой завесой: замечать ее; отодвигать, когда нужно, и возвращать на место, если есть такая необходимость.
А вместе с отодвиганием завесы, слова, выученные в университете, стали обрастать плотью и кровью. Удивительно, насколько опыт меняет понимание изнутри. И то, что было когда-то таким любимым постулатом для веры: тело и психика – разные способы смотреть на одно и то, же явление – стало воплощаться в жизни. Постепенно я стала участвовать в общении не только головой, порождающей идеи, но и всем телом, с его ощущениями, потребностями и восприятиями. Думаю, я и раньше участвовала в общении целиком, только тщательно старалась это игнорировать, отчего возникали всяческие нелепые ситуации. До сих пор продолжаю интегрироваться.
В общем, за опытом непредвзятого и искреннего интереса к себе и к другим людям; включенного проживания своей жизни; присутствия и жизнетворчества приглашаю вас учиться вместе гештальт-терапии начиная с 3-4 марта. Особенно приглашаю тех, кто любит психологическую науку, но хочет включить ее в свою жизнь и выстроить на основе психологических знаний осознанную жизненную философию.
На фейсбуке есть чуть больше информации о программе https://www.facebook.com/1stgestalt/
Чтобы получить подробную информацию и записаться на собеседование, можно связаться с Володей anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95 или Татьяной +79167185406 tatyana@psyvert.ru .

Про ценность

Сейчас, наверное, крамольную вещь напишу. В последнее время много читаю про ценность каждого человека/жизни/личности самого по себе. Мне кажется, что это важная вещь в условиях дефицита ценности для себя, но все-таки изрядно переоцененная. Видимо, именно из-за дефицита.
Для себя каждый человек может быть ценным сам по себе. Просто потому что если у меня не будет себя, то не будет ничего, чем я люблю заниматься, что я люблю чувствовать и так далее.
Иногда человек так же может быть ценен для тех, кто его любит. Потому что, когда любимый человек рядом, мне радостно и хочется продолжения. Чем определяется это “любит/не любит” – ученые ломают голову. Теорий может быть столько, сколько любящих. Никогда не угадаешь, для кого станешь ценным сам/а по себе. Ну а еще, говорят, иногда могут разлюбить.
Но есть еще ценность для других. Не для тех, кто любит. Для отдельных людей и для общества. И тут каждый становится ценным сообразно тому вкладу, который делает в общее дело или хотя бы состояние. “От каждого по его способностям, каждому — по его труду” (кажется, Прудон). Это совсем не похоже на безусловную любовь, а на вполне себе условное уважение. Потому что человек ценен не только потому, какой он, но еще и потому, что он и как делает.
Ценность для себя можно ощутить, увы, только наслаждаясь жизнью,в крайнем случае в ситуации угрозы жизни. Ценность для любимых мы начинаем ощущать, когда с нами проводят время, делятся душевным теплом, говорят о нашей важности словами или прикосновенями, бескорыстно помогают и пр. (см. Гэри Чепмен “Пять языков любви”). Ценность для общества можно почувствать, получая признание: звания, регалии, отклики коллег и пр., благодарность клиентов и заказчиков, – и, как ни меркантильно это звучит, деньги за свой труд. Это не всегда профессиональное признание. Признание можно получить, занимаясь хобби, развивая свою семью (как такой проект, а не только место для воплощения любви), реализуя любую просоциальную деятельность (благотворительную и не очень).
Любовь к себе, любовь к другим и других к нам, уважение и признание – важные чувства в этой области. И ни одно из них не заменяет других. Пытаясь действовать, чтобы получить безусловную любовь, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае успеха получу признание. Пытаясь предъявляться и раскрываться, чтобы получить признание и уважение, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае контакта получу очарование или безусловную симпатию. И наконец, ни то, ни другое до конца не помогут мне чувствовать себя важной и ценной, если я не дорожу своей жизнью и достоинством.

Про переживание

Мне кажется, что на постсоветском пространстве люди предпочитают избегать переживаний не столько из-за рациональных установок, сколько из-за терминологической путаницы. “Переживание”, легко ассоциирующееся с “пережевыванием” одного и того же материала, путается с так называемым “накручиванием себя”. На самом деле любая эмоция, если ее наблюдать, заканчивается и довольно быстро. Другое дело, что часто вместо того, чтобы наблюдать саму эмоцию, собственное состояние, его изменения, мы увлекаемся мыслями о ситуации, ее вызвавшей. Например, можно злиться и замечать как усиливается мое сердцебиение, каким прерывистым становится дыхание, как горячеет голова и слегка закладывает уши, как напрягаются мои руки, сжимаясь в кулаки. А можно думать, какой плохой человек наступил мне на ногу, как это нарушает мое право на личное пространство, да еще и не извинился, вот с…! Пока я думаю про ситуацию, мое тело проживает ее снова и снова, будто бы человек все еще стоит на моей ноге и, возможно, даже подпрыгивает. Эмоциональная реакция усиливается. И именно такой способ обращения с эмоциями на русском языке часто называют “переживанием”. Но можно переживать по-другому. Если я просто наблюдаю себя, через какое-то время эмоция сходит на нет. Иногда возникает решение или действие, которое помогает завершить ситуацию, иногда она просто проходит.

Самое интересное в долге

Закончив готовиться в 2 часа ночи к докладу на третьей ступени и плавно переходя к сбору сумки, я вспоминаю о сегодняшней беседе за ужином с подругой. Часто, задавая себе вопрос о том, что позволяет мне превозмогать всяческие тяготы, мы отвечаем “сила воли” или “долг”. И это очень важные штуки. Первое понятие отражает некоторое предпринимаемое усилие, второе – мысль или смысл, ради чего. Но все это не дает ответа на вопрос “как?” Как я умудрялась концентрироваться на безумно скучных текстах, выделяя из них крупицы структуры, когда хотелось спать, – поддерживая в себе интерес. Откуда силы, когда организм мог бы уже прийти в благостное расслабление? – Из страха стыда. И злости на сотоварища по докладу, который не стал читать эти треклятые 800 страниц английского текста. Мне кажется, что умение включать в себе едва заметные стенические эмоции (то есть те, которые поддерживают активность когнитивную и физическую), – то, что позволяет прикладывать усилие и совершать подвиги во имя долга.
Хотя конечно, лучше все хорошенько планировать заранее и не брать на себя невыполнимых задач. Но тогда не будет повода запустить внутреннюю стимулирующую биохимию. Иногда эмоциональные зависимости выглядят очень причудливо. Кстати, их все еще нет в DSM V. Так что можно смело считать, что все выше написанное я выдумала. И спать спокойно. Или не спать. Во имя долга, благодаря силе воли.