Синестетическая теория речи и концептуальная рефлекторная дуга Е.Н. Соколова

Тезисы для летней психологической школы МГУ “Язык, личность, деятельность” (к 70-летию со дня рождения А.А. Леонтьева)

Явление синестезии впервые было описано Гальтоном в 1880 году. Некоторые испытуемые Гальтона «видели звук», то есть испытывали зрительные ощущения в то время, как им предъявлялась аудиальная стимуляция. Подобная способность была сочтена Гальтоном наследственной и встречающейся в популяции довольно редко. Как выяснилось позже, синестетов среди обычных людей – гораздо больше, чем мы думали раньше. Настолько больше, что синестезию можно определить как ряд условий, в которых человек ощущает стимулы одной модальности, в то время как стимулируется другая модальность. Иными словами, при определённых условиях любой из нас может проявлять способности, похожие на синестезию.
Сегодня ясно, что синестезия – это сенсорный феномен. Он не связан непосредственно с памятью (детскими воспоминаниями) или развитой метафоричностью речи. На самом деле частота кроссмодальных метафор, используемых человеком в обыденной речи, может быть показателем его «синестетичности», тем не менее существуют синестетические метафоры, задающиеся самим языком, а не индивидуальными особенностями говорящего. Наличие заложенных в языке синестетических метафор, а также некое фонетическое (а значит и моторное родство между простейшими понятиями в разных языках) наводит на мысль о том, что зык синестетичен по своей природе.
Профессор Рамачандран предложил свою модель внутримозговой организации графемо-цветовой синестезии, когда определенного рода буквы (одинакового цвета на физическом уровне) воспринимаются испытуемым разноцветными. Синестетическое восприятие подобного рода предполагает возникающие связи в определенных областях мозга. (1) Совпадение между образом объекта (его формой) и звуковыми контурами может объясняться активацией связи между зрительными зонами и слуховой корой. Связь эта вряд ли может быть прямой и, скорее всего, осуществляется при участии боковой борозды. (2) Совпадение звука и его моторного контура, по-видимому, осуществляется с помощью области Брока (возможно, с участием зеркальных нейронов). (3) Синкинезии (совпадение контуров движений различных частей тела, например, рук и языка) осуществляются за счет связи между сенсорным и моторным «человечками Пенфильда» и внутри каждого из них [ 2 ]. Все виды этих связей, по мнению Рамачандрана могут лежать в основе зарождения языка. По его мнению, движения рук при описании или указании на предмет каким-то образом были связаны с движениями речевого аппарата. Каждое движение ротового аппарата приводит к появлению определенного рода звуков, которые сочетаются с наличием предмета в окружающем пространстве. Кроме того, движения при взаимодействии с объектом определенным образом повторяют контуры предмета. Таким образом, образованию трех видов синестетических связей мы обязаны возникновению языка. Эта модель была названа синестетической теорией возникновения речи.
В то же время в отечественной психофизиологии уже давно существует теория, объясняющая восприятие и поведение на основе «концептуальной рефлекторной дуги», которая в центральной своей части напоминает модель, предлагаемую Рамачандраном. Исследования в школе Е.Н. Соколова показывают подобие субъективных пространств на разных уровнях: уровне восприятия, семантическом уровне и моторном уровне. Исследования каждого уровня концептуальной рефлекторной дуги (не считая семантического) повторялись не только на человеке, целом мозге и феноменальном уровне, но так же на уровне регистрации клеточной активности у млекопитающих и птиц. Построенная векторная модель для цветового восприятия и категорий, описывающих цвет, помогает объяснить возможные способы изменения размерности (например, как движения рук с огромным количеством степеней свободы, могла преобразовываться для сочетания с движениями артикуляционного аппарата, способного к воспроизведению ограниченного количества звуков), а также предлагает универсальных способ кодирования, который может объяснять, как же различные модальности связываются между собою. Таким образом, теория Е.Н. Соколова не просто созвучна теории Рамачандрана, но и существенно расширяет её.
Можно предположить, что древние люди были более синестетичны, чем мы. Это было выгодно эволюционно: восприятие сразу во многих модальностей, позволяет осуществлять наиболее быстрые экстраполяции. И эта же способность древних людей легла в основу новой функции – речевой. Новая функция была встроена в остальные перцептивные процессы, как опосредующая связи между модальностями. Физиологическим субстратом данной связи стала инферотемпоральная кора (в том числе угловая извилина), получающая информацию от всех модальностей, а так же от «семантических нейронов». Встройка семантического уровня приводит к тому, что в перцепции человека увеличивается роль памяти. Возможно, именно этот факт привёл к возникновению заблуждения, что синестезия – это всего лишь активизация следов памяти.
Список используемой и цитируемой литературы:
1. Соколов Е.Н. «Восприятие и условный рефлекс. Новый взгляд». Москва, 2003
2. Ramachandran V.S., Hubbard E.M. Synaesthesia – A Window into Perception, Thought and Language // Journal of Consciousness Studies, 8, No. 12, 2001, pp.3-34

Москва, 2006 год

© 2008 – 2011, Tatiana Lapshina. All rights reserved.