Бабники, или миф о мужской полигамии

Существует распространённое мнение о том, что «бабник» – это естественное и единственное возможное нормальное состояние мужчины. При этом неспособность хранить верность одной женщине оправдывается властью инстинкта, который заставляет самца оплодотворять как можно больше самок, чтобы сохранить свой генетический материал в потомстве. Женщинам же, напротив, приписывается биологически целесообразная полигамия, которая связана с тем, что ей требуется большее время на вскармливание и заботу о ребёнке. Используя эту систему доводов, мужчины пытаются убедить нас в том, что мы должны быть заинтересованы в периодических походах любимых на сторону, если, конечно, хотим чтобы наши благоверные (или лучше сказать благоневерные?) были здоровы и счастливы. На самом же деле подобные их рассуждения не имеют под собой сколько-нибудь весомой биологической основы. Рассуждения о сто процентной целесообразности полигамии человеческих самцов – нагромождение нелепых заблуждений.

Заблуждение первое:
Полигамия самцов (полигиния) – отношения между полами, при которых один самец за период размножения спаривается с несколькими самками – является биологически наиболее выгодной формой отношений полов и поэтому преобладает в животном мире.
На самом деле полигиния ни в коем случае не является самой распространенной формой отношений полов в животном мире. Моногамия – отношение между полами, характеризующиеся тем, что самец в течение более или менее продолжительного срока спаривается с одной определённой самкой и обычно принимает участие в заботе о потомстве – встречается не так уж редко, например, наблюдается у большинства птиц. Причём аисты и беркуты соединяются в пары на несколько лет, в отдельных случаях — на всю жизнь. Гуси образуют пары только на один сезон, расставаясь после выведения и выкармливания птенцов. Среди млекопитающих обезьяны образуют пары на несколько лет. Моногамными видами также являются волки, песцы, лисицы, барсуки, горностаи, бобры. Но они редко соединяются более, чем на один сезон.
Полигиния имеет особое значение у тех видов, у которых самки допускают до себя самцов только во время овуляции, а в остальное время на попытку спаривания реагируют агрессивно. Человек к такому виду не относится. Иначе бы календарный метод предохранения от беременности был попросту невозможен.

Заблуждение второе:
В то время, как самцы стараются оплодотворить как можно больше особей противоположного пола, для самок, напротив, характерна моногамия. Поэтому, с точки зрения мужчин, флирт с другим является не просто противозаконным, но и противоестественным.
В животном мире существует особая форма полигамии – полиандрия, – при которой самка спаривается с несколькими самцами. Самки оплодотворяются несколькими самцами у насекомых и птиц: некоторые куриные, колибри, кулики и др.
Если следовать эволюционной логике, то самка отвечает за внутривидовой отбор. Поэтому чем большим самцам она предоставят возможность донести сперматозоиды до своей яйцеклеток, тем больше биологической пользы она принесет. Иными словами, конкурс естественного отбора могут проходить не только сами самцы, но и наиболее активные «живчики». Кроме того, сегодня существуют данные, что в условиях конкуренции сперматозоиды, попадая в матку, провоцируют наступление овуляции у женщины в любой момент цикла.
Даже у моногамных видов самка может сменить партнёра, если половые акты с ним не дают потомства; если он не в состоянии защитить её, потомство и территорию от вторжения другого самца или особей другого вида; если он не в состоянии исполнить заложенную природой часть родительских обязанностей. Кроме того, после того, как детёныши от одного партнёра выросли, самка может искать нового отца для своих детей, не факт что им окажется тот же самец, что и прежде.

Заблуждение третье:
Совершенно естественным является сочетание женской моногамии и мужской полигамии. Поэтому нормально, что регулярно отлучающийся «налево» муж требует верности от жены.
В животном мире не существует видов, у которых полигиния сочеталась бы с женской моногамией. Самки полигамных видов отказывают активному самцу в сексе только в «асексуальную» фазу цикла. Считать это биологическим аналогом супружеской верности нельзя. У моногамных же видов «верными» оказываются оба партнёра. В этом плане можно сказать, что естественным является равноправие полов.

Заблуждение четвёртое:
Больший шанс увековечить себя в потомстве у того, кто оплодотворит большее количество самок.
К сожалению, чем выше организация вида, тем менее действенен этот принцип. У человека с его уровнем социального и технологического развития его действие скорее исключение, нежели. Дело в том, что по мере эволюционного развития увеличивается период детства, т.е. времени, когда зверёныш чрезвычайно уязвим и поэтому сильно зависит от заботы родителей.
В частности этим объясняется тот факт, что по мере эволюции всё более «популярной» становится моногамия на период взращивания потомства. Если экстраполировать этот принцип на человека, то время, в течение которого молодая особь нуждается во всяческой поддержке родителей, в том числе, материальной, у человека длится как минимум 17-19 лет. Учитывая, что наши самки способны давать потомство с интервалом в год, то наличие двух детей в семье (минимум, необходимый для поддержания численности вида) в случае погодков продлевает период жизни пары до 18-20 лет. Несмотря на то, что реальный биологический репродуктивный период женщины может составлять 30-35 лет (с15 до 50 лет), период, когда она способна сама заботиться о своем потомстве, начинается в лучшем случае в 20 лет. Таким образом, получается, что в репродуктивный период может с трудом вписаться образование двух пар. Да, биологический репродуктивный период мужчины значительно больше (14-60 лет), но в современном обществе редко кому удается достичь должного социального уровня, чтобы обеспечивать потомство до 25-30 лет, а образование постоянных пар после 40-50 лет составляет серьёзную психологическую сложность.
Тот факт, что современный мужчина готов обзаводиться семьёй не раньше 25-30 лет, заставляет предположить, что стремление молодых мужчин к полигамии – это реализация характерного для некоторых видов подросткового поведения. Природа распорядилась так, что среди подростков некоторых видов случаются бесплодные сексуальные контакты, дающие выход энергии молодых самцов и снабжающие их и их партнёрш опытом в данной сфере. Поэтому большое количество сексуальных связей у мужчины до 25 лет можно рассматривать как аналог таких отношений.
Интересно, что принятая, например, в мусульманстве полигиния регламентируется материальным благосостоянием мужчины. Например, выплата калыма за невесту предполагает, что мужчина способен обеспечить должный уровень благосостояния женщине и её детям. А социально несостоятельный самец таким образом социально лишается возможности оставить потомство.

И так, женщину, которая владеет этими фактами сложно убедить в том, что мужские измены – проявление животного инстинкта, как и её терпение и верная любовь. Но действительно важным является вопрос – что делать, если мужчина все равно придерживается «философии самца-осеминителя».
Если принять за основу сходство поведения бабника с сексуальным поведением подростка моногамного вида, то рецепт один – подождать, пока нагуляется (если вам, конечно принципиальна его верность). Но на поверку всё оказывается не так-то просто.
Инфантильные сексуальные реакции – это реакции на обезличенного партнёра. Так поначалу у мальчиков-подростков вызывают эрекцию фотографии моделей, а не вид обнажённой девочки, с которой они выросли и просидели 7 лет за одной партой. Почему так? Одна из версий состоит в том, что стремление к безличной партнерше оберегает подростковую тревожность, вызванную конкуренцией в новой сексуальной сфере. А конкурировать им здесь приходится не только со сверстниками, но и со взрослыми самцами. Это делает большой вероятность провала. Провал в отношениях со значимой женщиной более критичен для самоощущения. Поэтому проще «пробовать силы» на незнакомых и полузнакомых объектах.
Стремление к безличному партнеру по идее должно проходить вместе с обретением мужчиной уверенности в своих силах, своей привлекательности, в том числе в способности оставить и поддержать своё потомство. В противном случае побеждает тревожность и промискуитет – беспорядочные половые сношения со многими партнёрами. Для мужчины, не преодолевшего подростковую тревожность, постоянное овладение все новыми женщинами поддерживает его самооценку. Секс же с постоянной партнершей не способен ему этого дать. И, в конечном счете, может даже стать и вовсе невозможным без регулярной подпитки «слева». От такого мужчины бесполезно ожидать верности хоть в 20, хоть в 50 лет.
Таким образом, важно не спутать арабского шейха с его гаремом с обычным «бабником» и, соответственно, полигамию с подростковым промискуитетом.

Москва, 2005 год

© 2008 – 2011, Tatiana Lapshina. All rights reserved.