Tag Archives: эмоции

Как выбрать направление психотерапии

Какое-то время назад мне попалась на глаза заметка Татьяны Сидоровой о том, как выбрать направление психотерапии. https://www.facebook.com/leptos.ok/posts/999036436840741 В основном, она для потенциальных студентов, но мне кажется и для клиентов приоткрывает суть того, что будет с вами происходить у разных психотерапевтов разговорного жанра. Но, ИМХО, суть приоткрывается, а выбор сделать не легче.
Тут-то я и вспомнила про уже старенькое интервью с Артемом Деревянко про то, как выбрать психопрактику. И не важно, научная она, религиозная или какая-то еще. Смотрите на практиков и на то, как они живут. Хочется ли вам такого? В чем практика освобождает, в чем ограничивает? Какие из ограничений вам подойдут, а какие нет? Позволяет ли практика взять плюшки, которые вам нравятся? А неподходящие ограничения оставить?
Пересмотрела видео, как оно было, оказалось, что там еще и про идею счастья, которую я пытаюсь воплощать последний рабочий год, были наметки. Поэтому делюсь первоисточником.

В общем, если вам симпатичны идеи гештальт-терапии и нравится, как живут гештальтисты, приходит к нам с Вовой на 1 ступень. Начало отложили до сентября. Начинаем по мере набора группы.
https://www.b17.ru/trainings/1stgestalt/

Базовые принципы, облегчающие переживание эмоций

Существует распространенное мнение, что гештальт-терапевты все время работают с эмоциями и постоянно задают вопрос: “что ты чувствуешь?” или “как тебе это?” Гештальт-терапевты работают с целиковыми людьми и, обычно, спрашивают про то, что человек хуже замечает. В нашей культуре худо-бедно принято замечать мысли, воспоминания, воображение, действия и даже их мотивы. С эмоциями сложнее, поэтому про них действительно часто спрашивают. И я спрашиваю. Клиенты сопротивляются. Это привычно в нашей культуре.
Почему люди часто не желают замечать эмоции? Потому что это непредсказуемая неуправляемая фигня, которая может захватить сильно и надолго. Эмоции, в отличие от мыслей и действий, меньше подвержены сознательному контролю. А вот мера их предсказуемости зависит от эмоционального опыта. Чем больше я наблюдаю свои эмоциональные реакции, тем больше я про них знаю и менее непредсказуемыми они мне кажутся. Спокойно проживать эмоции мне помогают 5 принципов, которые я почерпнула из умных книг, опыта личной терапии, песен Битлз и лекций Льва и Ольги Черняевых.

1. Каждая эмоция проходит. Рано или поздно. Если ее не подавлять и не поддерживать. За одной эмоцией приходит другая.
2. Эмоции сами по себе не убивают. Если их не подавлять и не поддерживать.
3. Эмоции – не мысли. Мысли – не эмоции. Мысли могут длиться сколько угодно долго и снова и снова вызывать эмоции. Эмоции делают людей склонными мыслить определенным образом. Но см. п. 1.
4. Эмоции – не действия. Действия – не эмоции. Совершая определенные действия, люди могут переживать определенные эмоции. Но см. п.1. Эмоции делают людей склонными действовать определенным образом, а у действий есть последствия. Иногда летальные. См. п. 2.
5. Сами по себе эмоции не плохие и не хорошие. Зато люди склонны называть “хорошим” то, что продлевает приятные или привычные эмоции, а “плохим” то, что этому мешает и вызывает неприятные или непривычные эмоции.
А дальше сэр Пол

Continue reading

Лиза Фельдман Барретт “Как рождаются эмоции”

Это необычная запись в рубрике “Последняя страница“, потому что эту книгу я читала 2,5 раза. Один раз на английском, второй раз параллельно на русском, внося научные правки. Теперь книжка вышла и я, с удовольствием, перечитываю то, что получилось. Сейчас на сайте МИФа скидка, в том числе на всякий научпоп, поэтому я решила поделиться впечатлениями.
Какое-то время назад я зареклась работать с текстами, определив для себя, что сейчас не достаточно усидчива. Но тут Ксюша Пахорукова рекомендовала меня как человека, разбирающегося в психофизиологии, издательству, книжки которого я очень люблю. Выяснилось, что им был нужен научный редактор для книги, которая стояла у меня в ближайших заказах с Амазона, поэтому я не смогла отказаться. И не жалею.
Почему я так хотела ее прочитать? С первого курса МГУ я была очарована эмоциональными явлениями. Настолько, что все 8 лет посвятила их изучению. Мне долго не давал покоя один парадокс. Эмоции – это та часть психики, где тело и душа переплетены особенно тесно. Нет эмоций без телесных изменений, причем, потенциально заметных субъекту. Но при этом толпы ученых ищут соответствие эмоциям в разных структурах мозга, мозговых волнах, кровотоке и не находят. То есть находят, но все время разные. Чем больше исследований – тем больше противоречий. Как так? Я думала, что дело в статистике и математическом аппарате. А что если исходные посылки были не верны? Сама задача поставлена неверно? Что если нет никакой прямой связи между работой нервной системы и переживаемыми, выражаемыми и считываемыми эмоциями? И как тогда? Я сломала свою голову об этот вопрос и ушла из науки в практики осознавания эмоций и гештальт-терапию как форму прикладной психофизиологии.
Книга “Как рождаются эмоции” содержит потенциальные ответы, на мучившие меня вопросы, описывая основные положения и первые экспериментальные свидетельства в пользу теории конструирования эмоций: “В каждый момент бодрствования ваш мозг использует прошлый опыт, организованный в виде понятий, чтобы руководить вашими действиями и приписывать значение вашим ощущениям. Когда затронутые понятия являются понятиями эмоций, ваш мозг конструирует случаи явления эмоции”. Эмоции – результат, с одной стороны, приспособительных изменений биохимии в организме, а с другой стороны – самовосприятия, описания, категоризации состояния организма головным мозгом. Изменения в организме могут быть сколько угодно похожи (как симптомы гриппа с дрожью в коленках, потливостью и бабочками в животе, могут быть похожи на первые моменты влюбленности), но в разных ситуациях они интерпретируются и называются разными словами, что в свою очередь влияет на состояние и ситуацию, через наши действия. Нет специфических эмоциональных зон в мозге. Есть центры, которые распределяют телесные ресурсы, готовя нас к определенному поведению; есть центры, которые предсказывают, какое поведение будет адаптивно; есть центры, которые категоризуют явления окружающего и внутреннего мира. Совместная работа всех этих центров дает многообразие нашего внутреннего мира.
На этом моменте все не заинтересованные в решении психофизиологической проблемы люди могли бы выкинуть захлопнуть книжку и выкинуть прочитанное из головы, если бы устройство эмоций и наших представлений о них не определяло настолько нашу реальность: то, как мы воспринимаем человека; какие решения выносим в суде (и судья, и присяжные); как строим отношения; как заботимся о здоровье; как воспитываем детей, себя и друг друга. Поэтому чистой теории и исследованиям посвящены первые шесть глав книги. Дальше автор рассказывает о том, как новое представление об эмоциях может изменить мир к лучшему. И самое интересное – как изменить свою жизнь, здоровье, психическое и физическое к лучшему, благодаря этой теории. И вот тут начинается самое интересное. Оказалось, многое, что предлагает делать Лиза, я уже делаю с собой и клиентами благодаря гештальт-практике. Вообще, удивительно, насколько хорошо эта теория сочетается с циклом опыта – одним из важных понятий гештальт-терапии. Поэтому могу рекомендовать как вариант современной физиологической теории, обосновывающей наши интервенции, особенно в поддержке преконтакта и контактирования.

Ссылка на книжку на сайте издательства
https://www.mann-ivanov-ferber.ru/books/kak-rozhdayutsya-emoczii/
Другие последние страницы
https://goo.gl/photos/soti8KmM31Y56nXm8

Будущее настоящего и настоящее будущего


Денис Хломов поделился ссылкой на подборку фото. http://www.g8ozd.ru/katastroficheskie-photo/?ref=fb За секунду до катастрофы. Думаю, таких подборок в сети очень много.
Как раз сегодня говорили со студентами о предвосхищающей функции психики, прогнозировании и пр. И вот яркая иллюстрация. Фото. С рациональной точки зрения на нем все ок. Не ясно, монтаж это или реальная картинка. Не ясно, попадет ли вся эта вода, на девушку или та увернется. А может быть ей даже понравится. Но телесная реакция, которая может развиться в эмоцию, специфическую. У меня, например, перехватило дыхание и я чуть-чуть замерла, напрягшись всем телом. Будто готовлюсь сама эту воду принять, причем почему-то точно знаю, что вода ледяная. Я так реагирую в составе страха. Особенно в ответ на неожиданную пугающую ситуацию. А у вас как?

Кстати, рационализировать мне не помогает. Зато эмоциональная реакция сильно снижается, когда я начинаю разглядывать, как красиво переливается свет на спине. А какие способы, чтобы вернуться в настоящий момент и не быть захваченными эмоциями, используете вы?

Про переживание

Мне кажется, что на постсоветском пространстве люди предпочитают избегать переживаний не столько из-за рациональных установок, сколько из-за терминологической путаницы. “Переживание”, легко ассоциирующееся с “пережевыванием” одного и того же материала, путается с так называемым “накручиванием себя”. На самом деле любая эмоция, если ее наблюдать, заканчивается и довольно быстро. Другое дело, что часто вместо того, чтобы наблюдать саму эмоцию, собственное состояние, его изменения, мы увлекаемся мыслями о ситуации, ее вызвавшей. Например, можно злиться и замечать как усиливается мое сердцебиение, каким прерывистым становится дыхание, как горячеет голова и слегка закладывает уши, как напрягаются мои руки, сжимаясь в кулаки. А можно думать, какой плохой человек наступил мне на ногу, как это нарушает мое право на личное пространство, да еще и не извинился, вот с…! Пока я думаю про ситуацию, мое тело проживает ее снова и снова, будто бы человек все еще стоит на моей ноге и, возможно, даже подпрыгивает. Эмоциональная реакция усиливается. И именно такой способ обращения с эмоциями на русском языке часто называют “переживанием”. Но можно переживать по-другому. Если я просто наблюдаю себя, через какое-то время эмоция сходит на нет. Иногда возникает решение или действие, которое помогает завершить ситуацию, иногда она просто проходит.

Про удивление и возмущение

Про ветку развития эмоций “удивление или страх” многие знают и понимают. Например, у Пола Экмана в “Психологии эмоций” целая глава так называется. На встречу с чем-то совсем новым можно реагировать удивлением и исследованием или страхом и бегством. У Бадридзе это очень красиво сформулировано про волков. Что значит новый объект для животного? Это значит, что он отличается от всего, с чем я раньше взаимодействовал. Для человека тоже. Но у человека модель объектов и пространства вокруг расширяется до обширной картины мира. И тогда новым может оказаться не столько объект сам по себе, сколько объект, не вписывающийся в контекст, способы действия или целиком картину мира. На прошлой неделе, читая различные обсуждения о курении в общественных местах и особенно рассуждения Алекса, как раз заметила забавную штуку. Если кто-то что-то делает, что по моим представлениям в мир не вписывается, например, курит, игнорируя реакции окружающих, я возмущаюсь. В принципе, это полезная реакция. Из нее хорошо объяснять человеку, как он не прав, и как своими действиями портит жизнь окружающим и нарушает вселенскую гармонию. Иногда это меняет поведение людей в лучшую для окружающих сторону, иногда можно в глаз получить, но тут уж как пойдет. Интересным мне показалось вот что: реакция эта возникает потому, что у меня есть ожидания от жизни, вселенной и всем остальном, и человек в них не вписывается. Хотя, в общем-то, не должен. Как и жизнь, и вселенная. Альтернативной реакцией может быть удивление. И оно тоже полезно. Например, чтобы заметить: “Ой, так бывает, может подкорректировать свою картину мира?”. Возмущения тогда будет меньше. Поводов договариваться тоже. А когда они возникнут, то придется договариваться не из возмущения, а из отвращения, когда мне неприятен дым, который попал лично на меня. Но как же сложно бывает попросить не курить, потому что мне неприятно, а не из соображений вселенской гармонии!

Самое интересное в долге

Закончив готовиться в 2 часа ночи к докладу на третьей ступени и плавно переходя к сбору сумки, я вспоминаю о сегодняшней беседе за ужином с подругой. Часто, задавая себе вопрос о том, что позволяет мне превозмогать всяческие тяготы, мы отвечаем “сила воли” или “долг”. И это очень важные штуки. Первое понятие отражает некоторое предпринимаемое усилие, второе – мысль или смысл, ради чего. Но все это не дает ответа на вопрос “как?” Как я умудрялась концентрироваться на безумно скучных текстах, выделяя из них крупицы структуры, когда хотелось спать, – поддерживая в себе интерес. Откуда силы, когда организм мог бы уже прийти в благостное расслабление? – Из страха стыда. И злости на сотоварища по докладу, который не стал читать эти треклятые 800 страниц английского текста. Мне кажется, что умение включать в себе едва заметные стенические эмоции (то есть те, которые поддерживают активность когнитивную и физическую), – то, что позволяет прикладывать усилие и совершать подвиги во имя долга.
Хотя конечно, лучше все хорошенько планировать заранее и не брать на себя невыполнимых задач. Но тогда не будет повода запустить внутреннюю стимулирующую биохимию. Иногда эмоциональные зависимости выглядят очень причудливо. Кстати, их все еще нет в DSM V. Так что можно смело считать, что все выше написанное я выдумала. И спать спокойно. Или не спать. Во имя долга, благодаря силе воли.

Песнь моря

Я сегодня с утра грущу, поэтому напишу про классный мультфильм о прощании, горе и печали.
Когда вышел мультфиль “Головоломка”, я очень обрадовалась тому, как в поп-культуру стали проникать идеи эмоциональной грамотности. С тех пор я пару раз его пересмотрела и стала радоваться чуть меньше. Потому что в нем слишком сильна эссенциалистская концепция эмоций. У зрителя складывается впчатление, что эмоции – это некоторые отдельные сущности в голове, которые управляют поведением. Я утешила себя тем, что мультик детский. Ну и как еще детям расскажешь про то, как эмоции важны в жизни и как влияют на жизнь? Про то, что не бывает хороших и плохих эмоций? Как поддержать аккуратный интерес к своим состояниям, который нужен, чтобы лучше понимать себя?
В общем, я тогда не смотрела “Песнь моря”. Создатели мультика – авторы “Аббатства Келлс”, которое так впечатлило меня в свое время. Поэтому я отложила его про запас – на тот случай, когда в какой-нибудь праздник захочется быть поближе к кельтской мифологии и чего-нибудь просто красивого. Тут я не ошиблась: мифология на месте, от красоты дух захватывает, музыка все так же прекрасна, да еще и играет ключевую роль в истории. Но чего я не ожидала, так это очень просто рассказанной истории о том, как важны разные эмоции. И вот, например, горе. Дальше будут спойлеры. Continue reading

Вина vs бессилие

В последнее время часто замечаю интересную штуку. Насколько бы ни была болезненной вина, часто с ней обходиться много проще, чем с бессилием и последующим разочарованием в собственном всемогуществе. Проще чувствовать вину за болезнь или несчастье близких, чем допустить, что их состояние никак не зависит от меня, а если и зависит, то очень ненапрямую. А если близкий еще и ушел (разорвал отношения или умер), переживание вины – способ не ставить точку в отношениях, все время возвращаясь в них с мыслью: “Вдруг можно было сделать что-нибудь еще или лучше?”
У такой вины уже нет ничего общего с виной, помогающей регулировать отношения и не делать больно другому, опираясь на его обратную связь и собственное сострадание. Искупить ее в такой форме невозможно и получить прощение – тоже. Поэтому токсическая вина – ядро супергеройских персонажей, их нескончаемое топливо. Выход из такой вины возможен через возвращение к границам собственных возможностей и реальности, переживание бессилия и часто – печаль. Я сделала то, что могла в той ситуации, я не в силах этого изменить, умерла так умерла.

keep-calm-oliver-quin

Неуместность

e51fd4988e202b4a9e9af136a2cccfab Последние выходные провела на специализации по гештальту и бодинамике у Льва Черняева. Сформулировала для себя важную штуку про переживание неуместности.
Неуместность – стыд, переживаемый через отсутствие пространства рядом с людьми для меня, какой я есть. Это своего рода самоотвержение через игнорирование факта собственного проявления в пространстве. Ведь если я есть, то уже занимаю место, самое то, которое могу занимать. В буквальном, физическом смысле. Уже как-то уместился. И не достаточно совершить нечто ужасное или отвратительное и оказаться каким-то не таким, чтобы этот факт отменить. Увы, страх отвержения искажает восприятие ситуации и все становится не таким очевидным.