Tag Archives: популярная психология

Пролень

Когда я учила английский язык в школьные годы, мне никак не запоминалось написание слова “lazy”, “ленивый”. Мне казалось, что слово, которое можно прочитать по-русски как “лажу”, в смысле “лазаю”, с ленью ну никак не связано. (Слово “лажа” я тогда еще не знала). Но через какое-то время долгих размышлений и наблюдений, я все-таки смирилась. И диктовала себе “ле-жу”, записывая “la-zy”. Будь у меня тогда психолог, он бы спросил: “Как это про твою жизнь?” И я бы ответила, что лень начинается тогда, когда лазаю в разные места без разбору, утомилась или отчаялась, и уже хочется полежать. Когда приходится совершать многое за идею, которая с тем, что делаю, упорно не связывается, а хочется полежать. Когда делаю много дел, не для себя в общем-то делаю, тогда делать уже не хочется, а хочется полежать. Когда через силу все: подняться, дойти, сделать, а хочется полежать. Или пока еще не вымоталась до усталости, что с ног валюсь, а хочется уже привентивно полежать. Можно изо всех сил сопротивляться этому желанию, а можно уже набраться смелости и полежать. Хоть просто так, хоть в сторону цели, хоть в сторону жизни. Чтобы не разлеживаться – ограниченное время с 19 до 22, по четвергам. В нашей с Ирой Желановой группе для тех, кому трудно. Если будет совсем непросто, можно будет полежать на коврике, развалиться на пуфике и собраться на стульчике.
А если серьзено, то будем разбираться с чрезмерными усилиями, тем, как попадаем в истощенное состояние, тем, как восстанавливаемся. Будем искать свои ресурсы и приглядываться к чужим.
Подробности по ссылке.
Записаться можно там или у ведущих:
Ирина +7(905)588-48-86(телефон, ватсап), irina-jelanova@yandex.ru
Татьяна +7(916)718-54-06(телефон, телеграм, ватсап), tatyana@psyvert.ru
Для участия в группе нужно будет пройти предварительное собеседование, со мной или с Ирой.

Про ревность


On the Beach — Two Are Company, Three Are None, a wood engraving drawn by Winslow Homer and published in Harper’s Weekly, August 17, 1872

Думается мне, что ревность – признак дефицита или профицита в эмоционально значимых парных отношениях. Про дефицит многие понимают и часто говорят. Логика такая. Если мне чего-то не хватает от партнера, а я знаю или предполагаю, что он это отдает кому-то третьему, я начинаю третьему завидовать (почему с ним/ней, а не со мной?), на партнера злиться или обижаться (а мне?), себя обвинять (что со мной не так?). В общем, смешивать собственный уникальный коктейль ревности. Градус коктейля повышается, если в моей картине мира я могу это что-то получить только от своего партнера, что делает меня зависимой, а отношения не просто значимыми, а сверхначимыми.
Но иногда нам бывает нужно не только что-то получить в отношениях, но еще что-то выделить. Вообще, многие потребности о двух концах. Потребность в любви, например. Мне важно и получать любовь, но и любить кого-то. Так вот, если вся моя любовь, ласка и сексуальность не помещаются в одни отношения, а позволить себе реализовывать их вне отношений я не могу, мне приходится эту свою часть сильно сдерживать, а иногда и вовсе не замечать. В таких условиях легко начать представлять, как партнер несдержанно выделяет направо и налево. В основном, налево, конечно.
Все эти явления сами по себе не являются ни хорошими, ни плохими. Как сигнал о том, что происходит со мной в отношениях, ревность скорее полезна. А вот действия, в которые я из ревности пускаюсь, могут быть хороши или плохи для меня или партнера.
Про это все мы с Володей Анашиным проведем небольшую мастерскую, коротенько так, часов на пять. 11 ноября. С 11 до 16. В Москве, в Лялином переулке.
Право налево: ресурсы и ограничения ревности Continue reading

Ничего не хочется… Нет сил… Ничего не помогает… Заставьте меня!

“Работай негр, солнце еще высоко!” – говорю я себе и с тяжелым вздохом сажусь проверять студенческие работы. В отечественной психологии то, что я делаю, называют проявлением воли или волевым усилием. Психолог Лев Семенович Выготский утверждал, что мы учимся что-то делать, направлять свои усилия на достижение цели, усвоив то, как нами управляли взрослые. Окружавшие меня взрослые говорили, что нужно много работать, стараться и выматываться, чтобы все получилось.
Вообще-то, мне очень повезло. Мои взрослые мало меня ругали за провалы в работе и учебе. Поэтому когда мне нужно, я говорю себе: “Работай, негр, солнце еще высоко!” и это срабатывает, хотя и заставляет прикладывать кучу лишних усилий, потому что выматываться – это нормально.
Как-то ко мне обратилась клиентка. Она жаловалась на то, что дело, которое ей так нравилось раньше, больше совсем не радует. И что она совсем не может им заниматься. И сотни других дел выглядят более привлекательными. Старое же греет сердце и амбиции, бросать его не хочется.
– Как я могла бы вам помочь?
– Только не смейтесь. Я представляю это так: вы встанете у меня за спиной с нагайкой и будете подстегивать меня…
– В смысле “бить”, “стегать”?!

Этот диалог звучит дико. Или как шутка, в лучшем случае. Но лишь благодаря своей прямоте. Большинство людей сглаживают углы и приглашают постегать более тонко. Они говорят: “Я не должен давать себе спуска! мне нужно себя заставить! помогите мне в этом!” Самопинки не работают и в поисках того, кто бы пинал, люди приходят к психологу. Но пинки уже не работают. Почему?
Вспомним лабораторных крыс. Если за поворотом налево крысу ожидает удар током, она перестает ходить налево. Если за поворотом направо крысу ждет еда, она ходит направо снова и снова, пока еда не перестанет там появляться. Этому факту никто не удивляется. Не знаю, как воспринимает мир крыса, но подозреваю, что как только опыт удара током или насыщения едой прописывается в мозге, она перестает хотеть ходить налево и начинает хотеть ходить направо. Но, если крыса попросту находится в комнате, где ее бьют током, и ни на что не может повлиять, она покорно ложится на пол и ничего не делает.
Человек очень похож на крысу. Он предпочитает избегать ситуаций с неприятными переживаниями и стремится повторять ситуации с приятными. И рано или поздно полностью теряет стремление что либо делать, когда ничто не сделает лучше. Но вместо реального удара тока нам бывает достаточно пары слов, мыслей или эмоций. Так почему же мы ждем, что будем хотеть заниматься делом, при столкновении с которым постоянно жалим себя виной, стыдом и отчаянием? Или что мы будем решать новые и новые задачи, от завершения которых едва ли получаем краткое удовольствие, тут же забывая его и переходя к новым целям? Человек предсказуем, как крыса. Если учеба и работа причиняют боль, он избегает учебы и работы. Если посиделки с друзьями и компьютерные игры причиняют удовольствие, он продолжает общаться и играть. Если у него нет выбора, работать или не работать, он перестает стремиться вообще куда бы то ни было.
Единственная форма поведения, которую поддерживает наказание, – избегание наказания. В этом мы не отличаемся от крыс. Зато мы отличаемся в способности к обобщению. Это означает, что человек, крепко наказанный за ошибку, сначала начинает избегать ошибок, потом ситуаций проверки, а потом ситуаций угрозы проверки. Пока наконец не решит избегать реальности вовсе, потому что лучше думать о том, что я могу нарисовать великую картину, чем нарисовать обыкновенную, про которую кто-то скажет: “Что за фигня?!” А такой точно найдется. И в нашей культуре с большей вероятностью, чем, например, в Америке. И все это избегание отнимает силы, которые могли бы пойти на занятие делом, результат которого будет проверен и оценен.


Картинку утащила у Ани Леонтьевой

Надеюсь, я описала достаточно безвыходную картину: по мере обучения и социализации мотивация любой общественно полезной деятельности у большинства восточных европейцев должна зачахнуть окончательно задолго до достижения возможного пика продуктивности. Что делать?
1. Начать себя хвалить. А для этого замечать реальные результаты действий и не преуменьшать их. Если самому замечать не удается, найти тех, кто будет поначалу это делать за вас. Психолог, друзья, любая группа поддержки в чем-то. Не обязательно себя хвалить как-то особенно сильно. Важно просто заметить, что что-то получается. Даже если оно у вас получается каждый день на протяжении последних 10 лет. И получается у вех на свете, даже у вашей собаки.
2. Праздновать успех, если он случился. Или хотя бы давать себе время пережить завершение дела, не начиная новое: “Я это сделал(а)”. Важно уделять внимание тому, что именно и как было сделано, чтобы результат получился. И благодарить себя за успех.
3. Перестать себя ругать. Другие с этим и без вас справляются. Как только заметили, что снова себя ругает, вспомните, что эта стратегия не эффективна, и похвалите себя за то, что вовремя спохватились 😉
4. Выработать в себе ответ “Сфигали?!” на любые непрошеные обратные связи. Да, на позитивные тоже.
5. И после этого учиться спокойно оценивать свои дела по внутренним переживаниям: “получилось/не получилось”, “нравится/не нравится”, продолжая соблюдать пункты 1-3. А также переваривать запрошенные обратные связи через призму или в контексте этих переживаний. Для этого потребуется интерес к себе реальному, такому какой я есть. Много интереса.
Как видите, все просто. Но на самом деле – это очень сложная ежедневная работа. Потому что ругать себя научили почти каждого, а относиться к себе с уважением и благодарностью за достигнутое – единицы.

У меня часто спрашивают: “Зачем психологи и психотерапевты…

пишут, что продолжают проходить психотерапию? Они неизлечимые психи?”
Поделю на два вопроса:
1. зачем проходят?
2. зачем признаются?
А потом про то, уж не психи ли мы.
В большинстве хороших текстов о том, как выбрать себе немедицинского психотерапевта или психолога, рекомендуют: спросите, сколько часов психотерапии прошел этот специалист, причем, желательно в направлении, в котором работает. В этом совете скрывается два утверждения, которые легко проглатывают как специалисты, так и клиенты. Во-первых, предполагается, что через сколько-то часов психотерапии человек становится каким-то особенно пролеченным, способным помогать клиентам, а не делиться с ними своими «тараканами». Минимум таким с поправкой на пол и возраст:
Тыж-психолог-300x292
Во-вторых, предполагается, что для специалиста в момент готовности к практике терапия останавливается, а если не останавливается, то это какой-то «недоделанный» специалист. Не дотягивает до образа, приведенного выше.
Понятно? Мне не очень. В частности не понятно, что такого полезного для специалиста происходит и за сколько часов работы.
Чуть понятнее звучит совет узнать, проходит ли психотерапию специалист прямо сейчас (как в очень толковой статье Наташи Трушиной). Тоже таинственно. Складывается такое впечатление, что психологи или психотерапевты – секта, которая постоянно носит друг другу деньги. Или, хуже того, что они с самого начала такие больные, что психотерапия им не помогла за 100500 часов. А если они нормальные, возникает вопрос: помогает ли метод вообще кому-то? Continue reading

Кто такие ресурсы, о которых все говорят

Написала этот текст под замком, но мне кажется, он достоин большего. Потому что про ресурсы и ресурсные говорят все, я в том числе, но при этом понятие «ресурс» размытое и слабо определимое, магическое, в том смысле, что необъяснимое. Поэтому мне важно обозначить, что я сама вкладываю в это слово. Continue reading

F.A.Q. ноябрь-декабрь

В последнее время у меня мало сил остается на жизнь в социальных сетях и ответы на вопросы. Но я все так же люблю это делать, поэтому отвечала на то, про что самой было интересно найти ответ.
Какой подход к психологической терапии является наиболее результативным и научно обоснованным на сегодняшний день?” на the question.

Какие физиологические проявления эмоций научно доказаны? Жесты, сердцебиение, потоотделение – что в языке тела точно отражает ту или иную интенцию?” там же.

Неочень корректный вопрос super.ru, который для меня звучит скорее как: “Почему ученики и учителя влюбляются друг у друга?

Книга?

Хок Р. “40 исследований, которые потрясли психологию”

Книга "40 исследований, которые потрясли психологию" Роджер Р. Хок - купить на OZON.ru книгу Forty Studies that Changed Psychology: Explorations Into the History of Psychological Research 40 исследований, которые потрясли психологию с доставкой по почте | 978-5-93878-713-1 Книга "40 исследований, которые потрясли психологию" Роджер Р. Хок – купить на OZON.ru книгу Forty Studies that Changed Psychology: Explorations Into the History of Psychological Research 40 исследований, которые потрясли психологию с доставкой по почте | 978-5-93878-713-1

Современный человек ищет быстрых и эффективных решений, четко скомпанованной и интенсивно сжатой информации. Работа Хока – ответ на этот запрос, не самый худший из возможных.
10 глав по 4 исследования в каждом. С описанием проблемы, истоков интереса исследователей, процедуры исследования, результатов и выводов, а также обсуждение их значения в контексте дальнейшего развития психологии и современных данных (до 1992-2005 гг). Особое внимание уделяется этике. Главным достоинством этой книги для меня стала неоднозначность. При всей ориентированности на простую подачу инфомрации, Хок оставляет читателю возможность самому принимать решение о том, насколько надежен полученный результат, насколько этично себя вели экспериментаторы и какая от всего этого польза. И подбрасывает для размышления ссылки на первоисточники. Большинство из них открыты, поэтому, заинтересовавшись, можно придаться страстному блужданию по статьям, касающимся какой-нибудь из затронутых тем.
Синопсис обещает волнение первооткрывателей от посещения творческих лабораторий великих психологов. Хотя, на мой вкус, получившийся текст суховат. Как и любой текст от третьего лица в отношении работы психологов. Но я здесь плохой оценщик, так как ни одно из приведенных исследований для меня не было новым. Все-таки классика.
Перевод, очевидно, в разных главах разный. И не всегда соответствует общепринятом в академической психологии. Что ни хорошо, ни плохо – так как иногда общепринятый вариант не лучший. Но неподготовленный читатель может растеряться, когда один и тот же феномен на протяжении 14 страниц называется то рассеянием ответственности, то диффузией ее же, то эффектом очевидца.
Итог: книга стоит своих денег. Особенно для тех, кто интересуется психологией, или же просто хочет блеснуть эрудицией в кругу друзей. Я бы ее рекомендовала студентам перед поступлением в отечественные психологические вузы, поскольку большинство из них готовят научных работников, а классика экспериментирования в данном случае совсем не лишняя и настраивает на правильный лад. Но данные нужно проверять и в первоисточники подглядывать (а то будет как с другой похожей книжкой см. комментарий).
А последняя страница выглядела так, потому что Continue reading

У меня часто спрашивают: «Ты веришь в психических вампиров?»

Green_Vampire_by_Twisted16«Конечно, нет, – отвечаю я. – В психических я верю, а в вампиров не очень». Если, конечно, речь не идет о летучих мышах, которые любят присосаться к какому-нибудь быку в прохладной ночи.
А если серьезно, то явление психического вампиризма – очень интересная штука. Это своего рода феномен восприятия, когда вдруг один человек в процессе общения решает, что его свампирили. Как? Почему так получается?
Обычно, о психическом вампиризме говорят, когда у одного человека в процессе общения убывают «силы», а у другого будто бы «прибывают». Чаще всего вампира замечает донор, хотя иногда бывают эксперты, которые взглянув со стороны, сообщают: «Да это тебя свампирили!». Continue reading

Слово для работы

Думая о вдохновении, работе и личном пути, я замечаю, как менялись мои требования к тому, что я называю работой. И я попалась во многие ловушки, которые прямо-таки разложены в русском языке в отношении выбора, чем заняться. Поэтому в этой заметке я побурчу на разные слова про профессии и работу. Все написанное ниже относится к сфере эстетики или даже «вкусовщины». Если я пишу «попробовала, не нравится» – это лишь означает, что я попробовала и мне не нравится. При этом меня часто вдохновляют и вызывают уважение люди, стремящиеся реализовать свое предназначение или призвание, раскрыть свои способности и самоопределиться, наконец. А вот слова мне не нравятся. Чем? Continue reading

Группа про тень состоялась

Тень уворачивалась и скрывалась, но по промелькам на периферии зрения ее можно было заметить.
У меня много благодарности к тем, кто пришел, потому что тема, действительно, непростая и вызывает сложные эмоции.
Довольно быстро выяснилось, что в области неизвестного о себе можно испытывать не только страх или ужас, смущение или стыд, отвращение, но и интерес, задор, возбуждение. А в других людях за тенью можно подглядывать, замечая свою зависть, необъяснимый страх, отвращение или гнев.
Для меня важным открытием оказалось, что каким бы пугающим, постыдным или отвратительным ни был образ тени в моей голове, находятся люди или даже группа людей, которым эти проявления переносимы или даже нравятся или даже вызывают зависть или уважение.
Оказывается, что нелегко бывает заметить в себе не только что-то непринятое или плохое, порицаемое обществом, но и хорошее настолько, что в него не верится или кажется, что оно много от меня потребует.
И совсем неожиданное: для полноценной реализации не принимаемых в себе сторон, требуется много денег. И реализация этих сторон позволяет больше денег добыть. Очевидно, что у более богатых людей больше возможностей, но, видимо, им еще и больше можно, большее прощается. Видимо, так подступает тема работы, призвания и вдохновения.
На выходе с группы пришло уведомление с этой картинкой.
#.facebook_1442759058602
Мне кажется, очень в тему.

update: группа по работе переносится. Предположительно на 18 октября. И чуть-чуть меняет направленность и формат. Почему? Во-первых, группа не набралась. Во-вторых, обсуждая с теми кто хотел, но не смог или не решился прийти, почему они не придут, мы решили провести занятие в воскресение и чуть-чуть поменять фокус.