Tag Archives: популярная психология

Тело-Я. Заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии

(незапланированная заметка, поэтому без номера)
Есть такая штука, как парадоксальная теория изменений, сформулированная Арнольдом Бейсером. Она описывает универсальный принцип изменений сознания. Если в кратце, то “изменение происходит тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является(с). Или упрощая метафорически: чтобы купить билет в Париж, надо точно знать место отправления. А вот со знанием своего тела в нашей культуре бывает не просто. Мы лучше знаем, каким телом должны быть: стройным, красивым, здоровым. Еще в нем не должны проявляться признаки возраста и усталости. “Головная боль мешает работать? – прими таблетку”, – транслирует реклама. И желательно, чтобы никакой опыт не оставил в теле видимых следов: ни растяжек от беременности, ни пигментных пятен от солнца, ни упаси боже признаков расслабленной жизни в виде наличия жира или отсутствия прорисованного мышечного рельефа. Окей, мужчинам допустимо иметь шрамы, но желательно с легендой о поединке героя. Возвращаясь из отпуска положено иметь загар. Если не удается этого достичь в реальности, то нужно хотя бы постараться замаскировать то, что не попадает под стройное, касивое, здоровое, молодое и полное сил.
Очень мало способов культура предлагает, чтобы заметить, что происходит на самом деле. Как тело живет, можно наблюдать через ощущения, выделяя из них, что сейчас важно. Я чувствую, как пальцы касаются клавиатуры. Они двигаются практически без усилий. Я не замечаю, как они выбирают позицию над клавиатурой. Зато замечаю, что по правой стопе, на которой я привычно сижу, “бегают боржомки”. Мои плечи и шея напряжены. Я будто бы подтягиваю плечи к ушам и слева чуть больше, чем справа. Пожалуй-ка я пересяду, удобнее расположусь ногой и расслаблюсь плечами. Это альтернативный способ восприятия телесного существования, которому редкто кто учит в школе, семье и рекламе. Чувствовать себя телом, не отвлекаясь и не подменяя эту реальность стандартом. Смотреть в зеркало и видеть форму. Знать, какая я на ощупь. Как и в каких местах я пахну. И, может быть, даже, какова я на вкус – он, кстати, тоже меняется и нелинейно в зависимости от того, что делать в течение дня. Переживать опору на кресло, на землю, на себя, на другого. Воспринимать прикосновения: собственных волос, одежды, других предметов и других людей. Замечать что меняется, когда другой подходит ближе, еще ближе, на расстояние видимости лица, на расстояние вытянутой руки. Есть ли более и менее чувствительные местечки моей кожи? Чувствую ли я свои мышцы? Понимаю ли сколько могу вложить силы в шаг, в поддержание позы, в удар по клавиатуре, в удар по боксерской груше? А сколько нужно для желаемого эффекта? И сколько я хочу вложить? Как долго могу выдерживать напряжение? Есть ли во мне что-то расслабленное? Какие способы расслабления я знаю? Удивительный мир телесного существования.
Телесно-фокусированная гештальт-терапия предлагает такие практики. И возможность через них меняться телесно.

И фото для привлечения внимания с прошлогоднего интенсива “Телесная реальность”. В этом году еще есть клиентские места. Формат интенсива: две трехдневки, один выходной, день заезда 19 августа (организационное собрание в 18.00), день отъезда 27 августа 2018 года. Утренние занятия йогой, цигун или бодифлексом, лекции, группы, терапия под супервизией, семинары. Подробности тут https://gestalt.ru/intensive/intensiv-telesnaya-realnost-na-volge/

Тело-Я, заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии. 1

Тело-Я, заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии. 1

Три года назад я прошла телесную специализацию у Льва Черняева. Одной из задач, которую я там решала, было подружить в моей голове гештальт-терапевта и психофизиолога. Эта работа до сих пор продолжается. Иногда на этом пути меня посещают мысли, которыми я хочу поделиться и обсудить. По возможности на общечеловеческом языке. Я наметила себе несколько тем, которые для меня группируются вокруг дурацкого словечка, которое я в прошлом году придумала для описания опыта интенсива по телесной гештальт-терапии – “тело-я”. Потому что мне интересно написать эти тексты по возможности выразив идею единства психического и физического не только в логических построениях, но но и в способе говорить. Лучшего слова для себя телесной у меня пока не нашлось.
Идеи, о которых я буду писать, не новы хоть и являются осмыслением персональной практики. Думая о телесности в гештальт-терапии, я опираюсь на теорию функциональных систем П.К. Анохина и системную психофизиологию В.Б. Швыркова, на холизм в работах Ф. Перлза и представления о личности как о целом Дж. Кепнера, на доступные мне тексты по бодинамике, на лекции Л.Л. Черняева, статьи Е.С. Мазур и много что еще, наверное. Несмотря на серьезность всего сказанного выше, я хочу сохранить то, что мне ценно в этих записях, их интонацию и источник – все-таки это заметки на полях моих конспектов по телесной специализации.
Начну я с конца, скромненько, с самого простого – с решения психофизиологической проблемы в рамках теловоззрения каждого человека 😉
Continue reading

Как мы читаем?

Сегодня мы уже не только то, что мы едим. Но ещё и то, что читаем, смотрим, слушаем. При чем не только, что, но и как. Жадно заглатываем без разбора или медленно вникаем, разжевываем и перевариваемой? Хватаем что-то поинтереснее или прислушивается к тому, чего хочется, и подбираем то, что удовлетворит наш интерес? Способны ли мы критиковать поступающую информацию или соглашаемся со всем? Или наоборот, критикуем и ни с чем до конца не соглашаемся? Насколько мы можем переключаться между этими способами осознанно?

***
Многие современные книги по облегчению жизни, развитию творчества, личностному росту и пр. повышению эффективности наводят на мысли о рынке неврозов. “Продай свой синдром подороже”. Волшебные уборки, одержимые фитнессняши, биохакеры настоящего и будущего… .
Последние несколько недель читала много про биохакинг и замечала, насколько эти идеи заразительны. Само по себе – это не плохо. Любой симптом – когда-то был эффективной адаптацией конкретного человека к определенным условиям. Здорово, если что-то из чужих адаптаций сможет прижиться. Сложности возникают тогда, когда этот способ перестает меняться, а жизненная ситуация продолжает это делать с завидной регулярностью. А ещё когда он вообще не подходит к ситуации, потому что я в другой стартовой ситуации, нежели автор синдрома. И тогда мы возвращаемся к пункту первому, как обращаться с чужими идеями.

***
Подумала еще, и поняла, что иногда заразительность идей все-таки не настолько полезна, насколько вредна. Одна клиентка сравнила часть книг по саморазвитию с пикапом: сначала повысить уязвимость и восприимчивость жертвы (понизив самооценку, в основном) затем предложить заплатку уязвимости (но для меня ты особенная). Сначала вам объясняют, как у вас все плохо. Насколько вы на самом деле неэффективны, замкнуты, чувствительны и пр. Дальше потрясающий воображение ход: вы исключительны, благодаря этой сложности, но вы не одни – с этим все сталкиваются. А затем – voilà – способ все исправить. Вы, конечно, взрослый человек, можете этим способом не пользоваться, но попробуйте, хуже то не будет.
Так вот, способ может не сработать, а уязвимость (в плохом смысле этого слова), обостряется.
В общем, фильтруйте книжный пикап.

Базовые принципы, облегчающие переживание эмоций

Существует распространенное мнение, что гештальт-терапевты все время работают с эмоциями и постоянно задают вопрос: “что ты чувствуешь?” или “как тебе это?” Гештальт-терапевты работают с целиковыми людьми и, обычно, спрашивают про то, что человек хуже замечает. В нашей культуре худо-бедно принято замечать мысли, воспоминания, воображение, действия и даже их мотивы. С эмоциями сложнее, поэтому про них действительно часто спрашивают. И я спрашиваю. Клиенты сопротивляются. Это привычно в нашей культуре.
Почему люди часто не желают замечать эмоции? Потому что это непредсказуемая неуправляемая фигня, которая может захватить сильно и надолго. Эмоции, в отличие от мыслей и действий, меньше подвержены сознательному контролю. А вот мера их предсказуемости зависит от эмоционального опыта. Чем больше я наблюдаю свои эмоциональные реакции, тем больше я про них знаю и менее непредсказуемыми они мне кажутся. Спокойно проживать эмоции мне помогают 5 принципов, которые я почерпнула из умных книг, опыта личной терапии, песен Битлз и лекций Льва и Ольги Черняевых.

1. Каждая эмоция проходит. Рано или поздно. Если ее не подавлять и не поддерживать. За одной эмоцией приходит другая.
2. Эмоции сами по себе не убивают. Если их не подавлять и не поддерживать.
3. Эмоции – не мысли. Мысли – не эмоции. Мысли могут длиться сколько угодно долго и снова и снова вызывать эмоции. Эмоции делают людей склонными мыслить определенным образом. Но см. п. 1.
4. Эмоции – не действия. Действия – не эмоции. Совершая определенные действия, люди могут переживать определенные эмоции. Но см. п.1. Эмоции делают людей склонными действовать определенным образом, а у действий есть последствия. Иногда летальные. См. п. 2.
5. Сами по себе эмоции не плохие и не хорошие. Зато люди склонны называть “хорошим” то, что продлевает приятные или привычные эмоции, а “плохим” то, что этому мешает и вызывает неприятные или непривычные эмоции.
А дальше сэр Пол

Continue reading

Про поддержку

Лист держится на воде, вода поддерживает лист

Мои студенты часто говорят, что пришли в психологию, потому что у них хорошо получается поддерживать друзей в трудных ситуациях. А клиенты говорят о том, как их правильно или неправильно поддерживают. Например: «Он предлагает решения проблемы, но мне это совсем не помогает, а только злит!» Что же такое поддержка?

Люди говорят, что получают поддержку, когда окружение увеличивает возможность быть в актуальных и важных для них процессах. Процессы эти могут быть разного толка: телесные, эмоциональные, действия или даже деятельности, осмысления, осознавания и пр. В ситуациях, которые устроены так, что не располагают к тому, чтобы быть в актуальных процессах, люди переживают всяческие негативные эмоции. Такие ситуации психологи называют фрустрацией (потребности, которая актуальность и создает).

Чаще всего в нашей культуре под поддержкой понимают поддержку разрядки эмоций. Осуществляют такую поддержку через сочувствие или даже присоединение к одной из сторон. Когда, например, я возмущена тем, как на меня накричал руководитель, но при этом не могу пережить это в полной мере, мне на помощь приходит подруга, которая сперва сочувствует, а потом присоединяется: «Да как так вообще можно было с тобой поступить?! Вот сволочь!» В большинстве случаев мое возмущение и злость становятся более легальными, разрешенными и, как и других эмоции, у которых нет препятствий, сходят на нет. Можно не ссориться с начальником. И подруга в очередной оказалась близким понимающим человеком, то есть воспринимающим ситуацию, как я. Одна незадача – теперь можно не использовать свою злость для изменения ситуации с начальником. И так и оставаться в ситуации, когда я иногда возмущаюсь и злюсь, а подруга меня слушает и сочувствует. То есть поддерживая меня эмоционально, она поддерживает меня в воспроизведении неприятной ситуации как она есть. Впрочем, уволиться можно и на холодную голову, если вовремя этот порочный круг заметить. Но тут уже нужна поддержка осознавания.

Еще часто поддерживают советом. С одной стороны, казалось бы, это поддержка в том, чтобы действовать. Но еще и всегда, чтобы действовать определенным образом и внутренне соглашаться с советчиком, принимая его способ действия как свой и отказываясь в его пользу от ответственности. Поэтому поддержка в форме совета может поддержать действие, но еще и фрустрировать самостоятельность. Например, моя знакомая часто ходит к гадалке. Гадалка, в целом, дает годные советы и сподвигает ее на действия, которые меняют жизнь к лучшему. Чем лучше ее советы работают, тем меньше моя знакомая способна разбираться в проблемах самостоятельно. Ей продают рыбу, когда удочка у нее в руках, а щедрое озеро – под окнами дома. Моя знакомая могла бы сэкономить много денег, если бы поняла, как гадалка разбирает ситуацию, чтобы придумать решение, и начать так действовать самой. Но для этого нужна поддержка осмысления.

Можно ли поддержать эмоции, действия, самостоятельность, осознанность и осмысление одновременно? Можно, но последовательно. И для начала хорошо спросить, какой поддержки человек хочет. Может быть ему нужен тот, кто вместе с ним что-нибудь сделает, или поможет деньгами, или задаст своевременный вопрос, или даже вовсе остановит его в какой-то ситуации, или поспорит, похвалит или поругает, пообещает или даст печеньку, или просто посидит рядом, пока тот что-то делает или рассуждает вслух. А может быть ему вообще никто не нужен, он посидит и сделает все сам и поддержкой будет оставить его в покое. Важно понимать, что поддерживает вас самих и в каких ситуациях. Но, даже понимая это, сложно, да и не нужно угадывать, что поддержит другого человека. Можно спросить или перебирать методом проб и ошибок. А еще помогает спросить себя: в чем я сейчас помогаю другу, а в чем себе. Я, например, часто даю советы, чтобы не чувствовать бессилие рядом с бедой близкого человека.

Чтобы работать психологом и поддерживать человека в осмыслении ситуации, осознавании и в самостоятельности, я долго училась в рамках гештальт-терапии. Теперь приглашаю к освоению разных способов поддержки в нашей с Владимиром Анашиным группе «Основы гештальт-терапии». А еще у нас можно научиться фрустрировать и фрустрироваться с пользой для решения разных жизненных трудностей.

Подробности о программе подготовки можно узнать на нашей страничке в фейсбук https://www.facebook.com/1stgestalt/
Записаться на собеседование 3 или 4 марта можно у меня (+79167185406 tatyana@psyvert.ru) или Вовы (anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95).

P.S. За фотографию спасибо Андрею Сучкову, нашему коллеге и замечательному фотографу https://www.instagram.com/dtmas/

Про ценность

Сейчас, наверное, крамольную вещь напишу. В последнее время много читаю про ценность каждого человека/жизни/личности самого по себе. Мне кажется, что это важная вещь в условиях дефицита ценности для себя, но все-таки изрядно переоцененная. Видимо, именно из-за дефицита.
Для себя каждый человек может быть ценным сам по себе. Просто потому что если у меня не будет себя, то не будет ничего, чем я люблю заниматься, что я люблю чувствовать и так далее.
Иногда человек так же может быть ценен для тех, кто его любит. Потому что, когда любимый человек рядом, мне радостно и хочется продолжения. Чем определяется это “любит/не любит” – ученые ломают голову. Теорий может быть столько, сколько любящих. Никогда не угадаешь, для кого станешь ценным сам/а по себе. Ну а еще, говорят, иногда могут разлюбить.
Но есть еще ценность для других. Не для тех, кто любит. Для отдельных людей и для общества. И тут каждый становится ценным сообразно тому вкладу, который делает в общее дело или хотя бы состояние. “От каждого по его способностям, каждому — по его труду” (кажется, Прудон). Это совсем не похоже на безусловную любовь, а на вполне себе условное уважение. Потому что человек ценен не только потому, какой он, но еще и потому, что он и как делает.
Ценность для себя можно ощутить, увы, только наслаждаясь жизнью,в крайнем случае в ситуации угрозы жизни. Ценность для любимых мы начинаем ощущать, когда с нами проводят время, делятся душевным теплом, говорят о нашей важности словами или прикосновенями, бескорыстно помогают и пр. (см. Гэри Чепмен “Пять языков любви”). Ценность для общества можно почувствать, получая признание: звания, регалии, отклики коллег и пр., благодарность клиентов и заказчиков, – и, как ни меркантильно это звучит, деньги за свой труд. Это не всегда профессиональное признание. Признание можно получить, занимаясь хобби, развивая свою семью (как такой проект, а не только место для воплощения любви), реализуя любую просоциальную деятельность (благотворительную и не очень).
Любовь к себе, любовь к другим и других к нам, уважение и признание – важные чувства в этой области. И ни одно из них не заменяет других. Пытаясь действовать, чтобы получить безусловную любовь, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае успеха получу признание. Пытаясь предъявляться и раскрываться, чтобы получить признание и уважение, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае контакта получу очарование или безусловную симпатию. И наконец, ни то, ни другое до конца не помогут мне чувствовать себя важной и ценной, если я не дорожу своей жизнью и достоинством.

Про взаимное удовлетворение и поглаживания

Из обсуждения поста про близость, а также из опыта парной терапии родилась мысль про частую ошибку в отношениях. Дружеских, партнерских и других. Когда говорят и много внимания уделяют совместному решению проблем, достаточно хорошо делятся своими желаниями, в виде пожеланий или высказывания неудовольства. Если оба настроены на поддержание отношений, проблемы потихоньку решаются. Потребности удовлетворяются все лучше. Отношения развиваются. Но вот парадокс – если спросить, про что люди жили в отношениях последний месяц, что происходило между ними, память подскажет сугубо проблемные моменты, неудовлетворенные желания и болезненное стремление к цели. Почему? Потому что внимание фокусировалось именно на решении проблем, а не на их разрешении. Очень важно уделять внимание тому, что получилось хорошо, что принесло удовлетворение и радость, переживать совместно достигнутые цели и прочие свершения. Почему?
Во-первых, хорошее научение строится не только на ошибках, их осмыслении и исправлении, но и на закреплении успешных способов решения задач. Их тоже важно анализировать и понимать, как и почему они дали хороший результат.
Во-вторых, мы рисуем картину отношений теми красками, которые заметили, про те переживания, которым уделяли большее время. Если радость и удовлетворение не замечать, то самые поддерживающие и развивающие отношения будут выглядеть мрачно.
В-третьих, обсуждение того, как хорошо все было решено и какой вклад, сделал в это каждый из партнеров, приятное занятие. В нем находится место таким чувствам как удовольствие, удовлетворение, благодарность. Их выражение друг другу сродни интеллектуальному и эмоциональному поглаживанию, которые приятно дополнят хорошо выстроенный тактильный контакт.

*На всякий случай сразу отмечу, что я не имею в виду позитивное мышление в вульгарной его трактовке “искать хорошее в плохом”. Я говорю про время на усвоение позитивного опыта, которое тоже хорошо бы выделять. А ведь этому почти нигде не учат. В школе есть “работа над ошибками”, а “работа над успехами” даже звучит странно.

Пролень

Когда я учила английский язык в школьные годы, мне никак не запоминалось написание слова “lazy”, “ленивый”. Мне казалось, что слово, которое можно прочитать по-русски как “лажу”, в смысле “лазаю”, с ленью ну никак не связано. (Слово “лажа” я тогда еще не знала). Но через какое-то время долгих размышлений и наблюдений, я все-таки смирилась. И диктовала себе “ле-жу”, записывая “la-zy”. Будь у меня тогда психолог, он бы спросил: “Как это про твою жизнь?” И я бы ответила, что лень начинается тогда, когда лазаю в разные места без разбору, утомилась или отчаялась, и уже хочется полежать. Когда приходится совершать многое за идею, которая с тем, что делаю, упорно не связывается, а хочется полежать. Когда делаю много дел, не для себя в общем-то делаю, тогда делать уже не хочется, а хочется полежать. Когда через силу все: подняться, дойти, сделать, а хочется полежать. Или пока еще не вымоталась до усталости, что с ног валюсь, а хочется уже привентивно полежать. Можно изо всех сил сопротивляться этому желанию, а можно уже набраться смелости и полежать. Хоть просто так, хоть в сторону цели, хоть в сторону жизни. Чтобы не разлеживаться – ограниченное время с 19 до 22, по четвергам. В нашей с Ирой Желановой группе для тех, кому трудно. Если будет совсем непросто, можно будет полежать на коврике, развалиться на пуфике и собраться на стульчике.
А если серьзено, то будем разбираться с чрезмерными усилиями, тем, как попадаем в истощенное состояние, тем, как восстанавливаемся. Будем искать свои ресурсы и приглядываться к чужим.
Подробности по ссылке.
Записаться можно там или у ведущих:
Ирина +7(905)588-48-86(телефон, ватсап), irina-jelanova@yandex.ru
Татьяна +7(916)718-54-06(телефон, телеграм, ватсап), tatyana@psyvert.ru
Для участия в группе нужно будет пройти предварительное собеседование, со мной или с Ирой.

Про ревность


On the Beach — Two Are Company, Three Are None, a wood engraving drawn by Winslow Homer and published in Harper’s Weekly, August 17, 1872

Думается мне, что ревность – признак дефицита или профицита в эмоционально значимых парных отношениях. Про дефицит многие понимают и часто говорят. Логика такая. Если мне чего-то не хватает от партнера, а я знаю или предполагаю, что он это отдает кому-то третьему, я начинаю третьему завидовать (почему с ним/ней, а не со мной?), на партнера злиться или обижаться (а мне?), себя обвинять (что со мной не так?). В общем, смешивать собственный уникальный коктейль ревности. Градус коктейля повышается, если в моей картине мира я могу это что-то получить только от своего партнера, что делает меня зависимой, а отношения не просто значимыми, а сверхначимыми.
Но иногда нам бывает нужно не только что-то получить в отношениях, но еще что-то выделить. Вообще, многие потребности о двух концах. Потребность в любви, например. Мне важно и получать любовь, но и любить кого-то. Так вот, если вся моя любовь, ласка и сексуальность не помещаются в одни отношения, а позволить себе реализовывать их вне отношений я не могу, мне приходится эту свою часть сильно сдерживать, а иногда и вовсе не замечать. В таких условиях легко начать представлять, как партнер несдержанно выделяет направо и налево. В основном, налево, конечно.
Все эти явления сами по себе не являются ни хорошими, ни плохими. Как сигнал о том, что происходит со мной в отношениях, ревность скорее полезна. А вот действия, в которые я из ревности пускаюсь, могут быть хороши или плохи для меня или партнера.
Про это все мы с Володей Анашиным проведем небольшую мастерскую, коротенько так, часов на пять. 11 ноября. С 11 до 16. В Москве, в Лялином переулке.
Право налево: ресурсы и ограничения ревности Continue reading

Ничего не хочется… Нет сил… Ничего не помогает… Заставьте меня!

“Работай негр, солнце еще высоко!” – говорю я себе и с тяжелым вздохом сажусь проверять студенческие работы. В отечественной психологии то, что я делаю, называют проявлением воли или волевым усилием. Психолог Лев Семенович Выготский утверждал, что мы учимся что-то делать, направлять свои усилия на достижение цели, усвоив то, как нами управляли взрослые. Окружавшие меня взрослые говорили, что нужно много работать, стараться и выматываться, чтобы все получилось.
Вообще-то, мне очень повезло. Мои взрослые мало меня ругали за провалы в работе и учебе. Поэтому когда мне нужно, я говорю себе: “Работай, негр, солнце еще высоко!” и это срабатывает, хотя и заставляет прикладывать кучу лишних усилий, потому что выматываться – это нормально.
Как-то ко мне обратилась клиентка. Она жаловалась на то, что дело, которое ей так нравилось раньше, больше совсем не радует. И что она совсем не может им заниматься. И сотни других дел выглядят более привлекательными. Старое же греет сердце и амбиции, бросать его не хочется.
– Как я могла бы вам помочь?
– Только не смейтесь. Я представляю это так: вы встанете у меня за спиной с нагайкой и будете подстегивать меня…
– В смысле “бить”, “стегать”?!

Этот диалог звучит дико. Или как шутка, в лучшем случае. Но лишь благодаря своей прямоте. Большинство людей сглаживают углы и приглашают постегать более тонко. Они говорят: “Я не должен давать себе спуска! мне нужно себя заставить! помогите мне в этом!” Самопинки не работают и в поисках того, кто бы пинал, люди приходят к психологу. Но пинки уже не работают. Почему?
Вспомним лабораторных крыс. Если за поворотом налево крысу ожидает удар током, она перестает ходить налево. Если за поворотом направо крысу ждет еда, она ходит направо снова и снова, пока еда не перестанет там появляться. Этому факту никто не удивляется. Не знаю, как воспринимает мир крыса, но подозреваю, что как только опыт удара током или насыщения едой прописывается в мозге, она перестает хотеть ходить налево и начинает хотеть ходить направо. Но, если крыса попросту находится в комнате, где ее бьют током, и ни на что не может повлиять, она покорно ложится на пол и ничего не делает.
Человек очень похож на крысу. Он предпочитает избегать ситуаций с неприятными переживаниями и стремится повторять ситуации с приятными. И рано или поздно полностью теряет стремление что либо делать, когда ничто не сделает лучше. Но вместо реального удара тока нам бывает достаточно пары слов, мыслей или эмоций. Так почему же мы ждем, что будем хотеть заниматься делом, при столкновении с которым постоянно жалим себя виной, стыдом и отчаянием? Или что мы будем решать новые и новые задачи, от завершения которых едва ли получаем краткое удовольствие, тут же забывая его и переходя к новым целям? Человек предсказуем, как крыса. Если учеба и работа причиняют боль, он избегает учебы и работы. Если посиделки с друзьями и компьютерные игры причиняют удовольствие, он продолжает общаться и играть. Если у него нет выбора, работать или не работать, он перестает стремиться вообще куда бы то ни было.
Единственная форма поведения, которую поддерживает наказание, – избегание наказания. В этом мы не отличаемся от крыс. Зато мы отличаемся в способности к обобщению. Это означает, что человек, крепко наказанный за ошибку, сначала начинает избегать ошибок, потом ситуаций проверки, а потом ситуаций угрозы проверки. Пока наконец не решит избегать реальности вовсе, потому что лучше думать о том, что я могу нарисовать великую картину, чем нарисовать обыкновенную, про которую кто-то скажет: “Что за фигня?!” А такой точно найдется. И в нашей культуре с большей вероятностью, чем, например, в Америке. И все это избегание отнимает силы, которые могли бы пойти на занятие делом, результат которого будет проверен и оценен.


Картинку утащила у Ани Леонтьевой

Надеюсь, я описала достаточно безвыходную картину: по мере обучения и социализации мотивация любой общественно полезной деятельности у большинства восточных европейцев должна зачахнуть окончательно задолго до достижения возможного пика продуктивности. Что делать?
1. Начать себя хвалить. А для этого замечать реальные результаты действий и не преуменьшать их. Если самому замечать не удается, найти тех, кто будет поначалу это делать за вас. Психолог, друзья, любая группа поддержки в чем-то. Не обязательно себя хвалить как-то особенно сильно. Важно просто заметить, что что-то получается. Даже если оно у вас получается каждый день на протяжении последних 10 лет. И получается у вех на свете, даже у вашей собаки.
2. Праздновать успех, если он случился. Или хотя бы давать себе время пережить завершение дела, не начиная новое: “Я это сделал(а)”. Важно уделять внимание тому, что именно и как было сделано, чтобы результат получился. И благодарить себя за успех.
3. Перестать себя ругать. Другие с этим и без вас справляются. Как только заметили, что снова себя ругает, вспомните, что эта стратегия не эффективна, и похвалите себя за то, что вовремя спохватились 😉
4. Выработать в себе ответ “Сфигали?!” на любые непрошеные обратные связи. Да, на позитивные тоже.
5. И после этого учиться спокойно оценивать свои дела по внутренним переживаниям: “получилось/не получилось”, “нравится/не нравится”, продолжая соблюдать пункты 1-3. А также переваривать запрошенные обратные связи через призму или в контексте этих переживаний. Для этого потребуется интерес к себе реальному, такому какой я есть. Много интереса.
Как видите, все просто. Но на самом деле – это очень сложная ежедневная работа. Потому что ругать себя научили почти каждого, а относиться к себе с уважением и благодарностью за достигнутое – единицы.