Tag Archives: психотерапия

Психотерапевтический стульчик

Оля Трегуглова попросила меня рассказать про свою любимую метафору психотерапевтической опоры. Что помогает психотерапевту в моменты тревоги, растерянности и пр. ситуациях, когда земля уходит из-под ног и хочется опоры. В итоге поговорили за чашечкой кофе о психотерапевтическом “стуле”.
Метафора – не моя. Утащила ее у Адрианы Имж .

У меня часто спрашивают: почему мой психотерапевт говорит мне “Дыши!”

Отвечаю:
1. Он боится, что вы на самом деле не дышите и хочет вам напомнить, что дышать полезно. Это иррациональная реакция, потому что “Дыши!” в случае с остановкой дыхания вряд ли поможет. Но будем объективны, человек, который рассказывает свою историю, редко не дышит вовсе. Так что простое “Дыши” помогает терапевту справиться со своей тревогой, а значит и клиенту в чем-то поможет. Continue reading

Майкл Кан “Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения

Несмотря на то, что читаю эту книгу уже года три, она оказалась очень приятной. Автор на пальцах объясняет, почему так важны отношения психотерапевта и клиента, а также описывает базовые концепции этих отношений у Зигмунда Фрейда, Карла Роджерса, Мертона Гилла и Хайнца Когута. “Ещё одна характеристика выделяет этих авторов: они удивительно отважны, – пишет Кан. – В консультативном кабинете есть много возможносетй “спрятаться”; на пртяжении многих лет терапевты могут работать, даже не пытаться узнать о чувствах клиентов к ним или о том, что они сказали. Терапевты, взгляды которых мы изучали, делали все возможное, чтобы овладеть этим пониманием. Естественно, в случае Гилла и Когута, они искали понимание, считая, что в этом кабинете не может произойти ничего более важного”. Continue reading

Про терапевтические отношения

В прошлые выходные на третьей ступени, где я потихоньку учусь супервизии и тренерству, обсуждали терапевтические отношения. Для моих клиентов часто оказывается неочевидным, что у нас возникают какие-то “отношения”, или они стараются этот факт игнорировать. Тем не менее, если процесс не завершается разовым консультированием, а иногда, даже если и завершается, отношения случаются. И с одной стороны, они отличаются от привычных дружеских, приятельских отношений или формальных отношений с коллегами или наемными работниками, с другой – чем-то могут их напоминать.
С одной стороны это личные отношения, с другой стороны они регулируются четкими договоренностями о том, как, сколько и для чего в них происходит. Отношения эти исходно неравные, так как один участник обращается за помощью ко второму. И выравниваются они в том числе деньгами, которые клиент отдает за наши встречи. А также уважительным и заинтересованным отношением психотерапевта к клиенту. Вне зависимости от того, долгосрочные это или краткосрочные отношения, они совершенно точно конечные. И заканчиваются тогда, когда запросы клиента исчерпаны. Или в любой другой момент, когда он решит остановиться. И в идеале это отношения сотрудничества, в которых оба в равной степени работают для достижения поставленных целей.
Почему так важно, что отношения возникают? Большинство запросов на психотерапию можно разделить на две категории: у меня нет отношений, которые я хочу; у меня есть отношения, которые я хочу изменить или разорвать. Подозреваю, что вне отношений у человека вообще не возникает психологических проблем (только где вы видели человека вне отношений?). Клиент приходит со своим запросом к психотерапевту и начинает строить отношения так, как умеет, привычным себе способом. Психотерапевт, внимательно включаясь в этот процесс, помогает заметить, как именно клиент это делает и к чему это приводит. Иногда психотерапевт может предложить клиенту попробовать что-то новое: способ, которым пользуется психотерапевт; или способ кого-то из их знакомых, а ещё лучше совершенно новый способ построения отношений, который находится для себя клиент. Так может возникнуть новый опыт и навык, который клиент, если захочет, применит в других своих отношениях. И не менее важное новое самого ношение клиента.
Все отношения похожи на литературные произведения из экcпозиции, завязки, кульминации, развязки и эпилога. В них есть предыстория, с которой оба вступают в отношения; знакомство; сближение и установление договоренностей; совместные действия; завершение и расставание. Хорошо, если в психотерапии удается уделить достаточно внимания каждому шагу. Поэтому важно не только начало, но и завершение. И психотерапевты часто просят о том, чтобы оно было и проходило очно.

Родительский заказ

Мои коллеги, работающие с детьми, часто рассказывают, как нелегко бывает с родителями. Они приходят и просят исправить их ребенка. Запросы такие частенько возникают от того, что ребенок в каком-то своем проявлении непереносим для родителей и других взрослых. Если говорить корректнее: взрослые при ребенке (или даже из-за него) сталкиваются с чувствами, с которыми не умеют толком обходиться, и определяют их как непереносимые. И тогда есть призрачная надежда работать с родителем.
Но бывают ситуации другого рода. С моими взрослыми клиентами частенько приходят их невидимые родители и, как суфлеры в театре, нашептывают заказ: “сделай более уверенным”, “сделай более успешным”, “сделай менее чувствительным”, “сделай более целомудренным”, “сделай менее непредсказуемым”, “сделай более удобным”. Усвоенная родительская непереносимость напрочь заглушает собственные желания. Они тонут под всеми этими “более” или “менее”. Хотя хочется в такой ситуации часто очень простых вещей: принятие от эмоционально устойчивого (но не тупого!) другого, которое потом превратится в надежное умение “быть собой” и “быть с собой”.

В оформлении использовано фото Анны Радченко из серии “Оборотная сторона материнской любви

“Точка возврата”

maxresdefault

Узнала о существовании документального фильма Ирины Скуминой и немедленно его посмотрела. “Точка возврата” – документальное кино о работе с психической травмой. Может быть интересно как людям, далеким от психотерапии, так и тем, кто собирается работать с травмой и проходит подготовку в этом направлении.
Сюжет прост. Три терапевта: Елена Лопухина (психодраматист), Елена Петрова (гештальт-терапевт) и Ольга Троицкая (телесно-ориентированный психотерапевт) – ведут группу по работе с психической травмой. Откуда взялась группа и как они умудрились добиться нужного уровня безопасности при камерах и вот этом всем – для меня большая загадка, которая заставляет фантазировать об инсценировке. А может все взаправду – тут уже не разберешь. Техники реальные. Истории правдоподобные. Пять месяцев спустя после группы участники рассказывают о том, как изменилась их жизнь, что подчеркивает глобальность влияния травмы на жизнь. И масштабы эффекта исцеления.
Увы, есть некоторые тонкости, связанные с жанром и ограниченностью времени. Например, телесная работа показана не полностью и в искаженном хронологическом порядке. Возможно, что-то другое так же прошло редактуру. И реальную продолжительность сессий разобрать невозможно. Что не умаляет культурной ценности проделанной Ириной и ее командой работы.
Страничка фильма в FB.
Ссылка, чтобы приобрести полное видео на русском с английскими субтитрами.

А чего? Хорошая ж интервенция для спрямления посланий

irIs2qiBzkA