Tag Archives: наблюдения

Про групповой контекст на публичных группах

Как-то раз @Алексадр Вечерин позвал меня провести для его студентов группу и демонстрационную работу гештальт-терапевта. Чтобы будущим поколениям было на чем анализировать основные принципы и интервенции гештальтистов. Уже месяц прошел, а я мысленно возвращаюсь к той группе. И не только из предвкушения стыда – записи пока что не видела 😉 А из интереса.
Думаю, про то, как публичность влияет на групповое поле. Какие темы в такой ситуации оказываются поддержанными или не поддержанными. На группе, о которой я вспоминаю, в итоге возникла тема самопредъявления и восприятия другими. Вполне себе обыкновенная на группах вообще, но, обычно, возникающая не в первый день работы. А вот темы личного пути, желаний и устремлений легко отошли в фон. Когда вела открытое занятие по “Основам гештальт-терапии” – была ровно та же история. И у участников было очень много стыда. Интересно, возможно ли вообще забыть про цепкий взгляд видео-камеры или стороннего наблюдателя и просто продолжать быть собой? Или как раз тема аутентичности и взглядов окружающих – первые робкие шаги к этой цели? Тем более, что в современном мире глобализации и соцсетей взглядов этих все больше и все меньше возможности их контролировать.

Родительский заказ

Мои коллеги, работающие с детьми, часто рассказывают, как нелегко бывает с родителями. Они приходят и просят исправить их ребенка. Запросы такие частенько возникают от того, что ребенок в каком-то своем проявлении непереносим для родителей и других взрослых. Если говорить корректнее: взрослые при ребенке (или даже из-за него) сталкиваются с чувствами, с которыми не умеют толком обходиться, и определяют их как непереносимые. И тогда есть призрачная надежда работать с родителем.
Но бывают ситуации другого рода. С моими взрослыми клиентами частенько приходят их невидимые родители и, как суфлеры в театре, нашептывают заказ: “сделай более уверенным”, “сделай более успешным”, “сделай менее чувствительным”, “сделай более целомудренным”, “сделай менее непредсказуемым”, “сделай более удобным”. Усвоенная родительская непереносимость напрочь заглушает собственные желания. Они тонут под всеми этими “более” или “менее”. Хотя хочется в такой ситуации часто очень простых вещей: принятие от эмоционально устойчивого (но не тупого!) другого, которое потом превратится в надежное умение “быть собой” и “быть с собой”.

В оформлении использовано фото Анны Радченко из серии “Оборотная сторона материнской любви

Про порочный круг сверхконтроля

Сегодня (то есть уже вчера), я зашла в трамвай и через какое-то время почувствовала, что что-то не так. Осмотревшись, я сообразила, что не считая водителя, четверть людей в трамвае были сотрудниками мосгортранса. Контроллеры в синей форме сидели рядком один за другим. А на первом сиденьи в сером камуфляже ехал представитель службы профилактики правонарушений. Помимо формы и других опознавательных знаков на нем висело устройство с говорящим названием “dozor”. На беджах контроллеров появилось предупреждение о видео-наблюдении. Я тихонько улыбнулась мысли о том, что у мосгортранса все под контролем.
Середина дня. За окном просыпается по весне природа. На душе такое хорошее настроение , что все эти люди в форме мне кажутся милыми и дружелюбными. Но чем ближе было к метро, тем страннее было. Потому что в вагон заходили разные люди, мест не прибавлялось, а фронт сотрудников мосгортранса так и сидел змейкой друг за другом. Вновь вошедшим присесть было некуда, кое-то даже выходил, видимо, решив подождать менее заполненного трамвая.
Хорошая метафора контролирующей системы, что в организации, что в голове. Когда ресурса много (есть, где сесть) , не заметно, сколько сил отжирает контроль. Но на каком-то этапе наема проверяющих для проверки проверяющих проверки проверяющих работника становится очевидным, что на обслуживание процесса проверки уходит больше , чем на дело, ради которого все затевалось. Что трамвай везет людей, которым платит за то, чтобы проверить, что ему будут платить люди, которые решили не входить в трамвай, потому что места заняты контролерами.
Думаю, что у мосгортранса на самом деле все хорошо. Есть специально нанятые люди, которые посчитают , сколько контролеров выгодно, а сколько нет. А у меня? Сколько сил уходит на то, чтобы не сказать лишнего или сказать все правильно? Отследить малейшую реакцию других людей на то, что я говорю и делаю, а еще лучше учесть заранее? Проверить и перепроверить билеты и рейс перед вылетом? Пронаблюдать, насколько качественно студенты пишут свои работы? Ответить на все вопросы и самой проверить потом, правильно ли ответила? Продумать все наперед? Сколько я вкладываю усилий в то, чтобы вдруг не столкнуться с непредвиденной ситуацией, особенно если у меня нет сил, потраченных на то, чтобы с этой ситуацией не столкнуться?
На этой светлой мысли я вышла из трамвая. И тут-то я обнаружила, что пока наблюдала за пробуждающейся природой, а потом размышляла о контроле, как раз заплатить за проезд я забыла. А контролеры ко мне так и не подошли, ни один.

Про жопыт

Прекрасная фраза и новое слово родилось вчера на группе. Цитирую, с разрешения участников:

Утебяжопытабольше“.

Сейчас очень модна идея развития через выход за переделы зоны комфорта. При этом забывают, что зона комфорта – это привычное, а за ее пределами – пробы нового. Поэтому часто делают вывод, что ценный опыт получается сугубо в сложных условиях. В чем-то это действительно так: жопыт ценен и тоже опыт. Но частенько бывает так, что новый и непривычный опыт получается как раз в условиях, когда мир безопасен, люди вокруг готовы принять, признать и поддержать тебя, а иногда еще и поделиться ресурсами. И он может быть особенно ценен для тех, кто большую часть жизни живет в условиях непростых и сложных, с дефицитом поддержки (по сути, обретение жопыта – зона комфорта). Когда спокойствие и обилие вызывает не удовлетворение или желание делиться, а смутную тревогу(выход за пределы зоны комфорта). Культ жопыта изрядно мешает такой опыт ценить, останавливаться на нем и усваивать. И, соответственно, развиваться. Особенно, в сторону построения спокойной жизни, полной удовольствий и расслабления.
Берегите мозг от жопыта, когда мир полон опыта, который вы еще не получали и не привыкли получать.

P.S. И вдогонку от Иры
P.P.S. прекрасное дополнение от [info]filita
Читала когда-то прекрасную запись в ЖЖ – вот вертится в голове, в чьём… Там рассказывалось про попугая, который умер оттого, что на него нечаянно села очень толстая дама. Самое ужасное в этой истории то, что дама опускалась на стул, на котором был попугай, очень медленно. Он видел, что на него надвигается. Но не улетел. Он, видимо, до конца не мог поверить, что то, что сейчас случится, вообще возможно. У него, по словам автора записи, не хватило жопыта.
Для себя я определяю жопыт как такой опыт, которого лучше бы не было, и после его получения становится печально жить.
Так что лучше иметь теоретическое знание, что в мире есть жопыт, но лучше его избегать и не проверять на практике.

Про перевод, фигуру и фон

14712104_669829549848509_7180280983483056128_n-jpg-ig_cache_key-mtm3mdmxnza0mtgxndmznzc2na

Переводные тексты – очень интересная штука, как и работа переводчика. Вот, например, хайку Кобаяси Исса про улитку:

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи
Вверх, до самых высот!
(перевод В.Марковой)

Эй! Ползи, ползи!
Веселей ползи, улитка,
Hа вершину Фудзи!
(перевод А.Долина)

Совершенно разные настроения, направления взора поэта, выделение деталей. Что там в оригинале – не берусь судить. Очень похоже на то, с чем приходится иметь дело, когда слышу рассказ про одно и то же событие от двух заинтересованных, но по-разному людей. Например, во время работы с парой. Переводчик такой же человек и творец, останавливает внимание на чем-то одном, что-то пропускает, хотя, вероятно, стремится к достоверной передаче и совершенству. Потому что то, что замечается определяется потребностями и привычкой. Чем лучше переводчик замечает эти привычные движения внимания, тем чище будет перевод, но чистым до конца, вероятно, не будет до момента полного просветления. То же самое, похоже и в психотерапии. С одной стороны, психотерапевт старается быть непредвзятым. С другой стороны, человек и у него есть свои разной степени естественности и выученности реакции. Игнорировать последнее так же наивно, как приравнивать перевод к оригиналу.

Сепарация как последствие эволюции

flying-nestКогда я читаю про сепарацию ребенка от родителей, как первый кризис уже взрослой жизни, много внимания уделяется эмоциям, которые в процессе возникают. Энергетическая модель предлагает опираться на злость и экспансивные желания, при этом часто игнорируются возникающая печаль от расставания и желание сохранить отношения. Последнее рассматривается как невротическое. Часто так и бывает, если это желание сохранить непременно “хорошие” отношения.
Но злость и грусть ситуативны. Сегодня есть, а завтра нет. Мне кажется, сепарация хорошо и гладко проходит там, где возникает суждение, что я могу сам хорошо, а то и лучше, чем мои родители, организовать свою собственную жизнь. И не просто суждение, а то, которое вытекает из опыта маленьких побед. В современном мире этот опыт неминуем, благодаря эволюции. Потому что мир меняется слишком быстро и родитель не может ни советом, ни своими действиями помочь хорошо разобраться в современных сыну или дочери проблемах и ситуациях. Его способы жизни заточены под то время, в которое он жил и достиг рассвета. Чем яснее это сознает родитель, чем проще ему обходиться с собственным бессилием и промахами, тем больше простора для самостоятельности и последующей сепарации у ребенка. Тем проще всем в этой ситуации отпускать.
Не все родители это умеют. Поэтому замечать в родителе человека уходящей эпохи и его собственной истории и опираться на собственные опыты удачных решений актуальных проблем – важная работа сепарации.
Кстати, помогает не только с родителями и пр. большими фигурами.

Про явление в контакте

risunok-204
Картинка – Franck Dion из игры Dixit: Daydreams

Куда девается любовь к зиме?

x_f0b9a6cc
Картина Роберта Дункана. Говорят, так развлекались дети в зимней Юте

Вспоминая себя в детстве и моих друзей, точно помню, что мне очень нравилась зима. Я часами гуляла во дворе, строила и с кем-то странные сооружения из снега и картона, каталась с горок и было это безумно весело. Даже веселее компьютера и части книжек. Куда все девается?
Выходя по утрам из дома, я ловлю за хвост тот первый восторг: снег!-кидаться!-валяться!-ура! Потом начинается эта мерзкая жвачка в голове: “Ты посмотри, как холодно!”, “Простужусь, потом всех дел не разгрести!”, “Береги кожу, чай не 15 лет уже!”. А дальше, уже кто победит. Причем, если не выходить на улицу, а постоять у окна, то у зануды в голове больше шансов на победу. Моя любовь к зиме и зимним развлечениям, видимо, делась в усвоенное от взрослых отношение, то есть в “интроект”, если говорить психологическим языком.
А у вас как с зимой? Любили ли в детстве? Как сейчас?

Хорошее начало года

cerebro arbolСегодня с супругом весь день путешествовали по магазинам – докупали подарки, часть зимней одежды на нынешнюю погоду. И на какое-то время присели попить кофе в переполенный людьми старбакс. И рядом с нами сидела стайка студентов с ноутбуком, которые явно зубрили анатомию головного мозга. Водили пальцем по картинке на мониторе и декламировали латинские названия, иногда сбивчиво, иногда увереннее. 2 января. Отрадно.
Мне показалось, что это хорошее пожелание себе и окружающим: в новом году не терять интерес к человеческому, не подменять знанием познание, развивать взаимопонимание с самим собой и тогда жизнь эта непременно будет наполненной и яркой! Прямо как эта картина Игоря Морски.
С наступившим!

Вредно всё, решительно всё, и никому нельзя верить

content_active-lifestyle__econet_ru

У Дениса Х. в фейсбуке натолкнулась на дискуссию вокруг этой статьи, о том, что исследования вреда курения проплачены фармацевтическими компаниями. На втором курсе, помнится, делала доклад по подборке Times о каннабисе. И была там блестящая теория, что запрет конопли, в том числе ограничения ее выращивания, проплачен… компаниями по производству бумаги. Потому что то количество пеньки, которое было на рынке, могло серьезно пошатнуть империи, построенные на выпиливании американский секвой. Исследования вреда сахара проплачены производителями аспартама. Исследования пользы спорта – найком и адидасом. Ну и так далее. Поработав сколько-то в образовании и науке, я понимаю, что большинство хорошо сделанных исследований проплачены кем-то. Потому что для них нужны реактивы, аппаратура, подопытные, ученые. При этом, вкладывать свои деньги и усилия люди будут только в то, что им интересно, а значит связано прямо или потенциально с их потребностями и нуждами. А значит незаинтересованных исследований не бывает. Тут остается уповать только на честность последних. Или… Continue reading