Психопатологическая опера (попытка психологического анализа фильма “Repo: the genetic opera”)

На телеэкранах все чаще появляется образ симпатичного психиатрического больного или человека в пограничном состоянии. Люди с разной степенью сложности социальной адаптации оказываются в фокусе внимания сценаристов и даже становятся любимыми героями миллионов. Квинтэессенцией тенденции на мой взгляд является фильм “Repo: the genetic opera”. Чем он цепляет зрителя? Чем отталкивает? Каким образом психопаты становятся привлекательными?

Эта трогательная песня – отрывок из современного фильма, которую создатель относит к жанру gothic rock opera. За столь трогательной привязанностью дочери к отцу стоит очень многое, в том числе интересное для психологического анализа.
На первый взгляд «Repo! (the genetic opera)» – банальная история про больное общество с больными личностям, которые, что естественно, стали её главными героями. Но фильм, посвященный исключительно психопатологии, было бы интересно смотреть только психотерапевтам и их клиентам. Тем не менее, “Repo!” нашел широкий круг своих зрителей. Мне кажется, благодаря своей главной героине – Шайло. К ней вернусь чуть позже. Сначала предлагаю обсудить её окружение. Осторожно! В тексте будет анализироваться сюжет. Так что Mind Spoilers!
Футуристическое общество генетической оперы составляет верхушка компании GeneCo, во главе с очаровательным, уставшим от жизни диктатором Ротти, а также клиенты его компании. Их так же предлагаю оставить «на закуску». Мне интересны прежде всего те герои, которые заставляют зрителя сопереживать.
Натан в классическом психоаналитическом ключе является банальным психопатом. Вероятно, в молодости он был яркой личностью, с небольшой склонностью к патологии. Современная психиатрия называет такие характеры акцентуации, а из носителей – акцентуантами. С гениальным учеными это частенько случается. Скорее всего, наука была его богом. Вторым богом для него стала супруга, которую он таинственным образом отвоевал (точнее, она просто сбежала от Ротти), у самого влиятельного человека в мире. Но потом в его жизни случилась трагедии, в результате которой он пережил тяжелейшую психологическую травму: он ошибся. Его лекарство не излечило беременную жену, а убило её. Точнее поставило на грань жизни и смерти. Натану пришлось выбирать между жизнью любимой жены и жизнью нерожденной дочери. И тут в нем что-то изменилось.
Одновременно он стал рукой возмездия GeneCo – Repoman, который забирает у людей органы, за которые не выплачены деньги. Ужасно скучная и неблагодарная работа, которой он занимается в подвальчике своего дома. Периодически туда попадают люди, живут какое-то время в заключении, а потом он забирает их внутренности. Для этого он переодевается в специальный костюм Repoman-а, который скрывает лицо. Лишь жертве на самом пороге смерти позволено смотреть ему в глаза. Тем не менее, таким образом он служит Ротти, не в силах избавиться от чувства вины за смерть жены.
Но это ещё не всё. Таинственным образом смерть жены от его рук натолкнула его на мысль об опасности окружающего мира (в котором никакого порядка без Repoman-а, конечно!). Он решил защитить свою дочь от этого мира и заодно привязать к себе навсегда. Для этого он вводит ей сильнодействующий наркотик, а симптомы отмены списывает на генетическое заболевание, передавшееся ей от матери. Поэтому девочка живет в стерильных условиях. Ей запрещается выходить на улицу. Читать прессу (иначе поднимется давление). На руке она носит таймер и монитор (на самом деле просто таймер), который сообщает ей о её состоянии и напоминает о приеме ”лекарства”. Такой же браслет на руке отца. При этом весь мир, кроме Ротти и Натана, полагает, что дочь погибла вместе с матерью.
Очень примечательна в этом ключе сцена встречи отца и дочки, когда Шайло узнает, кто её отец. Своеобразное разоблачение психопата.
Текст поражает:
Nathan:
Didn’t I tell you not to go out?
Didn’t I?

Shilo:
You did
You did

Nathan:
Didn’t I say the world was cruel?
Didn’t I?

Shilo:
You did
You did

Nathan:
Then tell me how this happened, what I did wrong, tell me why
Can we just go home, Shi, and forget this dreadful night?

Shilo:
Didn’t you say that you were different?
Didn’t you?

Nathan:
I am
I am

Shilo:
Say you aren’t that person
Say it

Nathan:
I am
I am

Shilo:
Then tell me how to act, dad
What to say, dad
Tell me why
Everything you’ve told me
Every word
Is a lie

Didn’t you say that you’d protect me?
Didn’t you?

Nathan:
I tried
I tried

Shilo:
Is that how you’d help me?
Is it?

Nathan:
I tried
I tried

Shilo:
Don’t help me any more, dad
You are dead, dad, in my eyes
Someone has replaced you
Dad, I hate you
Go and die!

Nathan:
Didn’t I build a house, a home, didn’t I?
Didn’t I raise her all alone, didn’t I?
Then Rotti took her from me
Stole my Shilo
He’s to blame
Have I failed my daughter?

Then let the father die!
And let the monster rise!

В нем слышатся контроль, подменяющий защиту, любовь и вообще все на свете. Угрожающий мир вокруг заставляет Натана свирепствовать. Перед нами портрет параноидального психопата. К слову, он почти всегда безэмоционален, даже когда орет. Поражает насколько спокойно происходит телефонный разговор между Шайло, которая сбежала из дома на встречу с незнакомым дядей (а что ещё делать девочке с таким отцом?), и Натаном, параллельно расчленяющим очередное тело.
Интересно, что в обыденной жизни психопаты частенько вызывают у людей здоровых легкое недоверие, желание держать дистанцию. Но авторы фильма предприняли интересный ход, чтобы зритель сопереживал Натану и включался более активно в историю. На самом деле Натан не совершал роковой ошибки. Ротти Ларго из ревности подменил лекарства, в результате чего мать Шайло погибла.
Отличия психопатии от социопатии рельефно проступают при столкновении с сыновьями Ротти – потенциальными наследниками GeneCo. В своей болезни они выглядят карикатурно. Старший Луиджи – социопат-убийца, который периодически любит убивать людей. То просто так, то от избытка чувств. При этом он полагает, что умнее всех. Младший Пави – он не просто убивает жертв, но забирает себе их лица. Некоторых, скорее всего, ещё и насилует. Вообще, он полагает, что красивее и желаннее всех. Видимо, никто ему так и не отказал. А если и отказал, то… ну сами понимаете – столько разных лиц можно примерить. У Ротти Ларго так же есть дочурка-наркоманка с дисморфофобией, из-за которой она постоянно подвергает себя пластическим операциям, для которых нужен подпольный обезболивающий препарат. Ещё она мечтает петь.
Сам Ротти Ларго, стоящий во главе империи GeneCo, скорее всего просто акцентуант где-то между паранойяльным и эпилептоидным типами. Мир обманул его: любимая девушка сбежала с Натаном (но он отомстил!), дети у него больные, империю оставить некому, а сам он умирает от неизлечимой болезни. Империя для него – самая большая ценность. По крайней мере, после денег. Вот его кредо:

ROTTI:
FLESH IS WEAK.
BLOOD IS CHEAP.
INCONSISTENT, CONSISTENTLY.
USEYOURSENSE.
SAVEYOURCENTS.
THEONLYTHINGWITHPERSISTENCE IS
GOLD, IT MAKESTHEWORLD GO ‘ROUND.
GOLD, IT MAKESTHEWORLD GO ‘ROUND.
CARVED MY NICHE,
RAGS TO RICH.
MADE A FORTUNE, ANDCOUNTED IT.
ASKEDFORHEIRS,
GOTNIGHTMARES –
DEGENERATESWHOWOULDWASTEEVERYCENT OF MY
GOLD, IT MAKESTHEWORLD GO ‘ROUND
GOLD, IT MAKESTHEWORLD GO ‘ROUND.
BUT, BEFORE I GO,
[ Repo The Genetic Opera Lyrics are found on www.songlyrics.com ]
MY KIDSWILLKNOW
ABOUTTHEMANTHEYHAVECROSSED.
AS MARNIDID,
THEDAYSHEFLED
ANDBECAMENATHAN’S WIFE.
SHEFORCED MY HAND.
HE DUGHERGRAVE.
I WILLNOT BE BETRAYED!
EMPTYTHETRASH
OF ALL OF THEM,
ANDLEAVE IT ALL TO THEKID!
LAYTHEBAIT,
SHILO‘S FATE.
BUTONLY IF EARNEDWILLSHEAPPRECIATETHAT
GOLD, IT MAKESTHEWORLD GO ‘ROUND.
GOLD, IT MAKESTHEWORLD GO ‘ROUND.
GOLD!
По-своему, он чуть более социально приемлемо справляется с тревогой от неподконтрольности мира, чем Натан. Деньги – его гарант постоянства.
Мы не знаем, что стало с женой Ротти, матерью его дете. Даже страшно задаваться этим вопросом. Хотя при таком количестве детей психопатов и относительно здоровом папе, можно предположить, что мама тоже была не вполне здорова. Так же напрашивается мысль, что Шайло, единственный нормальный человек в этой опере, – дочка как раз Ротти. Уж больно странно, что он готов ей доверить все.
ЛАРГО не чужд человеческих чувств. Ему жалко свою больную дочку Эмбер. Сыновья вызывают омерзение. Он ощущает себя беспомощным перед надвигающейся смертью. Но при этом он – тот, кто спускает с цепей своих детей.
Ещё один персонаж истории – Слепая Мэг. Подруга матери Шайло с потрясающим сопрано, которая продала душу GeneCo за возможность видеть (была слепа с детства). Ещё один здоровый человек, способный к переживанию этического конфликта и своеобразному выходу из него. Долгие годы она была лицом GeneCo, но после появления Repoman-а, ей все перестал нравиться корпоративный строй и она решила уйти. Но есть лишь один способ разорвать контракт. Она предпочитает сделать это своими руками, нежели довести до легального убийцы. Её выход – суицид. Один из возможных вариантов поведения здорового человека в контакте со своим личностным расстройством.
Мэг так же – крестная мать Шайло. При этом она обладает практически всеми атрибутами феи-крестной – волшебными артефактами (глаза, которые показывают девочке голографическую запись её матери), красивой внешностью в красивых платьях, уважением и состоятельностью, а также неким представлением о мире, которыми готова поделиться. Только вот времени у неё очень мало. Всё, что она успевает, – заронить зерно сомнений в сердце крестницы. А также наметить курс выхода из сложившейся ситуации. См. Тут. У Мэг нет выхода. У Шайло есть. Она хочет, чтобы девочка его не упустила.
Нечеловеческий персонаж – Грабитель Могил, который из мозгов покойников выкачивает наркотики, наркоторговец и сутенер. Нечеловеческий, потому что у него нет мотивации (он сам себе непонятен), он выполняет метасюжетную роль – поясняет события в мире и появляется там, где Шайло надо попасть в новое место. Он не соблазняет девочку наркотиками и панелью, не пытается овладеть ею, зато безвозмездно помогает. Судя по всему, он герой – проводник.
И так ситуация Шайло: гиперопекающий папа со странной комнатой в подвале; глава всемирной корпорации, готовый предложить наследство и излечить от болезни; крестная с механическими глазами, которую согласно СМИ, должны убить; а также странный грабитель могил и наркоторговец. Последние два персонажа здорово катализируют процесс и доводят девочку до первого подросткового бунта. На фоне всей окружающей психопатии – она здоровый ребенок, которому пришло время вырасти. Паранойяльный папа обучил её основным этическим принципам и попытался привить чувство вины (которое не стало для неё настолько патогенным, как для него). Поэтому её не привлекает панель и зидрат. Ей жалко Мэг и она пытается что-то сделать, потому что полагает убийство хорошего человека несправедливым. Она даже простила своего отца, когда узнала об обмане, хотя, естественно, поначалу весьма злилась. Несмотря на ярость, она не готова убить своего отца. Ей вообще сложно убивать, в отличие от всех других героев. У неё единственной смерть вызывает шок, но не брезгливость. Она почти пошла на сделку с дьяволом, приготовившись убить Repoman-а за панацею. Но не смогла. И когда перед её ногами лежит империя постапокалиптического человечества, она разворачивается и уходит.
Тут, наконец, преодолевается таинственный генетический конфликт. Сначала она полагала себя неизлечимо больной из-за генетического наследия матери. Затем она полагала себя генетической убийцей из-за папы-психопата. Но наследство этого мира передается по-другому – дурными привычками, социальными моделями, и, как следствие, чертами характера. Каждый член этого абсолютно выдуманного постапокалиптического общества выбирает: принять себя или модифицировать в обмен на не исполнимый договор. Психосоматики, булемики, дисморфофобики – все они бегут в GeneCo и получаются легкое и быстрое решение, не желая ничего делать самостоятельно. Потом они хвастаются своими “успехами” в телешоу и антрактах оперы. Естественно, дисморфофобия, аллергия, булемия после этого лишь усиливаются. Шайло почему-то выбирает другой путь. Даже излечивается она не панацеей в голубой бутылочке, а переломавшись и почти что умерев. Это одна сторона конфликта.
С другой стороны, вся эта история – потрясающая символическая история роста личности. Как известно, важными признаками психопатии является тотальность. Иметь отдельные черты той или иной акцентуации – не страшно. Страшно, когда эта одна черта не дает проявится другим и определяет все сферы твоей жизни. Это своего рода несвобода и предопределенность. Нередко подростки имеют настолько сильно проявляющиеся акцентуации, что окружающие видят в этом психопатологию. И в этот критический момент определяется судьба личности – останется она в русле одного образа мысли и действий или будет идти дальше свободно, выбирая себе поведение по обстоятельствам. В последнем случае – характер нормализуется. Шайло – это последний путь. Который емко описывается фразой “личность снимает характер”.
You, I’ve mistaken for destiny
but the truth is my legacy is not up to my genes.
True, though the imprint is deep in me
it will always be up to me.
Up to me.
И, наконец, общественная реальность. Что может нам сказать фильм о ситуации в обществе, его породившем? Долгое время психопатии считались исключительно наследственным недугом, определяющимся сугубо естественными факторами. Сегодня мы знаем, что все не так просто. И бывает по-разному. «Генетическая опера» – своего рода апология психопатии. В ней есть ловушка – это перенос вины за поведение психопата на окружение. Но уже нам решать, угодим мы в неё или нет.
Up to us.
[right]Татьяна Лапшина[/right]
Черновик работы по свежим следам можно обсудить в ЖЖ и на мувистере.

© 2010 – 2011, Tatiana Lapshina. All rights reserved.