Category Archives: Блог психолога

Году в 2002, когда я еще училась на психфаке, моя подруга позвала меня на livejournal.com. Там я познакомилась с явлением блогов – открытых сетевых дневников. Тогда еще толком не существовали социальные сети или увлеченность ими была не столь высока. И блоги были хорошим способом поговорить с друзьями и выстроить из разрозненных впечатлений свою собственную историю.

Чем больше приходило туда народа, тем менее личными становились записи и случавшиеся в комментариях разговоры. В моем блоге становилось все больше профессионального, потому что работа занимала все больше времени и мыслей, а главное – все больше увлекала. Со времени прихода в гештальт-терапию баланс личного и профессионального в моей реальной и виртуальной жизни потихоньку восстановился. Сомнения о том, думаю я что-то как психолог или как человек, развеялись с пониманием того, что это одно и то же лицо :) От этого лица я веду здесь профессиональный блог, оберегая потенциальных клиентов, от чрезмерно личного материала, а рациональных читателей – от избыточного эмоционального флуда, который я частенько себе позволяю в личном блоге.


Я веду этот блог где-то так. Фото без прекурашиваний, заснято на телефон случайным свидетелем.

Здесь я рассказываю о затронувших меня профессиональных событиях. О том, что хочу сделать, делаю и зачем в своей работе. О своем изрядно (и возможно, слишком) психологизированном взгляде на икусство, особенно кино. Делюсь мыслями о психологии, консультировании и немедицинской и немедикаментозной психотерапии. Впечатлениями от прочитанных книг и стаей и других изученных материалов. Не обойдется без историй и сказок, стихов, которые позволяют мне лучше скомпановать профессиональный опыт и соблюсти обещание конфиденциальности клиентам и студентам.
Иногда я хулиганю и позволяю себе пошутить и давать вредные советы.
Есть страничка темы, где собраны все метки записей, по которым можно не случайно найти то, что вам интересно.

Ведя этот блог, я приследую несколько целей:
1. Дать выход графомании, потому что лет с 10 не писать я не могу :)
2. Популяризировать психологию и привлечь новых клиентов.
3. Заявить о себе и пообщаться в публичном виртуальном прострастве с коллегами.
4. Поделиться важными для меня чувствами и соображениями, которые могут быть, как мне кажется, кому-то интересными. Возможно, найти новых друзей, верных единомышленников или оппонентов.

Поэтому мне дороги ваши комментарии. Особенно живыет отклики и вопросы, которые поддерживают меня в том, чтобы выкладывать новые тексты. Критика тоже важна, особенно, когда несет в себе зерно спора, в котором рождается истина. На этот текст вы можете откликнуться в разделе обратной связи. А в остальном – пишите комментарии к постам блога.

3 ступень. Финал

Позавчера для меня завершилась третья ступень. Три с половиной года я ездила в свой персональный Хогвартс в Подмосковье, блуждала по улочкам-садам и путалась в комнатах. Подсчитывая сертификационные часы, мы со старостой посчитали, что наша группа за это время суммарно вложила в гештальт 5,3 лет чистого учебного времени. После моих 3000+ часов меня признали продвинутым гештальт-терапевтом, супервизором и ведущим групп.
Столько всего за это время было. Я успела развестись и выйти замуж, переехать в новую квартиру, пару раз попасть в больницу, уйти с работы в АСОУ, попробовать себя в роли научного редактора. Многое менялось в моей психологической работе. А вместе с новым пришлось переживать удачи и неудачи, хорошие решения и ошибки. Я стала устойчивее в этом – усвоении очень разного опыта.
Сложно выделить, что больше повлияло на то, какой я выпускаюсь с третьей ступени: обучение или та жизнь, которую я для себя в процессе выстроила. Но что бы я ни вытворяла на “большой земле”, дом в Заветах Ильича и возможность быть с сокашниками и тренерами составляли стабильный фон моей жизни. В иные моменты отношения с ними занимали все сознание и становились трансформирующей фигурой.
Говорят, третья ступень – тренинг коллегиальных отношений. И, вот диво дивное, я умудрилась сблизиться с коллегами, а кого-то и вовсе полюбить. Так странно в 30+ лет снова учиться дружить и наблюдать, как хрупкая привязанность обрастает жилами, мясом и кожей. Неужели я все еще так могу? и тут же обнаруживать в дружбе новые выборы, которых раньше попросту не замечала.
3,5 года я нащупывала баланс между двумя “че”: честностью и человечностью. Кажется, стала что-то улавливать – но тут как с ездой на велосипеде: можно научиться – невозможно объяснить.
Кажется только к концу третьей ступени я начала признавать собственное авторство. Не только трех выпускных работ, но своей жизни, тех самых успехов и неуспехов, о которых я говорила выше. Роль кузнеца своего пздца принимать сложно, зато помогает перестать ковать куйню.
В последний день , уже после завершения, между одними прощальными объятиями и другими, маленькая девочка подарила мне ветку сирени. Я почувствовала благодарность, впервые за долгое время свободную от зависти. И этот момент – не менее важное приобретение, чем три года опыта, знания, умения и сертификат. Сирень осталась благоухать на столе у мангала, а я поехала в Москву с ворохом сердечных воспоминаний: про долгие прогулки, катание на трехколесном велосипеде, традиционные шашлыки под дождем, поездки в Глобус с Егором, жаркие споры обо всем на свете и совместные обеды.
Весь день по небу бродили тучи. Дождь грозился-грозился и начался как раз, когда мы грузились в машину. Это было красивое завершение. Сегодняшние встречи с коллегами в других пространствах , живой чат и стопки фотографий уже распознаются как эхо того, что было. Сейчас оно стихнет и начнется что-нибудь новое.
Continue reading

Про пупок

“Хотя для разных людей пупок означает разные вещи – духовные врата, чакру, символ плодородия, – по словам Хармона и других ученых, это наш первый шрам. Не важно, выпуклый он от давления или похож на вагину: когда мы рождаемся , это та рана, которой предстоит зажить. Это не просто отслужившая часть тела или метка, по которой можно опознать живот. Пупок – наш первый изъян. Так тело сообщает нам, что мы всего лишь люди”. Так пишет Мара Олтман. Читая “Тело дрянь” я поражалась,насколько много вещей мы стремимся контролировать из обыденного страха смерти – запах подмышек, запах вагины, пупки вот ещё. Такой мы хитрый вид – знаем о смерти, не можем ее игнорировать, но в глубине души надеемся избежать. Вот и я в отпуске не ожидала, что буду стоять на берегу ярко-бирюзового моря, нюхать йод и глотать соленые слезы, разглядывая мертвую черепаху. Я уехала на другой материк праздновать день рождения, но мне не удалось сбежать от напоминаний о бренности всего сущего и сопутствующих переживаний. Говорят у Сиддхартхи Гаутамы после такого все наладилось.
Может быть, не стоило покупать интернет? Но ведь черепаха. И ничего не поправить. В еврейских кварталах лепестки бугенвилий сдаются и отпускаю соцветия и оседают на землю ковром. Маленькие муравьи раздирают на части большого прямо под моим шезлонгом. А затем ровным строем маршируют к завершению жизнь в чашке кофе. Я сегодня на год дальше от рождения и ближе к смерти. И новый дезодорант с ароматом гибискуса и 48 часовой защитой от пота этого не изменит. Как же хорошо. И легко думать о смерти, лёжа в шезлонге и разглядывая фото дохлой черепахи. Обычно, для переработки этих посланий, deathnotes, требуется много ресурса, много земли, воды, воздуха и солнца. А еще способности все их впитать в себя, принять и превратить в собственную внутреннюю опору. Она бывает в тех, кто хотя бы раз коснулся моря любви. Как бывает в день рождения в эпоху соцсетей, а ещё лучше настоящей – с объятиями и утешениями вдалеком детстве на руках у мамы. Не всем так везет. Поэтому все таки хорошо что есть психические защиты, нелепые ритуалы и большую часть времени можно не думать о пупке .
Запомните меня такой. С идеальным загаром и макияжем, хорошей фигурой и сногсшибательным чувством юмора 😉

P.S. правда, книжка на фото другая :Р

Инсайт

У всех весна, а у меня осознавание. Бывает парад планет, а у меня парад постов и запросов. А в результате к утру четверга я поняла, зачем на самом деле занимаюсь психотерапией. И почему моя практика такая, какая есть. Никогда такого не было и вот опять.
События юности в очередной раз легли в понятный узор калейдоскопа. Вместе с вау-эффектом пришла мучительная неловкость: жить свою жизнь пятнадцать лет и не замечать, как пытаюсь переработать горе-горькое далёкой давности. Что пытаюсь изменить ситуацию, которую я не могу изменить.
Есть у меня теория, что профессиональный путь многих психологов и психотерапевтов начинается с важного человека , которому было невозможно помочь. Потому что нельзя помочь тому, кто не просит о помощи. А если даже просит, то помочь можно только в том, что человек уже делает.
Я долгое время считала что такой человек для меня – это я сама. Отчасти это правда. Но не до конца. Пора признать, что человек, с которым мне так хотелось быть рядом и кому хотелось помочь, давным давно мертв. Он убил себя нелепо, жестоко, в одиночестве. И этого не изменить ни для него, ни для меня. Ни нелепости, ни жестокости, ни одиночества, ни смерти.
Сейчас мне даже толком не вспомнить, каким он был. Потому что то, как мы могли общаться тогда, не создавало надежного образа друг друга. Каждый пытался кем-то быть изо всех сил. Вот и я после его смерти сначала старалась быть мягким преподавателем, чтобы не ранить таких, как он . Потом уходя в частную практику, я спорила с миром, что такое возможно: талантливые, красивые люди, которых все любят, кончают с собой.
Теперь с осознаванием этой связи, работа потеряла смысл. То есть смысл остался, но не слишком личный.
Остаюсь в профессии – в конце концов, не самая нелепая история профессионального пути. Теперь буду делать работу лучше, чище и более осознанно. Впереди две недели отпуска. Надеюсь за них переварить внезапно обнаруженное. Прибраться в чертогах разума и эмоционально перезагрузиться. Пустыня, небо и море мне в помощь.
Картинка просто так

Завершилась моя учеба по любви

Вот и закончились мои четыре трехдневки у Алексея Смирнова и Александры Соболевой по работе с сексуальной проблематикой. Яркие и увлекательные 120 часов.Теория, эксперименты, клиентские работы, дискуссии, которые по-гештальтистски были организованы ко времени и к месту, по запросу, умеренно рискованно и умеренно бережно. Многое беру с собой в копилку. И не только идеи с методиками, но и шутки и анекдоты. Они теперь всплывают в памяти в контексте группы, мимолетными вспышками, наполненными смущением, интересом и нежностью.
Continue reading

Про горевание

Хорошо жить по Кюблер-Росс. Если потеря, то четкие пять стадий. И злость преодолеет отрицание, депрессия смягчит торги и приведет к принятию. А у живых – дезориентация, блуждания. Даже не по спирали. И каждое прощание – как тонкая дорожка между отрицаниями: что дорог и что был. Сейчас лишь в памяти.

Про тетрадки и супервизию

Было у меня три тетрадки с кольцами. В в них я вкладываю странички с записями того, что кажется важным в процессе работы с клиентами. С кольцами удобно дополнять странички до бесконечности, ничто не сковывает в масштабах детализации. И сразу заметно, сколько уже вместе пройдено с этим человеком. Можно пролистать до самой первой странички.
Тетрадки я про себя делю так. Continue reading

У меня эмоции. Что делать?


Картинка нарисовалась давно. Сегодня к месту. Мы тут с Ирой Желановой подумали: а не сделать ли несколько терапевтических групп двухдневных, по выходным, про разные эмоции. Начать, скажем, с нетривиальной штуки – “радости”. Потом двинуться в сторону захватывающих тревоги, интереса, страха, нежности, отвращения, гнева и пр. Потом сместиться к социальным: стыду, вине, гордости, зависти и пр.
Группа структурированная. Фактически тренинг по переживанию эмоций и обращению себе во благо.
Как вам кажется – было бы такое полезно и интересно? Материалов на несколько лет хватит.

Бытует мнение, что по-настоящему автономный/самодостаточный/взрослый человек все может сам и никогда не нуждается в помощи. Пожалуй, самое из опасных заблуждений поп.психологии. Джанни Франчесетти в статье про панические атаки так определяет автономию: “Автономия – это фигура на фоне принадлежностей“.

Закрываю тооолстый блокнот

Мне иногда задают вопрос: что ты там пишешь? Студенты и учителя, клиенты и терапевт.
Я частенько пишу и рисую, когда работаю. Это слепок настроения и выхватываемой информации и ключ памяти. Обычно, карандашом. Как и стихи. Если все идёт хорошо, форма сложится под ситуацию. Mindmap. Рисунки – #gestaltdoodles. Долгие конспекты. Классические две колонки: клиент/терапевт и влезающий бабл “где же ты, супервизор?!”. Иногда побеждает рутина и страницы тетради становятся скучными и с трудом дифференцируемыми.
Вот, прощаюсь с ежедневником, который служил мне рабочим блокнотом 2 года. С нелепым Тоторо. Таким, как его видят китайцы. Он не был идеальным. В нем линеечки и даты, а я люблю без них. Зато на резинке и с кармашком под всякие всячины. В кармашке всякое, например, эта записка с одной из групп, на которой мы соревновались в guilty pleasures.
Кажется, два года назад я была свободнее и рутины было меньше. Интересно, как выйдет с новой тетрадью.

Continue reading