Category Archives: Психология

Истины не существует. Есть только подходы к истине.
Витакер К.

В данном разделе я собрала всё, что так или иначе связано с психологией, особенно, с возможностью применения психологических знаний на практике.

Тело-Я, заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии. Часть 2. Про ресурсы и состояния

Ого, почти год назад я выложила первый текст моих конспектов на полях по телесной гештальт-терапии! Год пролетел незаметно, но не прошел даром. Я потихоньку продолжаю разрабатывать сразу несколько тем и обсуждать их с коллегами. И теперь готова выложить текст про ресурсы и состояния с фокусом на телесных процессах. Когда-то раньше я уже писала текст про ресурсы. С тех пор мое представление о них видоизменилось. А вопрос остался тем же: что же такое ресурсы, о которых так много говорят духовные учителя, практики осознанности, психологи и психотерапевты?

Continue reading

РОЛЬ ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОДА В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ И ЛИЧНОСТНОМ САМОРАЗВИТИИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

Последняя статья, которую я писала для АСОУ. Я долго ее задумывала и вынашивала и рада, что перед уходом успела доделать.

Аннотация. В статье рассматриваются возможные аспекты применения гештальт-подхода для профессионального и личностного саморазвития преподавателей высшей школы. Рассматриваются важность и основные задачи личностного саморазвития преподавателя, а также потенциал гештальт-подхода в их решении. Приводятся принципы гештальт-педагогики, применимые в высшей школе.
Abstract. The article is concerned to possible aspects of applying gestalt approach for professional and personal self-development of higher school teachers. The importance and main tasks of the personal self-development of the teacher, as well as the potential of the Gestalt approach in their solution are considered. The principles of Gestalt pedagogy, applicable in higher education, are given.
Ключевые слова: профессиональное саморазвитие педагога; гештальт-терапия; гештальт-педагогика; гуманистическое образование; холистический подход в образовании.
Keywords: professional self-developmet of higher school teachers; gestalt-therape; humanistic education; holistic approach in education.
Continue reading

У меня часто спрашивают: гештальт-терапия про чувства?

Да, но не только и не всегда.
Ключевая задача гештальт-терапии – поддержать осознанность клиента там, где она ограничена. Осознавать, или проще говоря “замечать”, мы можем:
1. результат работы дистантных органов чувств и осязания,
2. результат интерорецепции – сбора информации о работе внутренних органов, сосудов, мышц и пр. богатого внутреннего мира,
3. результаты мышления образного и безобразного, в т.ч. категоризация, распознавание, воспоминания и воображение,
4. результаты работы по программированию, регуляции и контролю наших действий.
Все это проявляет себя как восприятие внешнего мира, ощущение себя и восприятие своего состояния, своих потребностей, эмоций, чувств, возникающих в голове идей, воспоминаний, образов воображения и восприятие собственного поведения. Каждый человек имеет привычку в большей степени замечать ту или иную часть этой психической работы, а остальную – игнорировать. И это ограничивает возможности по решению повседневных проблем. Гештальт-терапевт помогает вернуть внимание туда, откуда оно ускользает. В нашей культуре это частенько бывают эмоции и чувства. Отсюда, видимо, берется идея, что гештальт про чувства.
Continue reading

Ресурс на букву “з”

На днях вспомнила про важную работу в ситуации расставания, про которую часто забывают. Поделюсь своим имхом. Пост про невидимую заботу.

Continue reading

Завершаю рабочий сезон, вспоминая интенсив в Армении. Ностальгирую

Тело-Я. Заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии

(незапланированная заметка, поэтому без номера)
Есть такая штука, как парадоксальная теория изменений, сформулированная Арнольдом Бейсером. Она описывает универсальный принцип изменений сознания. Если в кратце, то “изменение происходит тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является(с). Или упрощая метафорически: чтобы купить билет в Париж, надо точно знать место отправления. А вот со знанием своего тела в нашей культуре бывает не просто. Мы лучше знаем, каким телом должны быть: стройным, красивым, здоровым. Еще в нем не должны проявляться признаки возраста и усталости. “Головная боль мешает работать? – прими таблетку”, – транслирует реклама. И желательно, чтобы никакой опыт не оставил в теле видимых следов: ни растяжек от беременности, ни пигментных пятен от солнца, ни упаси боже признаков расслабленной жизни в виде наличия жира или отсутствия прорисованного мышечного рельефа. Окей, мужчинам допустимо иметь шрамы, но желательно с легендой о поединке героя. Возвращаясь из отпуска положено иметь загар. Если не удается этого достичь в реальности, то нужно хотя бы постараться замаскировать то, что не попадает под стройное, касивое, здоровое, молодое и полное сил.
Очень мало способов культура предлагает, чтобы заметить, что происходит на самом деле. Как тело живет, можно наблюдать через ощущения, выделяя из них, что сейчас важно. Я чувствую, как пальцы касаются клавиатуры. Они двигаются практически без усилий. Я не замечаю, как они выбирают позицию над клавиатурой. Зато замечаю, что по правой стопе, на которой я привычно сижу, “бегают боржомки”. Мои плечи и шея напряжены. Я будто бы подтягиваю плечи к ушам и слева чуть больше, чем справа. Пожалуй-ка я пересяду, удобнее расположусь ногой и расслаблюсь плечами. Это альтернативный способ восприятия телесного существования, которому редкто кто учит в школе, семье и рекламе. Чувствовать себя телом, не отвлекаясь и не подменяя эту реальность стандартом. Смотреть в зеркало и видеть форму. Знать, какая я на ощупь. Как и в каких местах я пахну. И, может быть, даже, какова я на вкус – он, кстати, тоже меняется и нелинейно в зависимости от того, что делать в течение дня. Переживать опору на кресло, на землю, на себя, на другого. Воспринимать прикосновения: собственных волос, одежды, других предметов и других людей. Замечать что меняется, когда другой подходит ближе, еще ближе, на расстояние видимости лица, на расстояние вытянутой руки. Есть ли более и менее чувствительные местечки моей кожи? Чувствую ли я свои мышцы? Понимаю ли сколько могу вложить силы в шаг, в поддержание позы, в удар по клавиатуре, в удар по боксерской груше? А сколько нужно для желаемого эффекта? И сколько я хочу вложить? Как долго могу выдерживать напряжение? Есть ли во мне что-то расслабленное? Какие способы расслабления я знаю? Удивительный мир телесного существования.
Телесно-фокусированная гештальт-терапия предлагает такие практики. И возможность через них меняться телесно.

И фото для привлечения внимания с прошлогоднего интенсива “Телесная реальность”. В этом году еще есть клиентские места. Формат интенсива: две трехдневки, один выходной, день заезда 19 августа (организационное собрание в 18.00), день отъезда 27 августа 2018 года. Утренние занятия йогой, цигун или бодифлексом, лекции, группы, терапия под супервизией, семинары. Подробности тут https://gestalt.ru/intensive/intensiv-telesnaya-realnost-na-volge/

Тело-Я, заметки на полях конспекта по телесной гештальт-терапии. 1

Базовые принципы, облегчающие переживание эмоций

Существует распространенное мнение, что гештальт-терапевты все время работают с эмоциями и постоянно задают вопрос: “что ты чувствуешь?” или “как тебе это?” Гештальт-терапевты работают с целиковыми людьми и, обычно, спрашивают про то, что человек хуже замечает. В нашей культуре худо-бедно принято замечать мысли, воспоминания, воображение, действия и даже их мотивы. С эмоциями сложнее, поэтому про них действительно часто спрашивают. И я спрашиваю. Клиенты сопротивляются. Это привычно в нашей культуре.
Почему люди часто не желают замечать эмоции? Потому что это непредсказуемая неуправляемая фигня, которая может захватить сильно и надолго. Эмоции, в отличие от мыслей и действий, меньше подвержены сознательному контролю. А вот мера их предсказуемости зависит от эмоционального опыта. Чем больше я наблюдаю свои эмоциональные реакции, тем больше я про них знаю и менее непредсказуемыми они мне кажутся. Спокойно проживать эмоции мне помогают 5 принципов, которые я почерпнула из умных книг, опыта личной терапии, песен Битлз и лекций Льва и Ольги Черняевых.

1. Каждая эмоция проходит. Рано или поздно. Если ее не подавлять и не поддерживать. За одной эмоцией приходит другая.
2. Эмоции сами по себе не убивают. Если их не подавлять и не поддерживать.
3. Эмоции – не мысли. Мысли – не эмоции. Мысли могут длиться сколько угодно долго и снова и снова вызывать эмоции. Эмоции делают людей склонными мыслить определенным образом. Но см. п. 1.
4. Эмоции – не действия. Действия – не эмоции. Совершая определенные действия, люди могут переживать определенные эмоции. Но см. п.1. Эмоции делают людей склонными действовать определенным образом, а у действий есть последствия. Иногда летальные. См. п. 2.
5. Сами по себе эмоции не плохие и не хорошие. Зато люди склонны называть “хорошим” то, что продлевает приятные или привычные эмоции, а “плохим” то, что этому мешает и вызывает неприятные или непривычные эмоции.
А дальше сэр Пол

Continue reading

Прикладная психология Быть-и-Я

Чем ближе начало первой ступени, которую я веду с Володей Анашиным, тем больше я вспоминаю и думаю о собственном опыте обучения гештальт-терапии. О том, что было ценным для меня, и что мне хотелось бы из этого сделать возможным для наших студентов.
Когда я пришла в 2008 году учиться, у меня за плечами было 8 лет обучения в МГУ психофизиологии, шесть лет преподавания, клиентский опыт в юнгианском анализе, КБТ и нарративной практике, довольно широкий теоретический бекграунд и умение неплохо использовать умные слова вроде “психика”, “осознанность”, “внимательность”, “бытие”, “личность”, “поток”, “деятельность”, “стресс”, “психическая травма” и пр. Я одновременно работала контент-менеджером, переводчиком, репетитором по английскому языку, преподавателем и, кажется, то ли методистом то ли помощником декана. А еще я была ролевиком, готом, эзотеричкой и, наверное, довольно странным человеком. Хорошая новость для всех странных людей – за 10 лет в гештальт-практике я не перестала быть ни чем из этого, и, в общем, даже чуть больше стала собой, чем бы ни занималась. Из того, что изменилось – я научилась заниматься гештальт-терапией, гештальт-консультированием и чуть-чуть гештальт-коучингом.
Самое удивительное и ценное, с чем я столкнулась на первой ступени у Кости Баженова и Наташи Лазаревой, а потом у Наташи Лазаревой и Марины Богатыревой был искренний интерес к каждому из участников группы. Не тот, который “как бы так тебя лучше вылечить” и “что ты можешь сделать для науки?”, а который “интересно, как ты живешь”. А еще – естественное присутствие и включенность в жизнь нашей группы. Я из того поколения, которое довольно быстро отучилось от такой степени заинтересованности и присутствия, благодаря сначала книгам, потом социальным сетям и всяческим медиа. Так вот, оказалось что интерес и присутствие удивительным образом меняют жизнь. Долгое время я чувствовала себя на группе странно: будто бы между мной и миром внезапно сдернули всегда присутствовавшую полупрозрачную завесу. Потребовалось много практики и опыта собственной личной терапии, чтобы научиться самой управляться с этой завесой: замечать ее; отодвигать, когда нужно, и возвращать на место, если есть такая необходимость.
А вместе с отодвиганием завесы, слова, выученные в университете, стали обрастать плотью и кровью. Удивительно, насколько опыт меняет понимание изнутри. И то, что было когда-то таким любимым постулатом для веры: тело и психика – разные способы смотреть на одно и то, же явление – стало воплощаться в жизни. Постепенно я стала участвовать в общении не только головой, порождающей идеи, но и всем телом, с его ощущениями, потребностями и восприятиями. Думаю, я и раньше участвовала в общении целиком, только тщательно старалась это игнорировать, отчего возникали всяческие нелепые ситуации. До сих пор продолжаю интегрироваться.
В общем, за опытом непредвзятого и искреннего интереса к себе и к другим людям; включенного проживания своей жизни; присутствия и жизнетворчества приглашаю вас учиться вместе гештальт-терапии начиная с 3-4 марта. Особенно приглашаю тех, кто любит психологическую науку, но хочет включить ее в свою жизнь и выстроить на основе психологических знаний осознанную жизненную философию.
На фейсбуке есть чуть больше информации о программе https://www.facebook.com/1stgestalt/
Чтобы получить подробную информацию и записаться на собеседование, можно связаться с Володей anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95 или Татьяной +79167185406 tatyana@psyvert.ru .

Чем так хороши психологические группы

В этом году много участвую в групповых проектах: в качестве ведущего, соведущего, участника и ученика. В общем, вынуждена признать, что очарована форматом работы и его эффективностью.
Чем и когда хороши психологические группы?
1. Люди давно стали объединяться в группы. Почему? Потому что в группе возможно то, что невозможно в одиночку. Например, исполнить симфоническое произведение или играть в «Мафию». Если перенести это в реальность психологической помощи, то в группе лучше, чем в индивидуальном формате, обнаруживаются и разрешаются сложности в отношениях человек-человек и человек-группа людей. Это могут быть сложности в самовыражении и самопредъявлении; в общении с большим количеством людей или один на один; в определении и реализации своих желаний, когда рядом есть кто-то другой; в продвижении по службе и пр. В группе проще понять, какие роли я играю чаще; какое место мне хотелось бы занимать в обществе, а уж попробовать его занять и сыграть новую социальную роль можно только в группе.
2. Также в групповом формате лучше разрешаются запросы, на первый взгляд с социумом не связанные. Это вопросы уважения и самоуважения, принятия и самопринятия, признания и достоинства; сложности в самооценке, связанные с реакцией на обратные связи других людей. И др.
3. Социальные эмоции такие, как стыд и вина, лучше разворачиваются в группе. Поэтому понять, как они развиваются, и найти наиболее подходящие способы обхождения с ними, проще в группе.
4. Часто бывает так, что какой-то из перечисленных выше запросов казалось бы разрешается в индивидуальном формате, но не переносится в групповое пространство семьи, работы, института. Тогда психологическая группа может стать переходным шлюзом для нового навыка или опыта.
5. Человек – социальное животное. Есть теория, что групповое общение сделало из обезьяны человека. Не знаю, как на счет обезьян, но социальная изоляция в большинстве случаев оказывает на мозг и психику человека негативное действие. Если вам одиноко, у вас нет друзей и близких людей, группа может частично компенсировать этот дефицит, а также поддержать в поиске новых контактов и установлении связей.
6. Психологическая группа – уникальный опыт, когда люди собираются, чтобы сделать что-то вместе и не ради идеала и абстрактной цели, а чтобы было хорошо, ясно и интересно друг другу. С опорой на этот опыт становится в целом проще жить и общаться с людьми.
7. И, наконец, часто это дешевле и эффективнее. Так как на вашу проблему работает сразу один или два психолога плюс каждый из участников. При этом час группы стоит дешевле, чем час индивидуально со специалистом.
После этого описания можно решить, что психологические группы – идеальный формат и индивидуальные консультации и психотерапия вообще не нужны. Но это не так. Есть ситуации, в которых группы не будут настолько полезны, вообще или какие-то конкретные: Continue reading

Про ревность


On the Beach — Two Are Company, Three Are None, a wood engraving drawn by Winslow Homer and published in Harper’s Weekly, August 17, 1872

Думается мне, что ревность – признак дефицита или профицита в эмоционально значимых парных отношениях. Про дефицит многие понимают и часто говорят. Логика такая. Если мне чего-то не хватает от партнера, а я знаю или предполагаю, что он это отдает кому-то третьему, я начинаю третьему завидовать (почему с ним/ней, а не со мной?), на партнера злиться или обижаться (а мне?), себя обвинять (что со мной не так?). В общем, смешивать собственный уникальный коктейль ревности. Градус коктейля повышается, если в моей картине мира я могу это что-то получить только от своего партнера, что делает меня зависимой, а отношения не просто значимыми, а сверхначимыми.
Но иногда нам бывает нужно не только что-то получить в отношениях, но еще что-то выделить. Вообще, многие потребности о двух концах. Потребность в любви, например. Мне важно и получать любовь, но и любить кого-то. Так вот, если вся моя любовь, ласка и сексуальность не помещаются в одни отношения, а позволить себе реализовывать их вне отношений я не могу, мне приходится эту свою часть сильно сдерживать, а иногда и вовсе не замечать. В таких условиях легко начать представлять, как партнер несдержанно выделяет направо и налево. В основном, налево, конечно.
Все эти явления сами по себе не являются ни хорошими, ни плохими. Как сигнал о том, что происходит со мной в отношениях, ревность скорее полезна. А вот действия, в которые я из ревности пускаюсь, могут быть хороши или плохи для меня или партнера.
Про это все мы с Володей Анашиным проведем небольшую мастерскую, коротенько так, часов на пять. 11 ноября. С 11 до 16. В Москве, в Лялином переулке.
Право налево: ресурсы и ограничения ревности Continue reading