О психологии и психологе


Привет! Меня зовут Татьяна. В оффлайне я практикующий психолог, гештальт-терапевт, супервизор, кандидат психологических наук. Помогаю людям старше 18 лет:
– спокойно переживать сложные чувства во всевозможных ситуациях, в том числе в ситуациях расставаний, потерь, кризисов в личной или профессиональной сфере;
– приручить свое настроение, даже если оно скачет быстрее показателей температуры за бортом;
– пережить и разрешить ситуацию внутреннего конфликта, когда одна часть тянет в одну сторону, другая – в другую;
– разобраться в своих отношениях с другими людьми, миром и самим собой;
– научиться жить своим телом, так чтобы получать удовольствие от жизни;
– найти вдохновение или занятие по душе
– и, вообще, добавить вкуса и цвета в жизнь, где их почему-то не хватает.

Методы подбираю под запрос клиента и его личные особенности: с кем-то разговариваем, с кем-то рисуем, с кем-то танцуем, – но всегда движемся в направлении цели.

Сама проходила и продолжаю проходить личную психотерапию. Тут есть текст о том, чем это было полезно мне на разных этапах моей жизни. А тут чуть подробнее о том, что такое консультирование, что такое психотерапия и круг проблем, с которыми я работаю.

Если вам нужна моя консультация – обращайтесь. Моя почта tatyana@psyvert.ru, скайп – ta.dra.la.

Ещё я пишу и перевожу интересные статьи и иногда книжки и преподаю дисциплины, связанные с моей профессией. Continue reading

Условия сотрудничества для клиентов

Уважаемые клиенты! Перед началом нашей работы я прошу вас ознакомиться с условиями сотрудничества. В рамках психологической работы мы устанавливаем особый вид профессиональных отношений, информация о которых и правила изложены в документе ниже.
Если что-то кажется вам не достаточно понятным, пожалуйста, спрашивайте обо всем, что касается нашей работы и релевантно процессу. В том числе о моем образовании, опыте, супервизии, профессиональном сообществе, в котором я состою.
Continue reading

Лабиринт эмоций. Приглашение №5


Пришла зима и мы продолжаем набирать онлайн группу по поддержанию эмоциональной осознанности. Только начнем ее, в связи с рядом обстоятельств, не осенью, а в январе. Нам с Ирой хочется получше подготовиться и собрать группу людей, с разным опытом в отношении своих эмоций.
Авторы тренингов эмоционального интеллекта много пишут про то, как хорош эмоциональный интеллект. Люди, которые хорошо разбираются в своих чувствах, показывают лучшие результаты в творческих профессиях и работе, связанной с людьми; у них проще с мотивацией; реже развиваются тревожные расстройства и депрессии; им легче заводить и поддерживать теплые межличностные отношения и пр. Но если разбираться в своих эмоциях так здорово, почему до сих пор есть тренеры эмоционального интеллекта, сфокусированные на эмоциях подходы в психотерапии и пр.? Как так выходит, что такая классная способность не развивается в процессе жизни?
Все начинается с детства. В первые месяцы мы вообще не очень разбираем, что происходит. С нами или вокруг. И мама работает для ребенка отражением и обозначателем состояний. Угадывает, когда ребенку холодно, когда голодно, когда мокро. Она начинает различать, когда ребенок радуется, когда злится, когда пугается, как-то реагирует. То, насколько хорошо маме это удается, зависит от того, как хорошо она разбирается в своих чувствах, сколько их названий знает, а также позволяет ли ей материнская тревога хоть какие-то чувства различать. Если мама, например, не отличает страх от злости или вовсе злости не понимает, то и у ребенка будет мало шансов научиться злость опознавать. Постепенно к маминой работе присоединяются другие взрослые. Со своими способностями и сложностями в опознавании и принятии чувства.
И вот мы постепенно взрослеем со своим словарем эмоций и распознавалкой, воспитанной по образу и подобию взрослых вокруг нас. И дальше, например, мама ведет ребенка к доктору сделать прививку. И ребенок говорит: “Боюсь, не хочу!”, – или просто плачет и конючит. Маме больно на это смотреть, или стыдно перед другими мамами в очереди, или вовсе мало времени и сил. И тогда она говорит: “Ничего тут страшного нет, чего ж тут бояться!” Если бы мне так кто-то сказал, я бы ответила: “Как это чего бояться?! Больно же будет, я не люблю боль. Вот и дрожу, потею, сердце колотится. И избежать этого хочется. Я все равно пойду, вот только чуть-чуть успокоюсь”. Я так могу сказать, потому что я взрослая и гештальт-терапевт. А для ребенка мама или другой заботящийся взрослый – эталон обращения со своим состоянием. Поэтому он перестает доверять своему “дрожу и сердце колотится”. Так постепенно выстраивается стенка между человеком и его состоянием.
Это не беда, если мы чему-то не научились дома. Поможет детский сад и школа. Там подтянут и рисование, и чтение, и физру. Только вот не все детские сады и школы имеют программы, которые помогут догнать эмоциональный интеллект. А вот поддерживать стенку между маленьким человеком и его состоянием многие любят. Например, если любопытно, то вопрос можно задать только в нужный момент и обязательно умный, а иначе будут ругаться. Так и учимся не бояться, не любопытствовать, не радоваться, не печалиться и так далее.
К счастью, развитие на школе не заканчивается. Ну или по крайней мере, взрослые могут выбирать, что, как и когда у себя развивать. Поэтому, если вы узнали в ком-то из описанных детей себя или вам просто любопытно, как там эти чувства в вас устроены, записывайтесь к нам с Ирой на серию вебинаров “Лабиринт эмоций”.
С 21 января по 22 апреля по четвергам в зуме с 19 до 21.50 по московскому времени.

Контакты: Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86

Путь творчества. Голландская рулетка


Нет, это не последняя страница. Изменю своему правилу писать только о дочитанных книгах. Потому что книга чудесная, а читать я ее буду долго. Возможно, большую часть жизни. Потому что это приятный попутчик в исследовании себя и своего творческого потенциала.
Когда-то давно я рассказывала о Голландской рулетке. Тогда это была группа в дайри. Группа единомышленников, в которой люди поддерживали друг друга в том, чтобы создавать что-то новое. Модераторки каждый день писали вдохновляющий пост о творчестве, его механизмах и практиках, с этим связанных. А участники/цы играли. То есть делились тем, что творили и вытворяли в течение дня.
Почему голландская рулетка?

“- Голландская рулетка? Не знал, что ты любишь азартные игры…
Художник рассмеялся.
– Да нет же! Смысл игры в том, чтобы каждый день создавать что-то новое, чего до тебя не было. На что фантазии хватит! Можно написать картину или стихотворение, выпилить полочку, испечь пирог, сложить бумажного журавлика… На худой конец родить ребенка или создать новый мир. А если, засыпая, ты не можешь вспомнить, что создал за сегодня, то на одни сутки стареешь. Потому что их в твоей жизни не было”.
Елена Фельдман, “Бог, Солнце и Художник”

10 лет существовала группа. Теперь есть ВК и недавно запустился инстаграм. А в прошлом году вышла книга. В ней собраны лучшие посты и идеи голландской рулетки. Книга устроена как творческий ежедневник. В ней есть 12 тематических глав – по одной на каждый месяц. И на каждый день свой “пост”: вдохновляющая цитата, наблюдения за творческим процессом, лайфхаки, слова поддержки и пр. И, конечно, место для своей ставки, где можно записать, что удалось сотворить за день.
Это увлекательно, потому что авторки разные. Десять творческих женщин. У каждой – своя жизнь. Они из разных городов и стран. Из разных профессий. И творчество, которым они занимаются, разное. Поэтому взгляд получается объемным. И так интересно угадывать, кто сейчас с тобой говорит. Можно себя проверить по авторскому указателю в конце книги. Поскольку часть коллектива я знаю лично, мне особенно приятна эта угадайка. За текстом звучат родные голоса.
Книга стала для меня диковинным многоголосым собеседником, который нежно и заботливо каждый день напоминает о ценности жизни и творчества. Подкидывает новые ракурсы и идеи. Не дает рецептов. Вместо ответов ставит новые вопросы. И всем этим поддерживает творческий процесс и создает подходящий настрой. В общем, на психотерапию похоже чем-то 🙂
Еще в начале каждого месяца есть список вдохновляющих занятий. Вот тут есть рецепты, но исполнение сугубо добровольно. Они подобраны сезонно, в соответствии с нашим ритмом средней полосы. Но думаю, нет большой беды, если выбирать то, что подходит сейчас в любое время года. Их можно воспринимать как челендж, а можно просто выбрать себе занятия по сердцу и сделать то, что нравится. Да и на привязках к датам можно не зацикливаться. Выбирать главы, подходящие по смыслу. Можно читать в случайном порядке. Главное, играть!

Рекреация

Пауза после работы/действия нужна не только и не столько, чтобы восстановиться для следующей работы/действия. Это время ре-креации. Пересоздания себя и мира через опыт совершенной работы/действия. Осознанно или нет.

Про работу с насилием

В выходные закончился девятидневный курс по работе с травмой насилия у Татьяны Орловой. Мой бесценный опыт выползания за пределы гештальт-института. Ну то есть как закончился. Я приобрела в процессе малую группу для отработки навыков и, думаю, отрабатывать нам еще и отрабатывать. Я пока для себя субъективно в планомерном освоении второй трехдневки, а третья уже прошла.
Мне очень понравился взгляд Татьяны на насилие как на механизм адаптации к окружающему миру, который позволяет на базе отношений привязанности так перестроить ценности личности, чтобы работать в интересах группы. С этим определением много легче и интереснее живется, в обстановке всеобщего шейминга что жертвенных что абьюзивных форм поведения.
По итогам много думаю про работу с авторами насилия, которой мало где учат. А это важная тема, которая часто пропускается психологами и психотерапевтами. Я сама несколько раз оказывалась в ситуации, когда приходила к психотерапевту в ужасе от выбранной мною формы агрессии и просила помочь мне научиться к ней не прибегать. И в результате разворачивалась работа в сторону переработки стыда и вины, воспринятых как невротические. В принципе, это могло бы быть хорошим входом в работу над отказом от насилия, но она, в лучшем случае, на этом месте и останавливалась, а в худшем – использовалась мною как поддержка рационализирующей и оправдывающей насилие части. Еще чаще я приходила с теми же смутными стыдом и виной и была не в силах напрямую попросить: “научи меня делать не так, а как-то иначе”, – и была не опознана в этом. Со своей стороны с клиентами я совершала похожую ошибку из какой-то дурной формы человеколюбия и веры в лучшее. И сейчас смотрю на эти кейсы с сожалением. В общем, лучше поздно, чем никогда.
А это удивительная группа, из которой к третьей трехдневке по такой непростой теме не отвалилась ни одна участница.

Current Music – “ZWYNTAR – Mother’s Knife”

update: из обсуждения поста в фейсбуке вынесу сюда еще несколько важных ссылок
У Егора очень простой текст (обыденным почти что языком) про то, почему так сложно бывает принимать свои ошибки в отношениях, в том числе насильственные формы поведения. Он не проходил со мной курс, но как-то так получилось, что синхронно написал.
Больше для коллег тест Тани о работе с людьми, ответственным за насилие. Но и непсихологам интересные штуки там есть.
Ближайший набор курса у Тани Орловой
“Нетерпи” – там можно получить помощь людям, оказаывшимся по обе стороны насилия. Они открыли направление работы с ответственными за насилие, которые хотят решить эту проблему.
В Питере работой с авторами насилия занимается центр социальной поддержки “Альтернатива”. Они прямо специализируются на этом, адаптируют западные протоколы под наши реалии.

Стыд страха

“Отвратительно видеть, как некоторые цепляются за жизнь”

Коллега поделилась текстом про маски. Текст мне понравился и вызвал уважение. Но еще меня поразила фраза: “Ношение маски не делает меня слабым, напуганным, глупым или “контролируемым”. А что если это так? Что если под маской слабый и напуганный человек? Означает ли это, что его не нужно слушать? Означает ли это, что страх отменяет другие основания его действий? Равен ли страх слабости? А глупости? А контролируемости? Означает ли это, что человеку под маской нужно молчать в тряпочку и слушать менее напуганных товарищей, которые говорят, что угрозы не существует?
С начала пандемии моя коллекция потрясающих воображение причин для стыда пополнилась знанием, что бывает стыдно испытывать страх. К сожалению, на собственном опыте. Так странно испытывать стыд быть напуганной. Особенно, помня, что я все-таки психолог. Потому что, как психолог, я знаю: страх – это важная эмоция в системе оценки угрозы, в настоящем моменте или будущем. Страх подсказывает в нужный момент удалиться совсем или на достаточное расстояние от чего-то опасного. Обычно, страх – мой помощник и опора в повседневной жизни и работе. Другое дело, что я предпочитаю переживать страх, чем жить в страхе. Но есть версия, что это – тонкости определений. Страх иногда делает незаметными имеющиеся возможности противостоять угрозе, но также подсказывает начать изыскивать ресурсы, чтобы с нею совладать. Еще страх часто указывает мне на то, что для меня важно. Например, страх смерти – оборотная сторона ценности жизни и желания подольше ее жить.
Стыд – тоже важная штука. Это мой встроенный радар уместного и неуместного в ситуации. Есть гипотеза, что стыд – своего рода отвращение к себе, усвоенное от родителей или других значимых взрослых в детстве. Тут я вспоминаю знакомую, которая рассказывала историю про своего отца. Она искала ремень безопасности в его машине и, кажется, не нашла. Но самое главное, что она услышала: “Отвратительно видеть, как некоторые цепляются за жизнь”. И вот я читаю тексты о том, что боятся только глупые и слабые. Что угроза мнимая, придуманная Биллом Гейтсом в содружестве с правительством рептилоидов. Что даже не будть она мнимой, бояться ее недостойно. Что выбирая ценность жизни в противовес ценности свободы мы совершаем ошибку, не достойную человека с большой буквы “Ч”. Я будто оказалась в той машине без ремней безопасноти и с отцом, переживающим отвращение. В общем, так человек может сформировать впечатление, что бояться стыдно. Ну или, по крайней мере, страх свой как-то проявлять. Так стыд блокирует доступ к переживанию или выражению страха. Можно стать бесстрашной. И даже слегка бессмертной в своем воображении. И не слишком ценящей жизнь в реальности.
Я бы хотела встать за кафедру и со всей ответственностью заявить, что бояться не стыдно. Но это будет неправдой. Потому что я взрослая тетя и все еще боюсь болезней, а за это еще и стыдно в последнее время. Потому что лично мне быть увиденной в испуге – стыдно. И я точно знаю, что я не одна такая. Зато я знаю, что если что-то делать стыдно, но зачем-то важно или нужно, то лучше найти подходящую компанию. Потому что стыд – это еще и показатель недостатка поддержки среды. В общем, если вам страшно и стыдно от этого – это нормально. Найдите тех, с кем можно вместе пробояться, отстыдиться и попуститься. Если вы не уверены в друзьях и близких, психологи на эту роль вполне сгодятся. А еще лучше – целая группа.

P.S. Когда я написала своей знакомой, чтобы спросить, можно ли использовать ее историю как метафору в своем тексте, мессенджер почему-то вставил в мою просьбу эту картинку. Мне кажется, она прекрасна, поэтому пусть будет тут. Думаю, каждый может придумать, про что она: про стыд, страх, отвращение или детские удовольсвия, вызывающие у родителей все эти чувства.

Лабиринт эмоций. Приглашение №4


Ничего не ясно. Руки дрожат. Сердце то несется, то замирает. Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. Дыхание прерывается. Мысли скачут. Пот. И совершенно невозможно отвлечься. Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. Что же будет? Что же будет? Что делать? Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. “Надо что-то делать!” – требовательный голос где-то внутри пронзительно ноет сиреной оповещения беды.
Когда я училась на психфаке, нам говорили, что тревога – неопредмеченный страх. То есть я боюсь, но сам не знаю чего. Но чем больше я живу со своей тревогой, тем больше в этом сомневаюсь.
Тревога похожа на стволовую клетку эмоций. Есть такие клетки в организме, которые делятся и пристраиваются туда, где нужны новые клетки. То, что вырастет из нее, – зависит от окружающей ткани. В нервной системе, например, вырастет нейрон или глиальная клетка. Так и с тревогой. Она возникает в ситуации неопределенности и призвана помочь нам сориентироваться в окружающем мире и себе. По мере ориентировки она трансформируется в другое состояние. Смотря что будет вокруг, смотря что будет внутри. Не обязательно в страх. Это может быть интерес, вожделение, злость, радость, нежность, стыд… Вообще все, что угодно.
Другое дело, что переживать тревогу мало кто любит. А еще меньше людей любят тревожащихся людей под рукой. Поэтому мы торопимся победить тревогу, пока нас не поторопил кто-нибудь другой. В таком окружении тревоге легко превратиться именно в страх. Потому что внутри есть требование делать, а не дотошно разбираться в ситуации. И страх того, кто требовал этого делания когда-то прежде.
Бывает по-другому? Бывает. Бывает тревога-предвкушение приятного. Там тоже велик соблазн торопиться, но некоторые люди умеют такую тревогу даже посмаковать.
Но самое сердце тревоги, самая ее суть – это что-то живое, из которого совсем не понятно, что вырастет. Когда прогнозы будущего еще не оформлены. И ворох вероятностей впереди.
Раз уж многие эмоции начинаются с тревоги, мы с Ирой решили начать с нее наш цикл “Лабиринт эмоций”. Если интересно, как живет и во что может превращаться ваша тревога, записывайтесь. Встречи по четвергам, 19.00-21.50. С ноября по февраль.
Контакты: Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86
Подробности по ссылке

Лабиринт эмоций

Лабиринт эмоций. Приглашение №3


Очень мне нравится цитата Эмили и Амелии Нагоски: “Эмоции – это туннели. Вы должны пройти их насквозь, и в конце будет ждать свет. Но если застрять посередине, наступает истощение”. С поправкой на то, что это слегка сновидческий тоннель, который меняется по мере продвижения в нем. И свет – это начало следующей эмоции, чуть более желанной, чем та, через которую я продираюсь застряв.
Развитие эмоциональной сферы взрослого человека – это вечное исследование входов, выходов и препятствий в этом пути, в результате которого таинственным образом рождаются смыслы.
Про это мы с Ирой и планируем вебинары “Лабиринт эмоций”. Там будут как сами эмоции, так и разные способы обращения с ними. Привычные и непривычные. Продуктивные и не очень. Приходите!
До группы у нас можно разузнать о программе и о нас, ну и записаться, если вам понравятся ответы.
Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86
Подробности

Лабиринт эмоций. Приглашение№2


Эмоции – самая осязаемая и самая неуловимая часть нашей жизни. Нити связующие картину мира: как и что снаружи затрагивает то, что у нас внутри. Пожалуй? самое реальное, что можно зафиксировать в психике объективными методами. При этом искажающее реальность и ставящее ученых в тупик. Такое зыбкое и такое надежное. Зачем все это? Continue reading