О психологии и психологе


Привет! Меня зовут Татьяна. В оффлайне я профессиональный психолог, сертифицированный гештальт-терапевт и арт-терапевт, кандидат психологических наук. Помогаю людям старше 18 лет:
– спокойно переживать сложные чувства во всевозможных ситуациях, в том числе в ситуациях расставаний, потерь, кризисов в личной или профессиональной сфере;
– приручить свое настроение, даже если оно скачет быстрее показателей температуры за бортом;
– пережить и разрешить ситуацию внутреннего конфликта, когда одна часть тянет в одну сторону, другая – в другую;
– разобраться в своих отношениях с другими людьми, миром и самим собой;
– научиться жить своим телом, так чтобы получать удовольствие от жизни;
– найти вдохновение или занятие по душе
– и, вообще, добавить вкуса и цвета в жизнь, где их почему-то не хватает.

Методы подбираю под запрос клиента и его личные особенности: с кем-то разговариваем, с кем-то рисуем, с кем-то танцуем, – но всегда движемся в направлении цели.

Сама проходила и продолжаю проходить личную психотерапию. Тут есть текст о том, чем это было полезно мне на разных этапах моей жизни. А тут чуть подробнее о том, что такое консультирование, что такое психотерапия и круг проблем, с которыми я работаю.

Если вам нужна моя консультация – обращайтесь. Моя почта tatyana@psyvert.ru, скайп – ta.dra.la.

Ещё я пишу и перевожу интересные статьи и иногда книжки и преподаю дисциплины, связанные с моей профессией. Continue reading

Основы гештальт-терапии, 2018-2019, МИП


Это картина Рене Магрита “Человеческое состояние”. Художник рисует картину вида из окна. Он смотрит то на вид за окном, то на картину. Видит ли он поле и деревья? Видит ли он картину? Замечает ли он оконное стекло? Может ли он вообще заметить, как и что он видит?
В общем, с завтрашнего дня приступаю к занятиям гештальт-терапией со студентами МИП. В курсе не будет стандартных лекци и семинаров. Я хочу создать пространство, в котором удастя поговорить о том, о чем мы часто забываем, о парадоксах человеческого восприятия. Воспринимаем ли мы мир? Как мы это делаем? И как этот процесс определяет нашу жизнь? Дает ли ответы на эти вопросы гештальт-теория? А главное, какая польза от них психологу-практику?
В результате станет понятно, кто такие гештальт-терапевты? Зачем и что они лечат и лечат ли? О чем думают и чувствуют в процессе? Как старые добрые гештальт-принципы вроде “суперпозиции мелодии” и “фигура-фон” работают при общении с людьми? Как теория поля Курта Левина нашла свое воплощение в практике индивидуальной работы и работой с сообществами? Где, с чем и как можно побыть? И нужно ли говрить об этом? Continue reading

“Осязать можно лишь настоящее”


Эта запись могла бы называться “Иосиф Бродский о телесном интенсиве”, но не будет. Потому что это злостного пиара пост, полный личной выгоды и интереса. Поэтому какие шутки?!
Я участвую в интересном проекте, поддерживающем развитие навыков работы с телом в гештальт-терапии и, в целом, развитие телесной осознанности, полезной в повседневной жизни и множестве других дел. Зову клиентов, терапевтов и супервизоров на интенсив “Телесная реальность”.

У меня спрашивают, чем телесно фокусированная гештальт-терапия отличается от гештальт-терапии в целом. Я даю разные ответы. Например про то, что фигурами работы телесно фокусированного гештальтиста становятся ощущения, внутренние состояния, движения, боль и другие телесные симптомы. Но во-первых, они же становятся фокусом работы на разных этапах любой гештальт-терапии. Во-вторых, телесно фокусированный гештальт-терапевт вполне себе может работать со смыслами, идеями и убеждениями человека, используя телесные проявления как дополнительный ориентир.
Или я рассказываю о тонком балансе процессуальности и директивности в работе телесника: как поддерживать процесс клиента, но при этом не заходить в неполезные никому из участников процесса состояния. Но умение нащупать этот баланс, ИМХО, один из базовых навыков гештальт-терапевта, да и вообще любого психотерапевта гуманистических направлений.
Клиентам я объясняю, что в работе мы будем обсуждать не только мысли, эмоции, действия или их планы, но также я буду просить обращать внимание на тело.
Думаю, так происходит, потому что умение фокусироваться на телесных проявлениях, когда нужно, а когда не нужно – расфокусироваться, – вообще полезная штука. Позволяет жить более наполненной и своей жизнью, лучше себя понимать. На нее нет и не может быть монополии ни у одной из веток психотерапии, ни у одной из школ медитации и пр. И наш интенсив – просто одно из мест, где можно потренироваться себя телесного замечать. Село Воскресенское, 17-25 августа 2019 года. Как туда попасть спросите Елену Ермакову + 7 919 062 00 26 elenaermakova0909@gmail.com

А теперь Бродский, у него лучше получилось про телесность, ощущения и про здесь и сейчас. Continue reading

Про пупок

“Хотя для разных людей пупок означает разные вещи – духовные врата, чакру, символ плодородия, – по словам Хармона и других ученых, это наш первый шрам. Не важно, выпуклый он от давления или похож на вагину: когда мы рождаемся , это та рана, которой предстоит зажить. Это не просто отслужившая часть тела или метка, по которой можно опознать живот. Пупок – наш первый изъян. Так тело сообщает нам, что мы всего лишь люди”. Так пишет Мара Олтман. Читая “Тело дрянь” я поражалась,насколько много вещей мы стремимся контролировать из обыденного страха смерти – запах подмышек, запах вагины, пупки вот ещё. Такой мы хитрый вид – знаем о смерти, не можем ее игнорировать, но в глубине души надеемся избежать. Вот и я в отпуске не ожидала, что буду стоять на берегу ярко-бирюзового моря, нюхать йод и глотать соленые слезы, разглядывая мертвую черепаху. Я уехала на другой материк праздновать день рождения, но мне не удалось сбежать от напоминаний о бренности всего сущего и сопутствующих переживаний. Говорят у Сиддхартхи Гаутамы после такого все наладилось.
Может быть, не стоило покупать интернет? Но ведь черепаха. И ничего не поправить. В еврейских кварталах лепестки бугенвилий сдаются и отпускаю соцветия и оседают на землю ковром. Маленькие муравьи раздирают на части большого прямо под моим шезлонгом. А затем ровным строем маршируют к завершению жизнь в чашке кофе. Я сегодня на год дальше от рождения и ближе к смерти. И новый дезодорант с ароматом гибискуса и 48 часовой защитой от пота этого не изменит. Как же хорошо. И легко думать о смерти, лёжа в шезлонге и разглядывая фото дохлой черепахи. Обычно, для переработки этих посланий, deathnotes, требуется много ресурса, много земли, воды, воздуха и солнца. А еще способности все их впитать в себя, принять и превратить в собственную внутреннюю опору. Она бывает в тех, кто хотя бы раз коснулся моря любви. Как бывает в день рождения в эпоху соцсетей, а ещё лучше настоящей – с объятиями и утешениями вдалеком детстве на руках у мамы. Не всем так везет. Поэтому все таки хорошо что есть психические защиты, нелепые ритуалы и большую часть времени можно не думать о пупке .
Запомните меня такой. С идеальным загаром и макияжем, хорошей фигурой и сногсшибательным чувством юмора 😉

P.S. правда, книжка на фото другая :Р

Бриджит Мартель “Любовь, сексуальность и гештальт”

Продолжаю впечатлять себя способностью читать книги долго. Откладывать, снова возвращаться, перечитывать забытое заново и продолжать. “Любовь, сексуальность и гештальт” я открыла году в 2010, когда работала со своими первыми клиентами. Тогда книга эта очень подошла своей поэтичностью и экзистенциальной глубиной спервых страниц. А ещё в ней не было смутительных подробностей, каких много в современных книжках про секс. Пугливой мне подошло для приближения к теме.
Сексуальность , как считает Бриджит Мартель , – шестая экзистенциальная данность. Я бы с нею поспорила с поправкой на асексуалов. Но при этом не могу не согласиться с тем , что сексуальность – одна из тех сфер, где ярко себя проявляет индивидуальность во всех ее измерениях. И стоит где-то случиться перекосу, перебору или ущемлению, как всё идёт не так, как хотелось бы. Так, начиная работать с клиентами про казалось бы невинные сексуальные сложности, терапия уходит в глубину.
Но не экзистенциализмом единым. В книге всего по чуть-чуть: про циклы возбуждения и цикл опыта в гештальт-терапии, про фантазии, про избыток инедостаток возбуждения, про сексуальное влечение и идентичность, про парафилии и сложные этические выборы терапевта. Целый раздел посвящен работе с последствиями инцеста, а другой – стыду и вине в преломлении сексуальности.
Книга хорошая в образовательном плане. В ней множество примеров из практики, описанных простыми и четкими штрихами, так что кажется – я сама повстречалась с каждым из упомянутых клиентов. Интересные и простые эксперименты и исследования, которые можно утащить в психологическую практику и в повседневную жизнь. Но при этом приходится продираться через досадные мелочи – сбои форматирования и плохое разрешение на схемах. Надеюсь, в поздних изданиях это исправили.
Досаду вызывает навязчивое использование слова “гомосексуалист”. Кажется в 2006, когда книга переводилась – это было уже не comme il faut.
Заключительный раздел, Бриджит Мартель назвала “Ступая по земле контрастов” (интересно, как это в оригинале). Мне кажется это очень метко про работу с сексуальной проблематикой в современном мире. И вся поэзия книги в этом заголовке. Надеюсь, когда-нибудь поучиться у авторши в живую.

Инсайт

У всех весна, а у меня осознавание. Бывает парад планет, а у меня парад постов и запросов. А в результате к утру четверга я поняла, зачем на самом деле занимаюсь психотерапией. И почему моя практика такая, какая есть. Никогда такого не было и вот опять.
События юности в очередной раз легли в понятный узор калейдоскопа. Вместе с вау-эффектом пришла мучительная неловкость: жить свою жизнь пятнадцать лет и не замечать, как пытаюсь переработать горе-горькое далёкой давности. Что пытаюсь изменить ситуацию, которую я не могу изменить.
Есть у меня теория, что профессиональный путь многих психологов и психотерапевтов начинается с важного человека , которому было невозможно помочь. Потому что нельзя помочь тому, кто не просит о помощи. А если даже просит, то помочь можно только в том, что человек уже делает.
Я долгое время считала что такой человек для меня – это я сама. Отчасти это правда. Но не до конца. Пора признать, что человек, с которым мне так хотелось быть рядом и кому хотелось помочь, давным давно мертв. Он убил себя нелепо, жестоко, в одиночестве. И этого не изменить ни для него, ни для меня. Ни нелепости, ни жестокости, ни одиночества, ни смерти.
Сейчас мне даже толком не вспомнить, каким он был. Потому что то, как мы могли общаться тогда, не создавало надежного образа друг друга. Каждый пытался кем-то быть изо всех сил. Вот и я после его смерти сначала старалась быть мягким преподавателем, чтобы не ранить таких, как он . Потом уходя в частную практику, я спорила с миром, что такое возможно: талантливые, красивые люди, которых все любят, кончают с собой.
Теперь с осознаванием этой связи, работа потеряла смысл. То есть смысл остался, но не слишком личный.
Остаюсь в профессии – в конце концов, не самая нелепая история профессионального пути. Теперь буду делать работу лучше, чище и более осознанно. Впереди две недели отпуска. Надеюсь за них переварить внезапно обнаруженное. Прибраться в чертогах разума и эмоционально перезагрузиться. Пустыня, небо и море мне в помощь.
Картинка просто так

Завершилась моя учеба по любви

Вот и закончились мои четыре трехдневки у Алексея Смирнова и Александры Соболевой по работе с сексуальной проблематикой. Яркие и увлекательные 120 часов.Теория, эксперименты, клиентские работы, дискуссии, которые по-гештальтистски были организованы ко времени и к месту, по запросу, умеренно рискованно и умеренно бережно. Многое беру с собой в копилку. И не только идеи с методиками, но и шутки и анекдоты. Они теперь всплывают в памяти в контексте группы, мимолетными вспышками, наполненными смущением, интересом и нежностью.
Continue reading

Про горевание

Хорошо жить по Кюблер-Росс. Если потеря, то четкие пять стадий. И злость преодолеет отрицание, депрессия смягчит торги и приведет к принятию. А у живых – дезориентация, блуждания. Даже не по спирали. И каждое прощание – как тонкая дорожка между отрицаниями: что дорог и что был. Сейчас лишь в памяти.

Про тетрадки и супервизию

Было у меня три тетрадки с кольцами. В в них я вкладываю странички с записями того, что кажется важным в процессе работы с клиентами. С кольцами удобно дополнять странички до бесконечности, ничто не сковывает в масштабах детализации. И сразу заметно, сколько уже вместе пройдено с этим человеком. Можно пролистать до самой первой странички.
Тетрадки я про себя делю так. Continue reading

У меня эмоции. Что делать?


Картинка нарисовалась давно. Сегодня к месту. Мы тут с Ирой Желановой подумали: а не сделать ли несколько терапевтических групп двухдневных, по выходным, про разные эмоции. Начать, скажем, с нетривиальной штуки – “радости”. Потом двинуться в сторону захватывающих тревоги, интереса, страха, нежности, отвращения, гнева и пр. Потом сместиться к социальным: стыду, вине, гордости, зависти и пр.
Группа структурированная. Фактически тренинг по переживанию эмоций и обращению себе во благо.
Как вам кажется – было бы такое полезно и интересно? Материалов на несколько лет хватит.

Бытует мнение, что по-настоящему автономный/самодостаточный/взрослый человек все может сам и никогда не нуждается в помощи. Пожалуй, самое из опасных заблуждений поп.психологии. Джанни Франчесетти в статье про панические атаки так определяет автономию: “Автономия – это фигура на фоне принадлежностей“.