О психологии и психологе


Привет! Меня зовут Татьяна. В оффлайне я практикующий психолог, гештальт-терапевт, супервизор, кандидат психологических наук. Помогаю людям старше 18 лет:
– спокойно переживать сложные чувства во всевозможных ситуациях, в том числе в ситуациях расставаний, потерь, кризисов в личной или профессиональной сфере;
– приручить свое настроение, даже если оно скачет быстрее показателей температуры за бортом;
– пережить и разрешить ситуацию внутреннего конфликта, когда одна часть тянет в одну сторону, другая – в другую;
– разобраться в своих отношениях с другими людьми, миром и самим собой;
– научиться жить своим телом, так чтобы получать удовольствие от жизни;
– найти вдохновение или занятие по душе
– и, вообще, добавить вкуса и цвета в жизнь, где их почему-то не хватает.

Методы подбираю под запрос клиента и его личные особенности: с кем-то разговариваем, с кем-то рисуем, с кем-то танцуем, – но всегда движемся в направлении цели.

Сама проходила и продолжаю проходить личную психотерапию. Тут есть текст о том, чем это было полезно мне на разных этапах моей жизни. А тут чуть подробнее о том, что такое консультирование, что такое психотерапия и круг проблем, с которыми я работаю.

Если вам нужна моя консультация – обращайтесь. Моя почта tatyana@psyvert.ru, скайп – ta.dra.la.

Ещё я пишу и перевожу интересные статьи и иногда книжки и преподаю дисциплины, связанные с моей профессией. Continue reading

Условия сотрудничества для клиентов

Уважаемые клиенты! Перед началом нашей работы я прошу вас ознакомиться с условиями сотрудничества. В рамках психологической работы мы устанавливаем особый вид профессиональных отношений, информация о которых и правила изложены в документе ниже.
Если что-то кажется вам не достаточно понятным, пожалуйста, спрашивайте обо всем, что касается нашей работы и релевантно процессу. В том числе о моем образовании, опыте, супервизии, профессиональном сообществе, в котором я состою.
Continue reading

История про “оленей”

Я люблю иногда побегать. Радуюсь, когда это удается делать. Особенно зимой. На зимней пробежке это со мной и случилось. Тогда я бегала для настроения и состояния через день два круга по ближайшему парку. И вот чудесная солнечная и несильно морозная погода. Где-то минус десять по Цельсию. Лицо мое замотано шарфом так, чтобы торчали наружу только губы, ноздри и глаза. На глазах очки, поэтому мир в чарующей дымке, которую создает свет, преломляющийся о запотевшие стекла. Ветви деревьев облеплены снегом, который серебристыми звездами осыпается под ноги, если ветку задеть. Пруд покрыт тоненьким слоем льда с проторенной посередине уточками дорожкой для плавания. Середина дня, поэтому по парку чинно гуляют старушки, будто с советских открыток: в пальто с меховыми воротниками. Красота. И я бегу. Мне хорошо. Спасибо кроссовкам – ноги не скользят. Дышится легко, несмотря на шарф. Бегу в своем хорошем темпе, не то, чтобы сильно соревновательном, и планирую даже пробежать третий круг – сил-то много, время есть, настрой – побить рекорд по продолжительности пробежки. И тут меня обгоняют двое молодых мужчин. Высоких, красивых, с широкими торсами и сильными ногам, в явно очень спортивных костюмах, которые красоту очень подчеркивают. Они бегут на огромной скорости, особенно если сравнивать с моей. Причем, кажется, достигают ее минимумом усилий. Каждое их движение эффективно и эффектно. “Вжух-фух, вжух-фух”, -слышу я их дыхание и удары стоп об утрамбованный снег. И вижу их спины, которые стремительно удаляются от меня. А я бегу дальше. Свой второй круг, мне хорошо. Когда они идут на второй обгон, мне кажется, что меня обгоняют олени. Такие, как в советских мультиках, которые легко преодолевают сугробы где-то за полярным кругом. И пар поднимается над их сияющими телами в лиловых спортивных костюмах, лишь больше подчеркивая их оленье величие. Конечно, я хочу, как они. И что-то незаметно меняется. Я ускоряюсь и к концу второго круга (а они идут на третий обгон), я начинаю задыхаться, в глазах темнеет, пульс выскакивает за 220, мир кажется отвратительным и недружелюбным в этой своей пелене. Я уже кляну этот бег и думаю, что больше никогда не пойду бегать зимой.

Конечно, бегать я продолжила. Я хорошо знаю, как физический дискомфорт может изменить восприятие и мышление, что мысли эти и картинки к бегу не имеют никакого отношения. Правда, перед следующей пробежкой пришлось преодолевать чуть больше сопротивления, чем обычно зимой. Все просто – подкрепляем занятие переживанием страха за жизнь и заниматься больше не хочется. Заодно я лишний раз убедилась, как хорошо ориентироваться на себя, свои возможности и ограничения, а не на того парня. Вообще, барсуки неплохо бегают. Но если барсучка начнет соревноваться в беге с оленем, ничего хорошего из этого не выйдет. Конечно, это касается не профессионального спорта, а регулярной физкультуры для здоровья.

А барсуки бегают как на картинке. Потрясающее фото Michaela Firesova

И еще раз про заботу о себе

В популярной психологии часто можно услышать фразу: “Нужно научиться заботиться о себе”. При этом каждый взрослый человек, который как-то умудряется жить в этом мире, уже достаточно заботится о себе. Просто он делает это так, как научился у тех, кто о нем заботился в детстве. Эта забота не всегда покрывает все потребности, а чаще бывает ограничена узким набором действий: одеть, покормить, зубы почистить. И выглядеть может довольно причудливо. Как запугивание или поругивание себя, например. “Вот бросишь заниматься спортом – останешься одна совсем. Ты этого хочешь?” С такими формами заботы о себе принято бороться и ходить к психологу. Но вообще, даже они приносят пользу, особенно если рядом есть голос, который говорит: “Я всегда на твоей стороне. Я ценю тебя и слышу. Я о тебе позабочусь”.

А тут есть еще чуть-чуть про ресунс на букву “з”.

Как перестать тревожиться на обучающих группах и завоевать признание коллег в сети и оффлайн (памятка молодого гештальтиста)

(совместно с Егором Клевцовым)

Начинающему специалисту бывает непросто интегрироваться в гештальт-сообществе, сориентироваться, что происходит на группе, и часто попросту не хватает слов. Но если профессиональную лексику можно почерпнуть из книг, то понять систему и стиль гештальт-общения можно только набравшись опыта. 
Проанализировав наш опыт индивидуальной и групповой терапии, а также сетевого общения с коллегами гештальт-терапевтами, мы собрали наиболее актуальные, всегда уместные и популярные на протяжении последних десяти лет высказывания, которыми можно блеснуть и привлечь внимание в любой ситуации. 
Поначалу эти фразы могут показаться странными или слишком мудрыми. Иногда они могут вызвать агрессию или теплые чувства со стороны собеседников. В любом случае, вы получите признание. Но если что-то пойдет не так, помните: все происходящее – результат работы поля и никто не может нести за это персональной ответственности. 

– Все происходящее в твоём присутствии – это твоя ответственность. Если ты это отрицаешь, ты в инфантильной позиции. Это можно проработать в личной терапии.
– Нельзя быть ответственным за чужие чувства и мысли. Если ты чувствуешь вину, что кого-то задел или обидел, – это детское всемогущество и непроработанный невроз, который можно поправить с помощью личной терапии.

– Ты должен заботиться о своих границах и использовать агрессию для исправления или разрыва отношений с токсическими людьми. Если ты этого не делаешь, это созависимость. Это можно проработать в личной терапии.
– Дискомфорт и злость в отношениях с человеком говорят больше о тебе, чем об этом человеке. Если ты не можешь поддерживать контакт и хочешь прекратить отношения с участником группы, терапевтом, тренером или клиентом, – это твоя непроработанность. Нужна личная терапия и/или супервизия.

– Людей нельзя обвинять и стыдить. Это манипуляция и форма психологического абьюза. Личная терапия поможет снизить количество манипулятивных паттернов в общении.
– Если ты не можешь обозначить принесённый человеком тебе ущерб, это конфлюенция и ты поддерживаешь созависимые отношения. Личная терапия и супервизия помогут с этим справиться.

– Если ты слишком точно формулируешь, чего хочешь,  от другого человека, то ты ограничиваешь его свободу и контролируешь его. Обсуди это с личным терапевтом.
– Если у тебя сложности в отношениях с другим, то реши их сам и приди с ясным посланием и запросом. Иначе ты манипулятор. Проработай преконтакт на личной терапии.

– Нельзя жалеть, заботиться о и защищать другого человека без ясного вербального запроса, это значит ты спасатель. Это к личному терапевту.
– Если при тебе происходит насилие, а ты не вмешиваешься, ты поддерживаешь насилие. Исследуй свои абьюзивные паттерны в личной терапии.

– Если ты выносишь оценку или высказываешь экспертное мнение, то ты проявляешь категоричность и навязываешь свои интроекты. Это признаки непроработанного нарциссизма, с которым поможет только долгосрочная терапия. 
– Если ты формулируешь свое мнение обтекаемо и неоднозначно, стараясь никого не задеть, то ты поддерживаешь неразличение тебя окружающими, проецирование на тебя и что бы про тебя после этого ни сказали, ты сам несешь за это ответственность. Личная терапия тебе в помощь.

– Ты должен быть очень бережным, даже если другой не обозначает как. Иначе ты насильник. Срочно к терапевту или супервизору!
– Если другой кажется тебе хрупким и ты становишься бережным в отношениях, так проявляется проекция твоей собственной уязвимости и неготовность к прямым конфликтам. Хорошо бы это проработать в личной терапии.

– Нельзя отказаться от участия в упражнении, эксперименте, практике . В личной терапии так проявляется сопротивление, а на группе ты таким образом прерываешь процесс и нелегально забираешь внимание участников группы.  Больше исследуй сопротивление в личной терапии.
– Если твое состояние ухудшилось в результате участия в упражнении, эксперименте или практики, это значит ты пренебрег правилом стоп и не проявил себя как автономную личность. Ответственность лежит на тебе. Обсуди это в личной терапии и супервизи.

– Если ты отказываешь в терапии клиенту или предлагаешь участнику покинуть группу, ты отвергаешь его и совершаешь ретравматизацию. Это твоя профессиональная некомпетентность и личностная непроработанность. Срочно на супервизию и личную терапию!
– Если у тебя нет специализации, ты соглашаешься работать с людьми с разным уровнем личностной организации и про разные запросы, ты не осознаешь своих профессиональных ограничений. Это твоя профессиональная некомпетентность и личностная непроработанность. Срочно на супервизию и личную терапию!

– Если ты хочешь покинуть группу или завершить личную терапию в сильных чувствах, так проявляется негативный перенос.  Продолжай терапию и проработай эти чувства.
– Если ты терпишь дискомфорт в отношениях с терапевтом или ведущими группы, это жертвенное поведение. Нужно позаботиться о себе, прервать отношения с токсическим специалистом и обсудить свои жертвенные паттерны со следующим терапевтом.

– Если ты умно высказываешься и демонстрируешь свои знания в теории гештальт-подхода, ты избегаешь контакта через дифлексию. А если ты этого не замечаешь, это означает, что ты не осознаешь свое высокомерие и отыгрываешься на группе.  Это можно проработать в личной терапии.
– Если ты не понимаешь того, что тебе говорит участник группы, терапевт или ведущие, пытаешься прояснить и задаешь вопросы, – ты впал в слиянческое слабоумие. Личная терапия поможет осознать неприятные избегаемые тобою вещи.

Как испортить себе праздник

В прошлый четверг закончили с Юлей сезон наших карантинных бесед. И, наконец-то, воспользовались моментом: и надавали советов, и повеселились заодно.

Возможно, еще непоздно и кому-нибудь это видео пригодится. И спасет пару праздников 🙂
С наступающим!

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #8 Внутриличностные конфликты


Внутриличностный конфликт – это ситуация, в которой различные части психики находятся в противостоянии. Яркий пример такого конфликта “не хочу” и “надо”. За “надо” стоят усвоенные в обществе ожидания от человека, подкрепленные потребностью в принадлежности, а за “не хочу” – идущие в разрез с “надо” желания или реакция на выдвигаемые к человеку требования. Например, внутренний конфликт женщины , которая не знает, хочет ли иметь детей . Мама женщины ожидает внуков, общество – новых граждан. А женщина хочет быть уважаемой в обществе и иметь хорошие отношения с мамой. При этом она злится на постоянные разговоры про репродукцию и боится того, как рождение ребенка изменит ее здоровье и качество жизни.  
Внутриличностные конфликты не всегда связаны с ожиданиями и требованиями от человека других людей. Конфликты могут возникать между разными желаниями (и рыбку съесть, и косточкой не подавиться), между желаниями и ценностями (жить комфортно и беречь окружающую среду), между разными идентичностями, разными частями картины мира и пр. 
Курт Левин выделял 3 типа внутриличностных конфликтов: притяжение-притяжение (между двумя одинаковыми по силе привлекательности объектами), отталкивание-отталкивание (между двумя одинаковыми по важности избегания объектами), притяжение-отталкивание (в ситуации амбивалентного отношения к объекту). 
Такие конфликты проживаются в том числе через эмоциональные феномены. Когда я испытываю предвкушение в отношении двух вещей, из которых могу осуществить только одну. Когда выбираю из двух зол, каждое из которых пугает одинаково. Когда оказываюсь в противоречивых чувствах: страхе и интересе в отношении одного и того же явления или персоны, злости и жалости, нежности и отвращении, благодарности и грусти. Эти переживания довольно мучительны, поэтому есть искушение переживать что-то одно. Тогда человек выглядит так, будто бы очень хочет что-то сделать или эмоционально переживает одну из эмоций, но действий для разрешения ситуации не совершает. Например, девушка из примера выше переживает, что у нее нет детей, но не делает ничего, чтобы забеременеть. 
Для разрешения внутриличностного конфликта важно сделать возможным переживание эмоций , стоящих за каждым из вариантов выбора, и развитие новых чувств в отношении ситуации. В этом хорошо помогают психологи, особенно которые работают методом психодрамы, монодрамы, расстановок и пр. А этого на наших вебинарах “Лабиринт эмоций“, увы, не будет.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #7 Нет навыков выражения и воплощения эмоций в действии

Когда я описывала сложности, которые могут создавать вторичные эмоции (эмоции от эмоций), я перечисляла страх, стыд и отвращение. Я не упомянула целую группу переживаний, которые могут возникнуть в ответ на вопрос: “Что я сейчас чувствую?”, – это бессмысленность, иногда бессилие или отчаяние, иногда скука. Будто кто-то нашептывает: “Зачем про все это морочиться? В этом нет никакого прока. Ничто не изменится”. Когда этот голос крепнет, он прибегает к казалось бы разумным аргументам: “Зачем тратить время и силы на переживания, когда нужно решать проблемы. А если их невозможно решить сейчас, то и нет смысла переживать”. Логично? Логично. В определенных ситуациях. Это ситуации, когда выражение чувств другим или воплощение их в действиях, не приводит ни к чему субъективно хорошему. Если так было с детства и всегда, то не формируется навыков разделения чувств с другим и вообще не ясно, что со всем этим внутренним богатством делать.
Если я хорошо разбираюсь в своих чувствах, я в какой-то момент могу обнаружить, что зла на кого-то за то, что он не выполнит обещание. Переживая свою злость какое-то время, я могу начать перебирать разные формы действий, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. Например, понять, что хорошо бы дать знать человеку, что меня задело такое его поведение, и попросить так больше не делать. Последнее очень важно, потому что не всегда по чувствам другого человека понятно, чего же он хочет. Можно пофантазировать, как далеко я готова зайти в своей злости и понять для себя, насколько я готова рискнуть в реализации эмоций с этим человеком. Достаточно ли мне просто поговорить, насколько крепкие слова я могу использовать, могу ли повышать голос, стукнуть его книжкой по голове или вовсе разорвать отношения, если он ко мне не прислушается. Из всего разнообразия форм, я могу выбирать. Иногда бывает так, что в я пофантазировала и могу спокойно попросить человека так больше не делать, потому что вся злость уже реализовалась в фантазиях. Большинство людей не размышляют так долго. Потому что есть опыт более успешных и менее успешных способов реализации злости в отношениях. Поэтому вся эта внутренняя кухня “свернута”, как это бывает с автоматизмами.
Если у меня такой опыт, что никто не относился внимательно к моим чувствам, тогда нет смысла говорить их кому-то словами. Тем более, если попытки их выражать или действовать эмоционально, прерывались физически или через запугивание, стыжение и обвинение. И тогда эмоции возникают в тот момент, когда возбуждение уже слишком велико, чтобы психика искала ему хорошую форму. Они становятся редкими, но меткими. Как взрыв гнева. Мало того, что после бывает стыдно, так еще и разрушаются вещи, отношения с дорогими людьми, репутация и, в целом, жизнь портится. А это лишний раз подтверждает картину мира, что от эмоций нет никакой пользы – сплошной вред. И человек сам того не замечая, подавляет собственные переживания, как это когда-то делали с ним другие.
Вне зависимости от того, как сформировалась привычка задерживать до последнего развитие эмоции, важно заново организовать процесс пробы разных форм выражений и действий в отношениях. Эта задача хорошо решается в обучении разным экспрессивным формам искусств, особенно на занятиях свободным танцем и сценическим мастерством. На психологических группах, в индивидуальной работе с психологом или психотерапевтом.
Продолжение следует (еще пара постов)…
А практикум по этой теории будет на нашей серии вебинаров “Лабиринт эмоций

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #6 Дефицит навыков успокоения себя

Один из распространенных страхов, которые заставляют людей избегать эмоциональных ситуаций, а если уж попали в них – избегать внимательного отношения к эмоциям, – это страх, что эмоция будет чрезвычайно сильной и захватит надолго. Как правило, такой страх встречается у людей, которые не очень хорошо умеют успокаиваться. Еще бывают люди, которые умеют успокаиваться, но делают это так хорошо и быстро, что сами того замечают. Поэтому и у тех, и у других поддерживается представление, что если эмоция чуть-чуть разовьется,с этим уже ничего нельзя будет сделать.
Первый опыт успокоения мы получаем у взрослых, которые о нас заботятся. И перенимаем их способы. Что делает мама, чтобы успокоить ребенка? Покачивает и обнимает? Похлопывает по каким-нибудь местам и в каком-нибудь порядке? Укутывает? Кормит? Говорит с какой-то особой интонацией? Укачивает? Читает сказку? Что-то вкрадчиво объясняет? Отвлекает всякими мобилями и другими игрушками? Ведет/несет гулять? Поет колыбельную? Включает текущую воду? Ругает, чтобы успокоился побыстрее? Поит каким-нибудь отваром трав? Зажигает аромалампу? Опрыскивает комнату святой водой? Если какой-то из способов срабатывает, ребенок расслабляется. Все это довольно ранний опыт, который сложно осознать. Но его следы можно заметить, изучая то, что помогает мне расслабиться, когда я уже вырос. Что это может быть?
Во-первых, всякие внешние стимулы, любуясь чем, я успокаиваюсь. Зрительные впечатления, цвета, образы и пр. Слуховые впечатления. Звуки, музыка и пр. Тактильные впечатления. Ощущения когда я прикасаюсь к чему-то или что-то прикасается ко мне. Какие-то текстуры, температура и пр. качества ощущений. Запахи. Какие-то вкусы, еда, напитки, что именно в них.
Во-вторых, это могут быть более сложные впечатления от моего окружения. Иначе говоря, находясь где, я успокаиваюсь. Тут могут иметь значение освещенность, качество воздуха, качество воды, качество земли или поверхностями под ногами, температура, пейзажи или обстановка внутри помещений, всякие любимые вещички, наличие или отсутствие открытого огня.
В-третьих, люди и отношения, в которых я с ним состою. Те, кто помогает мне успокоиться. С какими людьми мне, в целом, спокойнее? Какие слова могут меня успокоить? Какие действия других людей меня успокаивают? Или какие мои действия совместно с другими людьми? Могут ли меня успокоить прикосновения? Если да, то какие?
В-четвертых, разные действия. От простых движений и позы, до занятий. Сюда же входят мысленные действия, то есть, про что я могу думать, чтобы успокоиться.
Если что-то из этого списка вы хорошо знаете и практикуете, важно это заметить. Чтобы освоиться с мыслью: “Даже если меня что-то затронуло, я умею успокаиваться и сделаю это в нужный момент”. Если большинство вещей в этом списке стали для вас открытием, можно составить карту действий для успокоения себя и использовать, когда важно успокоиться. Можно расширять эту карту, осваивая новые методы саморегуляции. Дыхательные практики, телесные практики заземления и центрирования, практики релаксации, медитации для успокоения разума и пр.

Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #5 Эмоции от эмоций

Когда в прошлой записи я говорила о правилах, которые могут мешать разбираться в своих чувствах, я не упомянула важную вещь. Правила не всегда звучат в голове, как слова старого учителя в китайских фильмах о боевых искусствах. Часто они проявляют себя через социальные эмоции. Стыд, вину и страх отвержения. Например, если я грущу на вечеринке, где принято веселиться, я могу не испытывать грусть, а испытывать стыд – переживание неуместности меня такой, какая я есть, в данной ситуации.
Эмоции по поводу эмоций – это нормально. Эмоции возникают в связи с разными ситуациями, в том числе, происходящими во внутреннем мире. Поэтому у меня может возникнуть нежность, по поводу нее, смущение, по поводу него облегчение и т.д. И развитый навык самонаблюдения позволяет с этим всем разобраться.
Но бывают ситуации, когда эмоции в отношении эмоций приводят к их избеганию и блокированию осознавания. Чаще всего это ситуации, в которых испытывать эмоции страшно, отвратительно или стыдно.
Страхи в отношении эмоций или их проявлений возникают вместе с опытом, когда эмоция сочеталась с чем-то плохим для меня. Например, если я сильно разозлилась, высказала это человеку, а тот взял и разорвал отношения. В следующий раз мне может быть страшно злиться, а вдруг злость всегда разрушает отношения? Если этот опыт был очень ранним или очень болезненным для меня, я могу переживать в ситуациях, когда близкий нарушает мои границы, иррациональный страх. А вот человек без такого опыта мог бы и разозлиться.
Вообще, многие люди боятся тех или иных эмоций или эмоций вообще. Потому что это непредсказуемая неуправляемая штуковина, которая может захватить сильно и надолго. Парадокс состоит в том, что чтобы эмоции становились более предсказуемыми и менее захватывающими, нужно хорошо в них ориентироваться. А страх этому как раз препятствует.
Отвращение к эмоции возникает, когда эмоция возникнув, никак не прекращается, переполняет человека и не может быть ни выражена, ни переработана в другую эмоцию. И тут тот же парадокс. Для поиска хорошей формы выражения и для трансформации эмоции важно ее разглядеть, а отвращение этому препятствует.
Как возникает стыд за эмоции, я уже описала выше.
Опыт безопасного проживания эмоций в поддерживающей компании – один из лучших способов переработать страх, отвращение и стыд эмоций. Так что, заходите к нам на огонек в “Лабиринт эмоций“.

Базовые убеждения, помогающие в осознавании эмоций

Перечитала прошлый пост и поняла, что на основе его может сложиться представление, будто правила и убеждения всегда препятствуют переживанию эмоций. Это не так. Например, есть те, которые помогают. Для меня это 5 убеждений и 1 правило, которые я почерпнула из умных книг, опыта личной психотерапии, песен Битлз и лекций Льва и Ольги Черняевых.
1. Каждая эмоция проходит. Рано или поздно. Если ее не подавлять и не поддерживать. За одной эмоцией приходит другая.
2. Эмоции сами по себе не убивают. Если их не подавлять и не поддерживать.
3. Эмоции – не мысли. Мысли – не эмоции. Мысли могут длиться сколько угодно долго и снова и снова вызывать эмоции. Эмоции делают людей склонными мыслить определенным образом. Но см. п. 1.
4. Эмоции – не действия. Действия – не эмоции. Совершая определенные действия, люди могут переживать определенные эмоции. Но см. п.1. Эмоции делают людей склонными действовать определенным образом, а у действий есть последствия. Иногда летальные. Но см. п. 2.
5. Сами по себе эмоции не плохие и не хорошие. Зато люди склонны называть “хорошим” то, что продлевает приятные или привычные эмоции, а “плохим” то, что этому мешает и вызывает неприятные или непривычные эмоции.
6. Let it be.
Вдруг кому-то еще зайдет.
А проверять принципы на практике можно у нас с Ирой Желановой в “Лабиринте эмоций”

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #4 Усвоенные правила и убеждения


Если у вас хороший навык самонаблюдения, богатый словарь эмоциональных слов, вы хорошо обходитесь с дискомфортом и заботой о себе, все равно могут возникать сложности с тем, чтобы разбираться в своих чувствах. Эти сложности связаны с усвоенными правилами и убеждениями в отношении эмоциональный жизни. Это могут быть правила:
-про само переживание (завидовать – грех),
-про то, как с ним обращаться (не грусти – похрусти),
-про то, как выражать свои переживания (мальчики не плачут, девочки не дерзят).
Правила могут быть обобщенными на все чувства, всех людей и ситуации (нельзя хвастаться, чувства нужно выражать) и достаточно детальными, про конкретные чувства и определенные группы людей (о мертвых либо хорошо, либо ничего; супруги должны любить друг друга; нельзя жалеть себя).
Правила могут быть запрещающими (на маму не злятся) или предписывающими (маму нужно любить).
Иногда правила содержат некоторое объяснение, почему переживать что-то хорошо или плохо (на обиженных воду возят, если будешь жаловаться – никто любить не будет, кричат – только истерички, не будешь выражать чувства – замучаешься психосоматикой).
Вообще, правила – очень классная штука, которая позволяет людям синхронизировать свои действия в группе, избегая лишних конфликтов и напряжений. Мы усваиваем правила тех групп, принадлежность к которым ценим (семьи, школы, компании друзей, профессионального сообщества, рабочего коллектива). И если внутренне с ними соглашаемся, они становятся нашими убеждениями о том, как все устроено и должно работать. И эти убеждения могут ограничивать нас в том, чтобы переживать те или иные чувства. Например, если у меня есть правило, что на похоронах люди переживают горе, мне будет сложно заметить свое облегчение или даже радость от того, что покойный наконец-то умер.
Поэтому важно проводить ревизию своих правил и убеждений. И периодически перестраивать их в соответствии с актуальной ситуацией и опытом жизни в разнообразных группах.
Ревизия правил – не такая простая работа, как может показаться на первый взгляд. Потому что правила бывают явными и не явными. Явные декларируются в открытую и часто существуют в форме конкретных фраз, которые мы когда-то услышали. А бывают неявные, которые мы сами как-то поняли. Например, если родители в семье не плачут, то, вырастая, ребенок может избегать плача. Такие правила сложно сформулировать, но иногда можно заметить по поведению. Другим людям, кто не разделяет это правило, оно бывает заметнее, чем самому человеку.
А еще с правилами бывает непросто расставаться, потому что они остаются единственным, что нас связывает с теми, кто дорог. Но даже это можно пережить, если правила не запрещают мне грустить.
Продолжение следует…
Практикум по правилам в т.ч. будет на вебинарах “Лабиринт эмоций“. Присоединяйтесь.