О психологии и психологе


Привет! Меня зовут Татьяна. В оффлайне я практикующий психолог, гештальт-терапевт, супервизор, кандидат психологических наук. Помогаю людям старше 18 лет:
– спокойно переживать сложные чувства во всевозможных ситуациях, в том числе в ситуациях расставаний, потерь, кризисов в личной или профессиональной сфере;
– приручить свое настроение, даже если оно скачет быстрее показателей температуры за бортом;
– пережить и разрешить ситуацию внутреннего конфликта, когда одна часть тянет в одну сторону, другая – в другую;
– разобраться в своих отношениях с другими людьми, миром и самим собой;
– научиться жить своим телом, так чтобы получать удовольствие от жизни;
– найти вдохновение или занятие по душе
– и, вообще, добавить вкуса и цвета в жизнь, где их почему-то не хватает.

Методы подбираю под запрос клиента и его личные особенности: с кем-то разговариваем, с кем-то рисуем, с кем-то танцуем, – но всегда движемся в направлении цели.

Сама проходила и продолжаю проходить личную психотерапию. Тут есть текст о том, чем это было полезно мне на разных этапах моей жизни. А тут чуть подробнее о том, что такое консультирование, что такое психотерапия и круг проблем, с которыми я работаю.

Если вам нужна моя консультация – обращайтесь. Моя почта tatyana@psyvert.ru, скайп – ta.dra.la.

Ещё я пишу и перевожу интересные статьи и иногда книжки и преподаю дисциплины, связанные с моей профессией. Continue reading

Условия сотрудничества для клиентов

Уважаемые клиенты! Перед началом нашей работы я прошу вас ознакомиться с условиями сотрудничества. В рамках психологической работы мы устанавливаем особый вид профессиональных отношений, информация о которых и правила изложены в документе ниже.
Если что-то кажется вам не достаточно понятным, пожалуйста, спрашивайте обо всем, что касается нашей работы и релевантно процессу. В том числе о моем образовании, опыте, супервизии, профессиональном сообществе, в котором я состою.
Continue reading

Говорят, 3 февраля – день нежности


Нежно берегите себя, потому что нежность без отвращения в отношениях как газ без тормоза в машине.

Мой психологический топ ЖЖ

Устав от идеологических войн в фейсбуке, я стала чаще читать ЖЖ и пропускать все по-настоящему важное. Обнаружила, что большинство друзей там уже не пишут. Из коллег остались единицы. Больше не поучишься в комментариях у [info]anna_paulsen и [info]vika_pekarskaya искусству изящного выставления границ. Анекдоты [info]isidor и новые статьи – в фейсбуке. [info]imja прославилась, [info]elka55 заработалась – их тоже тут больше нет. Кроме того, все больше психологов перестают писать о личном, ориентируясь на новые этические нормы поведения в сети.
Куда деваться? Я довольно взыскательна к профессиональному чтиву. Чтобы узнать что-то интересное в своей области я, скорее, прочитаю профессиональный журнал или книгу (буду честной, главу из книги, а потом еще из одной). От психологического блога мне хочется минимум рекламы, умеренной наукообразности, достаточно много авторского взгляда на жизнь и этической корректности. За два месяца чтения ЖЖ выяснилось, что есть ЖЖивые психологи на просторах livejournal. В духе чарт-листов начну с конца. Continue reading

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #9 Недостаток культурных практик

Начала в 2020 писать про то, что мешает нам разбираться в своих чувствах и не дописала. Исправляюсь.

Наверное, эту заметку можно было назвать “как использовать культуру, чтобы лучше разбираться в своих чувствах”. Но я решила продолжить традицию нейминга. Тем более, что культура и помогает нам разбираться в эмоциях, и мешает. Например, выше я писала об особенностях словаря и об убеждениях, которые мы можем усвоить так рано и использовать так часто, что это становится для нас практически не заметным.  
Лиза Фельдман Барретт в своей книге “Как рождаются эмоции” говорит о том, что эмоции – это не просто биологический процесс.  “В каждый момент бодрствования ваш (головной) мозг использует прошлый опыт, организованный в виде понятий, чтобы руководить вашими действиями и приписывать значение вашим ощущениям. Когда затронутые понятия являются понятиями эмоций, ваш мозг конструирует случаи явления эмоции”. Наша способность к категоризации развивается по мере социализации и совершенствуется, благодаря интеграции в культуру. Тут оказывается особенно важным, чтобы в культуре были практики, поддерживающие нас в проживании тех или иных эмоций, их различении, их выражении, реализации в коммуникации и других действиях.
Это могут быть практики общие для всех эмоций. Например, художественная литература, кино, театр,  танец, когда человек является зрителем, настраивает категоризацию эмоций. Я с нежностью вспоминаю, как читала свой первый роман Джейн Остин на английском языке. Столько разных названий эмоций я никогда прежде не встречала! А я заканчивала факультет психологии к тому моменту. Конечно, не все категории тогда встроились в мой активный словарный запас, но что-то осталось. Важно не столько потребление художественных произведений, сколько включение их в социальную жизнь: обмен впечатлениями, совместный поиск понимания и другие формы обсуждения.
Те, кто занимаются искусством, учатся лучше выражать эмоции. Поэтому практика ведения личных дневников, занятия актерским мастерством, танцами – не столько фигурными, сколько выразительными, экспрессивное изобразительное искусство способствуют развитию ориентировки в своих чувствах.
Игры! Разные игровые действия могут вызывать у нас эмоции, даже избегаемые. Которые переживаются как менее опасные благодаря пониманию, что все это игра.
Психотерапия, особенно гуманистическое ее направление, подходы сфокусированные на эмоциях и активно использующие методики mindfulness.
Существуют культурные практики и ритуалы, сфокусиронные на том или ином классе эмоций. Тут мне нужна ваша помощь. Я что-то назову, а вы дополняйте в комментариях, как в культуре поддержана та или иная эмоция. Особенно интересны разные локальные истории, про которые я не знаю. Пишу об усредненном наборе европейских практик. Или попросту о том, что видела и в чем участвовала.
Continue reading

История про “оленей”

Я люблю иногда побегать. Радуюсь, когда это удается делать. Особенно зимой. На зимней пробежке это со мной и случилось. Тогда я бегала для настроения и состояния через день два круга по ближайшему парку. И вот чудесная солнечная и несильно морозная погода. Где-то минус десять по Цельсию. Лицо мое замотано шарфом так, чтобы торчали наружу только губы, ноздри и глаза. На глазах очки, поэтому мир в чарующей дымке, которую создает свет, преломляющийся о запотевшие стекла. Ветви деревьев облеплены снегом, который серебристыми звездами осыпается под ноги, если ветку задеть. Пруд покрыт тоненьким слоем льда с проторенной посередине уточками дорожкой для плавания. Середина дня, поэтому по парку чинно гуляют старушки, будто с советских открыток: в пальто с меховыми воротниками. Красота. И я бегу. Мне хорошо. Спасибо кроссовкам – ноги не скользят. Дышится легко, несмотря на шарф. Бегу в своем хорошем темпе, не то, чтобы сильно соревновательном, и планирую даже пробежать третий круг – сил-то много, время есть, настрой – побить рекорд по продолжительности пробежки. И тут меня обгоняют двое молодых мужчин. Высоких, красивых, с широкими торсами и сильными ногам, в явно очень спортивных костюмах, которые красоту очень подчеркивают. Они бегут на огромной скорости, особенно если сравнивать с моей. Причем, кажется, достигают ее минимумом усилий. Каждое их движение эффективно и эффектно. “Вжух-фух, вжух-фух”, -слышу я их дыхание и удары стоп об утрамбованный снег. И вижу их спины, которые стремительно удаляются от меня. А я бегу дальше. Свой второй круг, мне хорошо. Когда они идут на второй обгон, мне кажется, что меня обгоняют олени. Такие, как в советских мультиках, которые легко преодолевают сугробы где-то за полярным кругом. И пар поднимается над их сияющими телами в лиловых спортивных костюмах, лишь больше подчеркивая их оленье величие. Конечно, я хочу, как они. И что-то незаметно меняется. Я ускоряюсь и к концу второго круга (а они идут на третий обгон), я начинаю задыхаться, в глазах темнеет, пульс выскакивает за 220, мир кажется отвратительным и недружелюбным в этой своей пелене. Я уже кляну этот бег и думаю, что больше никогда не пойду бегать зимой.

Конечно, бегать я продолжила. Я хорошо знаю, как физический дискомфорт может изменить восприятие и мышление, что мысли эти и картинки к бегу не имеют никакого отношения. Правда, перед следующей пробежкой пришлось преодолевать чуть больше сопротивления, чем обычно зимой. Все просто – подкрепляем занятие переживанием страха за жизнь и заниматься больше не хочется. Заодно я лишний раз убедилась, как хорошо ориентироваться на себя, свои возможности и ограничения, а не на того парня. Вообще, барсуки неплохо бегают. Но если барсучка начнет соревноваться в беге с оленем, ничего хорошего из этого не выйдет. Конечно, это касается не профессионального спорта, а регулярной физкультуры для здоровья.

А барсуки бегают как на картинке. Потрясающее фото Michaela Firesova

И еще раз про заботу о себе

В популярной психологии часто можно услышать фразу: “Нужно научиться заботиться о себе”. При этом каждый взрослый человек, который как-то умудряется жить в этом мире, уже достаточно заботится о себе. Просто он делает это так, как научился у тех, кто о нем заботился в детстве. Эта забота не всегда покрывает все потребности, а чаще бывает ограничена узким набором действий: одеть, покормить, зубы почистить. И выглядеть может довольно причудливо. Как запугивание или поругивание себя, например. “Вот бросишь заниматься спортом – останешься одна совсем. Ты этого хочешь?” С такими формами заботы о себе принято бороться и ходить к психологу. Но вообще, даже они приносят пользу, особенно если рядом есть голос, который говорит: “Я всегда на твоей стороне. Я ценю тебя и слышу. Я о тебе позабочусь”.

А тут есть еще чуть-чуть про ресунс на букву “з”.

Как перестать тревожиться на обучающих группах и завоевать признание коллег в сети и оффлайн (памятка молодого гештальтиста)

(совместно с Егором Клевцовым)

Начинающему специалисту бывает непросто интегрироваться в гештальт-сообществе, сориентироваться, что происходит на группе, и часто попросту не хватает слов. Но если профессиональную лексику можно почерпнуть из книг, то понять систему и стиль гештальт-общения можно только набравшись опыта. 
Проанализировав наш опыт индивидуальной и групповой терапии, а также сетевого общения с коллегами гештальт-терапевтами, мы собрали наиболее актуальные, всегда уместные и популярные на протяжении последних десяти лет высказывания, которыми можно блеснуть и привлечь внимание в любой ситуации. 
Поначалу эти фразы могут показаться странными или слишком мудрыми. Иногда они могут вызвать агрессию или теплые чувства со стороны собеседников. В любом случае, вы получите признание. Но если что-то пойдет не так, помните: все происходящее – результат работы поля и никто не может нести за это персональной ответственности. 

– Все происходящее в твоём присутствии – это твоя ответственность. Если ты это отрицаешь, ты в инфантильной позиции. Это можно проработать в личной терапии.
– Нельзя быть ответственным за чужие чувства и мысли. Если ты чувствуешь вину, что кого-то задел или обидел, – это детское всемогущество и непроработанный невроз, который можно поправить с помощью личной терапии.

– Ты должен заботиться о своих границах и использовать агрессию для исправления или разрыва отношений с токсическими людьми. Если ты этого не делаешь, это созависимость. Это можно проработать в личной терапии.
– Дискомфорт и злость в отношениях с человеком говорят больше о тебе, чем об этом человеке. Если ты не можешь поддерживать контакт и хочешь прекратить отношения с участником группы, терапевтом, тренером или клиентом, – это твоя непроработанность. Нужна личная терапия и/или супервизия.

– Людей нельзя обвинять и стыдить. Это манипуляция и форма психологического абьюза. Личная терапия поможет снизить количество манипулятивных паттернов в общении.
– Если ты не можешь обозначить принесённый человеком тебе ущерб, это конфлюенция и ты поддерживаешь созависимые отношения. Личная терапия и супервизия помогут с этим справиться.

– Если ты слишком точно формулируешь, чего хочешь,  от другого человека, то ты ограничиваешь его свободу и контролируешь его. Обсуди это с личным терапевтом.
– Если у тебя сложности в отношениях с другим, то реши их сам и приди с ясным посланием и запросом. Иначе ты манипулятор. Проработай преконтакт на личной терапии.

– Нельзя жалеть, заботиться о и защищать другого человека без ясного вербального запроса, это значит ты спасатель. Это к личному терапевту.
– Если при тебе происходит насилие, а ты не вмешиваешься, ты поддерживаешь насилие. Исследуй свои абьюзивные паттерны в личной терапии.

– Если ты выносишь оценку или высказываешь экспертное мнение, то ты проявляешь категоричность и навязываешь свои интроекты. Это признаки непроработанного нарциссизма, с которым поможет только долгосрочная терапия. 
– Если ты формулируешь свое мнение обтекаемо и неоднозначно, стараясь никого не задеть, то ты поддерживаешь неразличение тебя окружающими, проецирование на тебя и что бы про тебя после этого ни сказали, ты сам несешь за это ответственность. Личная терапия тебе в помощь.

– Ты должен быть очень бережным, даже если другой не обозначает как. Иначе ты насильник. Срочно к терапевту или супервизору!
– Если другой кажется тебе хрупким и ты становишься бережным в отношениях, так проявляется проекция твоей собственной уязвимости и неготовность к прямым конфликтам. Хорошо бы это проработать в личной терапии.

– Нельзя отказаться от участия в упражнении, эксперименте, практике . В личной терапии так проявляется сопротивление, а на группе ты таким образом прерываешь процесс и нелегально забираешь внимание участников группы.  Больше исследуй сопротивление в личной терапии.
– Если твое состояние ухудшилось в результате участия в упражнении, эксперименте или практики, это значит ты пренебрег правилом стоп и не проявил себя как автономную личность. Ответственность лежит на тебе. Обсуди это в личной терапии и супервизи.

– Если ты отказываешь в терапии клиенту или предлагаешь участнику покинуть группу, ты отвергаешь его и совершаешь ретравматизацию. Это твоя профессиональная некомпетентность и личностная непроработанность. Срочно на супервизию и личную терапию!
– Если у тебя нет специализации, ты соглашаешься работать с людьми с разным уровнем личностной организации и про разные запросы, ты не осознаешь своих профессиональных ограничений. Это твоя профессиональная некомпетентность и личностная непроработанность. Срочно на супервизию и личную терапию!

– Если ты хочешь покинуть группу или завершить личную терапию в сильных чувствах, так проявляется негативный перенос.  Продолжай терапию и проработай эти чувства.
– Если ты терпишь дискомфорт в отношениях с терапевтом или ведущими группы, это жертвенное поведение. Нужно позаботиться о себе, прервать отношения с токсическим специалистом и обсудить свои жертвенные паттерны со следующим терапевтом.

– Если ты умно высказываешься и демонстрируешь свои знания в теории гештальт-подхода, ты избегаешь контакта через дифлексию. А если ты этого не замечаешь, это означает, что ты не осознаешь свое высокомерие и отыгрываешься на группе.  Это можно проработать в личной терапии.
– Если ты не понимаешь того, что тебе говорит участник группы, терапевт или ведущие, пытаешься прояснить и задаешь вопросы, – ты впал в слиянческое слабоумие. Личная терапия поможет осознать неприятные избегаемые тобою вещи.

Как испортить себе праздник

В прошлый четверг закончили с Юлей сезон наших карантинных бесед. И, наконец-то, воспользовались моментом: и надавали советов, и повеселились заодно.

Возможно, еще непоздно и кому-нибудь это видео пригодится. И спасет пару праздников 🙂
С наступающим!

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #8 Внутриличностные конфликты


Внутриличностный конфликт – это ситуация, в которой различные части психики находятся в противостоянии. Яркий пример такого конфликта “не хочу” и “надо”. За “надо” стоят усвоенные в обществе ожидания от человека, подкрепленные потребностью в принадлежности, а за “не хочу” – идущие в разрез с “надо” желания или реакция на выдвигаемые к человеку требования. Например, внутренний конфликт женщины , которая не знает, хочет ли иметь детей . Мама женщины ожидает внуков, общество – новых граждан. А женщина хочет быть уважаемой в обществе и иметь хорошие отношения с мамой. При этом она злится на постоянные разговоры про репродукцию и боится того, как рождение ребенка изменит ее здоровье и качество жизни.  
Внутриличностные конфликты не всегда связаны с ожиданиями и требованиями от человека других людей. Конфликты могут возникать между разными желаниями (и рыбку съесть, и косточкой не подавиться), между желаниями и ценностями (жить комфортно и беречь окружающую среду), между разными идентичностями, разными частями картины мира и пр. 
Курт Левин выделял 3 типа внутриличностных конфликтов: притяжение-притяжение (между двумя одинаковыми по силе привлекательности объектами), отталкивание-отталкивание (между двумя одинаковыми по важности избегания объектами), притяжение-отталкивание (в ситуации амбивалентного отношения к объекту). 
Такие конфликты проживаются в том числе через эмоциональные феномены. Когда я испытываю предвкушение в отношении двух вещей, из которых могу осуществить только одну. Когда выбираю из двух зол, каждое из которых пугает одинаково. Когда оказываюсь в противоречивых чувствах: страхе и интересе в отношении одного и того же явления или персоны, злости и жалости, нежности и отвращении, благодарности и грусти. Эти переживания довольно мучительны, поэтому есть искушение переживать что-то одно. Тогда человек выглядит так, будто бы очень хочет что-то сделать или эмоционально переживает одну из эмоций, но действий для разрешения ситуации не совершает. Например, девушка из примера выше переживает, что у нее нет детей, но не делает ничего, чтобы забеременеть. 
Для разрешения внутриличностного конфликта важно сделать возможным переживание эмоций , стоящих за каждым из вариантов выбора, и развитие новых чувств в отношении ситуации. В этом хорошо помогают психологи, особенно которые работают методом психодрамы, монодрамы, расстановок и пр. А этого на наших вебинарах “Лабиринт эмоций“, увы, не будет.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #7 Нет навыков выражения и воплощения эмоций в действии

Когда я описывала сложности, которые могут создавать вторичные эмоции (эмоции от эмоций), я перечисляла страх, стыд и отвращение. Я не упомянула целую группу переживаний, которые могут возникнуть в ответ на вопрос: “Что я сейчас чувствую?”, – это бессмысленность, иногда бессилие или отчаяние, иногда скука. Будто кто-то нашептывает: “Зачем про все это морочиться? В этом нет никакого прока. Ничто не изменится”. Когда этот голос крепнет, он прибегает к казалось бы разумным аргументам: “Зачем тратить время и силы на переживания, когда нужно решать проблемы. А если их невозможно решить сейчас, то и нет смысла переживать”. Логично? Логично. В определенных ситуациях. Это ситуации, когда выражение чувств другим или воплощение их в действиях, не приводит ни к чему субъективно хорошему. Если так было с детства и всегда, то не формируется навыков разделения чувств с другим и вообще не ясно, что со всем этим внутренним богатством делать.
Если я хорошо разбираюсь в своих чувствах, я в какой-то момент могу обнаружить, что зла на кого-то за то, что он не выполнит обещание. Переживая свою злость какое-то время, я могу начать перебирать разные формы действий, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. Например, понять, что хорошо бы дать знать человеку, что меня задело такое его поведение, и попросить так больше не делать. Последнее очень важно, потому что не всегда по чувствам другого человека понятно, чего же он хочет. Можно пофантазировать, как далеко я готова зайти в своей злости и понять для себя, насколько я готова рискнуть в реализации эмоций с этим человеком. Достаточно ли мне просто поговорить, насколько крепкие слова я могу использовать, могу ли повышать голос, стукнуть его книжкой по голове или вовсе разорвать отношения, если он ко мне не прислушается. Из всего разнообразия форм, я могу выбирать. Иногда бывает так, что в я пофантазировала и могу спокойно попросить человека так больше не делать, потому что вся злость уже реализовалась в фантазиях. Большинство людей не размышляют так долго. Потому что есть опыт более успешных и менее успешных способов реализации злости в отношениях. Поэтому вся эта внутренняя кухня “свернута”, как это бывает с автоматизмами.
Если у меня такой опыт, что никто не относился внимательно к моим чувствам, тогда нет смысла говорить их кому-то словами. Тем более, если попытки их выражать или действовать эмоционально, прерывались физически или через запугивание, стыжение и обвинение. И тогда эмоции возникают в тот момент, когда возбуждение уже слишком велико, чтобы психика искала ему хорошую форму. Они становятся редкими, но меткими. Как взрыв гнева. Мало того, что после бывает стыдно, так еще и разрушаются вещи, отношения с дорогими людьми, репутация и, в целом, жизнь портится. А это лишний раз подтверждает картину мира, что от эмоций нет никакой пользы – сплошной вред. И человек сам того не замечая, подавляет собственные переживания, как это когда-то делали с ним другие.
Вне зависимости от того, как сформировалась привычка задерживать до последнего развитие эмоции, важно заново организовать процесс пробы разных форм выражений и действий в отношениях. Эта задача хорошо решается в обучении разным экспрессивным формам искусств, особенно на занятиях свободным танцем и сценическим мастерством. На психологических группах, в индивидуальной работе с психологом или психотерапевтом.
Продолжение следует (еще пара постов)…
А практикум по этой теории будет на нашей серии вебинаров “Лабиринт эмоций

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #6 Дефицит навыков успокоения себя

Один из распространенных страхов, которые заставляют людей избегать эмоциональных ситуаций, а если уж попали в них – избегать внимательного отношения к эмоциям, – это страх, что эмоция будет чрезвычайно сильной и захватит надолго. Как правило, такой страх встречается у людей, которые не очень хорошо умеют успокаиваться. Еще бывают люди, которые умеют успокаиваться, но делают это так хорошо и быстро, что сами того замечают. Поэтому и у тех, и у других поддерживается представление, что если эмоция чуть-чуть разовьется,с этим уже ничего нельзя будет сделать.
Первый опыт успокоения мы получаем у взрослых, которые о нас заботятся. И перенимаем их способы. Что делает мама, чтобы успокоить ребенка? Покачивает и обнимает? Похлопывает по каким-нибудь местам и в каком-нибудь порядке? Укутывает? Кормит? Говорит с какой-то особой интонацией? Укачивает? Читает сказку? Что-то вкрадчиво объясняет? Отвлекает всякими мобилями и другими игрушками? Ведет/несет гулять? Поет колыбельную? Включает текущую воду? Ругает, чтобы успокоился побыстрее? Поит каким-нибудь отваром трав? Зажигает аромалампу? Опрыскивает комнату святой водой? Если какой-то из способов срабатывает, ребенок расслабляется. Все это довольно ранний опыт, который сложно осознать. Но его следы можно заметить, изучая то, что помогает мне расслабиться, когда я уже вырос. Что это может быть?
Во-первых, всякие внешние стимулы, любуясь чем, я успокаиваюсь. Зрительные впечатления, цвета, образы и пр. Слуховые впечатления. Звуки, музыка и пр. Тактильные впечатления. Ощущения когда я прикасаюсь к чему-то или что-то прикасается ко мне. Какие-то текстуры, температура и пр. качества ощущений. Запахи. Какие-то вкусы, еда, напитки, что именно в них.
Во-вторых, это могут быть более сложные впечатления от моего окружения. Иначе говоря, находясь где, я успокаиваюсь. Тут могут иметь значение освещенность, качество воздуха, качество воды, качество земли или поверхностями под ногами, температура, пейзажи или обстановка внутри помещений, всякие любимые вещички, наличие или отсутствие открытого огня.
В-третьих, люди и отношения, в которых я с ним состою. Те, кто помогает мне успокоиться. С какими людьми мне, в целом, спокойнее? Какие слова могут меня успокоить? Какие действия других людей меня успокаивают? Или какие мои действия совместно с другими людьми? Могут ли меня успокоить прикосновения? Если да, то какие?
В-четвертых, разные действия. От простых движений и позы, до занятий. Сюда же входят мысленные действия, то есть, про что я могу думать, чтобы успокоиться.
Если что-то из этого списка вы хорошо знаете и практикуете, важно это заметить. Чтобы освоиться с мыслью: “Даже если меня что-то затронуло, я умею успокаиваться и сделаю это в нужный момент”. Если большинство вещей в этом списке стали для вас открытием, можно составить карту действий для успокоения себя и использовать, когда важно успокоиться. Можно расширять эту карту, осваивая новые методы саморегуляции. Дыхательные практики, телесные практики заземления и центрирования, практики релаксации, медитации для успокоения разума и пр.

Продолжение следует…