Философские ориентиры неклассической психологии: Спиноза или что-то ещё?

Тезисы для летней психологической школы МГУ 2004 года
Данная работа является результатом, прежде всего, исследования философских источников. Но её необходимость была продиктована ситуацией, сложившейся в области наук о психике в начале XX века и продолжающей существовать по сей день. Эпоха открытого кризиса в психологии характеризуется, прежде всего, наличием нескольких магистральных направлений психологии, посвященных изучению разных предметов и пользующихся для этого различными методами. На сегодняшний день ситуация такова, что любому ислледователю-психологу приходится с самого начала выстраивать систему психологии, как бы выбирая из предлагаемого многообразия научно-исследовательскую программу в качестве дружественного лагеря на поле битвы за истину. А уж своя сторона подскажет вражеский лагерь для разминки критического разума. Если мы собираемся строить новую неклассическую психологию необходимо отказаться от оппозиций и построить единую методологию. Эту задачу на себя, по мнению Выготского, должна была взять «общая психология», или метапсихология. Первая задача метапсихологии, на наш взгляд, состоит в поиске корня противоречий классической психологии. Обычно, говоря о современных проблемах научного мировоззрения, обращаются к его истокам – философии Нового времени. Поэтому предметом нашего исследования стали две философские системы этого периода – философия Рене Декарта и философия Бенедикта Спинозы.

Философия Р. Декарта заложила основы особого мировосприятия, названного в последствии картезианским. Именно на нём строится образ мысли, названный М.К.Мамардашвили «классическим идеалом рациональности». Основу метафизики Декарта составлял дуализм, проявлявшийся сразу на многих уровнях: « онтологический » дуализм (дуализм субстанций), дуализм внешнего и внутреннего; « психологический » дуализм (выделение активных и пассивных состояний души). Идея воздействия тела на душу привела к развитию механицизма в картине мира Нового времени и попыткам в естественнонаучных вариантах психологии экстраполяции физической причинности на мир психического, например, в классическом ассоцианизме. Важным в учении Декарта также являются сформулированные требования к методу познания. В них Декартом закладываются такие основы научного знания как объективность и аналитичность . Подчёркивается роль опыта и эксперимента в любом знании. Первое правило Декарта – сомнение. Есть лишь одно, в чём нельзя усомниться, – существование мыслящего Я. Я мыслящее, вечное, неделимое и не обладающее пространственной протяженностью, противопоставляется миру вещей, всегда занимающих определённое место в пространстве, преходящих и делимых. Так задаётся субъект-объектная парадигма европейской науки, в которой субъект изучает извне, противопоставленный ему объект, «читает книгу природы».

В Новое время декартовские идеи пришлись ко двору, когда казалось, что наукой можно понять и объяснить всё. У такого гностического оптимизма были свои причины: например, наконец, была сформулирована астрономическая концепция, описывающая устройство наличной Вселенной. В этой Вселенной Бог сыграл роль первотолчка и устранился из мира. Так Декартом была сформулирована идея деизма.

Основываясь на работах Выготского, источник новой методологии для неклассической психологии в противовес картезианскому мышлению, было принято видеть в философии Бенедикта Спинозы. Декартовскому дуализму Спиноза попытался противопоставить монизм . Прежде всего, Спиноза уходит от дуализма онтологического. Его «природа» – это единая субстанция, причина самой себя, сама сущность которой заключается в существовании. Но ему не удалось преодолеть дуализм «психологический». Напротив, он привносит новую оппозицию психологии – аффект-интеллект . В целом, Спинозе не удаётся выйти за рамки картины мира Нового времени. Он следует тем же идеалам, что и Декарт. Так, например, свой метод он основывает на математических принципах доказательного геометрического знания. Из-за сочетания синтетичности мышления и принятия гносеологических установок эпохи его философия может показаться эклектичной.

Для психолога очень важно понять, что картезианская и спинозианская линии мышления в психологии лишь отчасти являются продолжением идей Декарта и Спинозы. А сами различия их идей могли стать результатом своеобразия их когнитивных стилей. Новое время поставило перед ними схожие задачи и вопросы, которые решались Декартом в большей степени аналитически, а Спинозой – синтетически. Хотя за столь категориально различными концепциями мог стоять сходный невербальный медитативный опыт.

Новую психологию продолжают называть спинозианской, скорее как дань истории. Вариантами подобной психологии могут быть названы теория деятельности А.Н. Леонтьева и теория функциональных систем П.К. Анохина. Неклассическая психология должна отказаться от ряда привычных установок. Прежде всего, она должна быть свободна от любых видов познавательного эгоцентризма, вызванного субъект-объектной парадигмой: антропоцентризма, европоцентризма, лингвоцентризма и наукоцентризма. Неклассическая психология должна признать все многообразие связей субъекта с миром и отказаться от абсолютизации филогенетических, социогенетических и онтогенетических закономерностей развития человека. Дуализм внешнего-внутреннего снимается в «спинозианской» психологии принятием принципа интериоризации-экстериоризации, как сложного многогранного процесса.

Неклассическая психология не должна опираться на постулат непосредственности. В любом случае, природа человеческих связей с миром такова, что они всегда опосредствованы. Этим объясняется, в том числе, зависимость психического отражения от места отражаемого объекта в мире. Необходимо принятие предметности как основного свойства психического во всех его проявлениях: предметны восприятие, память, мышление, деятельность – всё. Предметная деятельность не адаптивна, она не является реакцией приспособления к наличным условиям среды, а направлена в будущее.

Предметом неклассической психологии должна стать личность во всех её многообразных проявлениях. Для изучения личности необходимо выделение не элементов, а «единиц», т.е. таких частей, которые включают все свойства целого. Таким образом мы приходим к пониманию предмета психологии как сложной системы, при чём, открытой системы, элементы которой связаны не жёсткими, а вероятностными связями. Так мы оказываемся в области действия теории систем и дальнейшего её развития синергетикой.

Синергетика как междисциплинарная методологическая область – это первый новый ориентир для неклассической психологии. Ей предметом являются диссипативные структуры, то есть структуры, способные самопроизвольно возникать и развиваться в активных, рассеивающих (диссипативных) средах в состояниях, далеких от равновесия» (Пригожин).

Вторым ориентиром мы предлагаем выбрать восточную философию . Дело в том, что требования к неклассической психологии в сравнении с картезианской очень похожи на различия в европейском и традиционном мышлении.

В восточном мышлении отсутствует разделение субъекта и объекта. Строго говоря, восточное мышление европеец вряд ли бы назвал «мышлением». Восточное мышление свободно от дуализма категорий, так как в основе своей созерцательно и синтетично. Для него более важны конкретные вещи, нежели абстрактные понятия. Основу взаимодействия восточного человека с миром составляет творческое эстетическое взаимовлияние не субъекта и объекта, а двух равнозначных субъектов.

Основным вопросом данной работы была возможность взаимодействия двух подходов. Выготский писал, что картезианская и спинозистская психология несовместимы. Безусловно, это так, когда мы говорим об исходных установках двух линий мышления. В реальности же, возможно объединение лучшего из обоих подходов. То, что кажется нам абсурдным, довольно успешно уже решено в некоторых восточных странах, как сочетание лучших научных достижений прогрессивной науки запада с принципами восточного мировоззрения. В данном случае имеется ввиду не просто механическое соединение, а образование новой системы мировоззрения, отличающейся от обеих исходных и составляющей их синтез.

Важно отметить, что любое строгое противопоставление картезианского и спинозианского, западного и восточного, аналитического и синтетического, естественнонаучного и гуманитарного мышления является проявлением дуализма, лежащего в основе европейского сознания, давшего начало противоречиям современной науки.

Москва, 2004 год

см. более подробно в развернутом реферате

© 2008 – 2011, Tatiana Lapshina. All rights reserved.