Сказки, которые помогут справиться со страхом

В данной статье мы рассмотрим основные виды и проявления детских страхов, с которыми могут столкнуться в работе учителя и школьные психологи. С целью поиска ресурсов для совладания со страхом мы обратимся к российскому и британскому фольклору, образам Бабая и бугимэна, а также на примере современных литературных источников продемонстрируем основные методы работы с детскими страхами.
Опубликовано в Академический вестник – 2012 – №1(5) – стр. 59-67.
Автор иллюстрации – Юралга Норд.

Cтрах – базовая эмоциональная реакция человека, которая возникает в результате опредмечивания тревожности под влиянием действительной, воображаемой или внушенной опасности, угрозы его биологическому или социальному существованию. Страх проявляется одновременно в четырех планах:
1) соматические (физиологические) признаки (изменения дыхания, учащение сердцебиения, потливость рук и другие),
2) субъективные (эмоциональные) проявления (переживания тревоги, страха или ужаса),
3) особенности когнитивного функционирования (фиксация на угрозе, «негативное мышление») и, наконец,
4) определенный поведенческий репертуар (избегающая, нападающая или застывающая реакция, призывы на помощь)[12].
Предметные страхи являются необходимой частью инстинкта самосохранения. Но так называемые «навязанные» и «навязчивые» страхи, а также ночные кошмары могут существенно осложнять жизнь как взрослого, так и ребенка. Несмотря на то, что навязанные страхи долгое время считались уделом малышей, сегодня психологи и классные руководители все чаще сталкиваются со страхами у детей школьного возраста. Более того, последние исследования показывают, что большинство взрослых так же подвержено страхам, многие из которых остались с ними из детства: «детская боязнь темных комнат не покидает 11% взрослых, а больших собак боятся почти 6% респондентов. Страх перед дантистами сохраняют 4% респондентов» [13]. Поэтому крайне важно быть внимательным к детским страхам и помочь школьникам совладать с ними.
Часто школьники захватывают с собой в школу часть страхов более раннего периода: страх темноты, остаться одному, транспорта, людей разных профессий (например, врачей) и другие. Поступление в школу ставит перед учеником новые задачи и у него могут возникать страхи, связанные с процессами социализации и обучения. Такие страхи называют школьными. Обычно, они связаны с опасениями сделать что-то не так, получить негативную оценку, быть наказанными родителями [7]. Также существуют страхи, причина которых не связана напрямую со школой, но оказывает негативное влияние на процесс учения: например, страх ухода из дома и разлуки с родителями[5].
Все страхи можно подразделить на следующие группы: медицинские (боль, уколы, врачи, болезни, кровь), физические ущербы (транспорт, огонь, стихии, война, звуки), страх смерти (умереть), животных и сказочных персонажей, кошмарных снов и темноты, социальные страхи (люди, одиночество, опоздания, дети, наказания), пространственные (высота, вода, замкнутое пространство). Существуют методики диагностики, которые позволяют выявить у детей количество страхов из различных групп, такие как «скажи боишься или нет», «что мне снится страшное, или чего я боюсь днем» или «страхи в домиках» А.И. Захарова (см. [7],[11]).
Каждый страх по силе проявления и влияния на жизнь ребенка можно отнести к обычному, возрастному или патологическому уровню страха[3]. А.И. Захаров пишет [7]: “Обычный страх кратковременен, обратим, исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение. На патологический страх указывают затяжное, навязчивое, трудно обратимое течение, непроизвольность, то есть полное отсутствие контроля со стороны сознания, неблагоприятное воздействие на приспособление человека к социальной действительности». Также невропатогенным считается наличие у ребенка сразу большого количества страхов разнообразных типов и групп.
У детей, подрастающих в разных культурных и материальных условиях, часто наблюдаются сходные страхи [3]. Из чего можно заключить, что определенный этап созревания психики ребенка может стать основой для проявления одних и тех же страхов. Именно поэтому психоаналитики (М. Кляйн, У.Р. Бион) в своих работах уделяли особое внимание работе с детскими страхами. По их мнению, мышление взрослого возникает в результате контроля эмоционального опыта, в том числе страха [16], а то, каким образом ребенок справиться со своими страхами в детстве, определит его характерные черты в старшем возрасте . Особое внимание психоаналитики уделяют пугающим образам в художественных произведениях. Детские сказки, стишки и страшилки позволяют ребенку столкнуться с пугающими ситуациями в безопасной для себя обстановке и пережить, переосмыслить страх, выработать свои способы адекватного реагирования на них. Похожую функцию выполняет метод погружения, или имплозии, применяемый в рамках когнитивно-поведенческой терапии, чтобы выработать сначала в воображении, а затем уже в реальности у пациента способы совладания с патологическим страхом [8].
Несмотря на схожую суть методов, сказки имеют для детей особое значение, в следствие магичности их мышления и силе бессознательных процессов. Сказочные сюжеты имеют детские игры, сновидения (не только кошмарного содержания), рассказы. Поэтому обратимся к пугающим образам в фольклоре.
Кощея Бессметного и Бабу Ягу, обычно относят, к воплощениям угрозы смерти физической или потери психического Я. Британский Шалтай-Балтай в некотором смысле является его родней, поскольку воплощают собой угрозу дезинтеграции [16], как и порождение современного фольклора – черная рука. Последние 100-200 лет в сказках и фольклоре появляются такие персонажи, которые не просто воплощают объект страха, но сами по себе являются воплощением страха или даже страхов. В российской культуре к таким персонажам можно отнести Бабая из русских колыбельных:
Баю, баю, баю, бай,
Приходил вечор бабай.
Приходил вечор бабай,
Просил: Леночку отдай.
Нет, мы Лену не дадим,
Лену надо нам самим [6].
Персонаж, который то пугает разлукой, то сам выступает страшным (по непонятным причинам) дедом. При этом, как отмечает Ж. Бадалян: «образ Бабая как правило относительно негативен, “страшен”, но в то же время харизматичен и инструментален для поддержания общественного порядка» [4]. Часто детские навязанные страхи уходят корнями в родительские запреты [7,12]. Единственным способом совладать с нашим Бабаем – вести себя хорошо и ложиться спать вовремя.
Более разнообразные способы победы над страхом можно обнаружить, исследуя образ британского родственника Бабая – бугимена, который вошел не только в детскую литературу, но и в современную хоррор-культуру (через книгу С. Кинга), пугая уже взрослых. “If you’re bad, the bugieman will come and get you!” – говорят британцы своим детям. То есть, если ты был плохим, то бугимэн придет и заберет ребя. Бугимен может поджидать малыша в самых неожиданных местах дома: под кроватью, в шкафу, прятаться в любой тени. Нельзя сказать, кто он больше – бугимен или бугивумен – у него нет пола и сколько-нибудь конкретного обличья. Он может явиться в виде ужасной твари-пришельца, страшного соседа-старика с кривыми зубами или известного серийного убийцы (Фредди Крюгер – тоже своего рода бугимэн современной культуры).
Как и Бабай, бугимен – довольно молодой персонаж фольклора. Первое употребление этого имени относят к 1836 году в качестве синонима для слова “чёрт” (devil) [9]. Существуют разные версии этимологии названия “бугимен”. Ryan Tuccinardi предполагает, что бугимен пошёл от “буджис” (bugis) – названия индонезийских и малазийских пиратов, чьим появлением в колониальной Англии пугали детей моряки[1]. Тем не менее, в поисках корней бугимена полезно обратиться непосредственно к мифологии британских островов. В среднеанглийском есть слово bugge, обозначающее пугающего призрака. Похожее происхождение могут иметь так же слова boggart, bogy, bugbear, валлийский bwg и немецкий bogge – всё это названия различных видов гоблинов и хобгоблинов, взявших в привычку пугать людей. Родственным может быть и шотландское слово bogle, также обозначающее призрака. Возникшее в пятнадцатом-шестнадцатом веках, это слово было популяризовано в английской литературе благодаря Роберту Бёрнсу и Вальтеру Скотту.
Современный бугимен, без сколько-нибудь определенного обличия и пола, – идеальное воплощение детского страха. В этом смысле боггарт, описанный Джоан Ролинг в одной из книг про Гарри Поттера, похож больше на бугимена, чем на боггартов из классического английского фольклора:
” – Боггарты любят темноту, – рассказывал Люпин. – И чаще всего прячутся в гардеробе, под кроватью, в ящике под умывальником, одного я нашел в футляре напольных часов. Этот появился здесь только вчера. Я попросил директора оставить его для нашего сегодняшнего урока. Кто ответит, что такое боггарт?
Гермиона подняла руку.
– Боггарт – это привидение, которое меняет свой вид. Он превращается в то, чего человек больше всего боится”[14].
Боггарты из классического английского фольклора хоть и отличались недобрым нравом, но не обладали способностями оборотня. Их любимое развлечение – прокрасться в спальню и провести холодной и влажной лапой по лицу спящего или просто сдёрнуть одеяло на пол [10] – только и всего.
А вот способностью принимать различный облик обладают другие страшилки – боуги (bogey). Они являются одним из подвидов хобгоблинов. Последние представляют из себя домашних фейри (фей), в целом весьма миролюбивых (если их не обижать). Все виды фейри следуют своим особым нормам морали, поэтому не удивительно, что большинство из них сложно однозначно отнести к добрым или злым духам. Так, например, бубахи (ещё один подвид хобгоблинов) описываются то как добрый домашний дух-покровитель, то как устрашающий призрак [10]:
“Попасть ему в лапы – совсем нешуточное дело, потому что он способен таскать людей по воздуху. Для этой цели иной раз используют бубахов беспокойные духи, которые не могут уснуть, тревожась о зарытых ими кладах. Найдя человека, который согласится откопать сокровище, такой дух привлекает бубаха, чтобы перенести смертного в тайное место”. Примечательно, что именно такого фейри во Франции называют Гобелен и именно им пугают детей: “Гобелен тебя унесет, гобелен тебя съест!”.
Подобно бубахам, боуги сложно отнести к добрым или злым фейри, скорее они проказливы. “Все они [боуги] обладают способностью к оборотничеству, у многих холодные и мокрые пальцы и желтые глаза, которые светятся в темноте” [10]. Говорят, в реальном своем облике боуги похожи на клубок пыли и поэтому их сложно заметить в тени. Чтобы увидеть боуги против его воли, нужно успеть посмотреть на него сквозь дырку от сучка в деревяшке – тогда можно заметить блеск его глаз, прежде чем он успеет смыться.
Богл (bogle) [2] – наиболее злобная разновидность боуги. Тем не менее, они действуют всегда по справедливости, наказываю лжецов, воров и убийц, в основном, запугивая до смерти, утаскивая “улов” воришки или дурача мошенников.
Любимая проказа боуги – прыгнуть на человека сзади и зажать ему глаза[10]. Ещё они любят гулять по пустынным дорогам, принимая облик чёрных псов. Примечательно, что книга “Гарри Поттер и узник Азкабана” начинается со встречи Гарри с огромным зловещим черным псом, который, правда, в последствии оказывается звериной формой его крестного отца. Не известно, насколько случайно такое совпадение, но это ответвление сюжета созвучно теме борьбы со страхом, пронизывающей всё произведение.
Соединение в боуги черт хранителя и угрозы говорит в пользу утверждения о том, что боуги являются своего рода экстериоризацией страха, который своей биологической функцией призван защитить человека от угрозы. Дополнительные черты характера боуги лишь утверждают нас этом мнении. Так, закрывание глаз – это не только пугающее действие, но и частая реакция ребенка на страх, интериоризированное «не смотри!» с закрыванием глаз родителями.
Существует особая разновидность боуги – боуги-бист (bogey-beast) – являющаяся детям в форме страшного зверя. Одновременно с этим, боуги-бист не допускает детей до опасных мест. Здесь мы снова видим сочетание и добрых-охранных, и злых-пугающих черт, отражающих значение страха в жизни ребенка. “На острове Уайт боуги-зверь в обличье огромной волосатой гусеницы стережёт кусты крыжовника. Он способен причинить вред, лишь когда на него обращают внимание. Поэтому чтобы обезопасить себя от боуги-зверя, нужно думать не о нем, а о чем-то постороннем” [10]. Это первый из способов, который предлагает нам фольклор, чтобы избежать неприятных проказ боуги, и его позднего воплощения – бугимэна – тоже. А также негативных последствий страха.
Основным отличием боуги-биста и современного бугимена от обычного боуги является именно их пугающе-воспитательная функция. И боуги-бист и бугимен является только детям или взрослым, не преодолевшим свои страхи (как в фильме 2005 года “Бугимен”).
И так, если Бабай, бугимен, богл, боуги, бубахи и пр. персонажи фольклора вызывать в ребенке свойственные для его взораста страхи, то какие средства борьбы со страхом может нам предложить детская литература? Действительно ли они эффективны? Как применить их в работе с детьми?
1. Первый способ уже упоминался выше: чтобы спастись от боуги-зверя, надо подумать о чем-то другом. К сожалению, несмотря на то, что мы часто прибегаем к подобному средству в повседневной жизни, в случае с навязчивым навязанным страхом попытка переключить внимание на другие процессы – слишком сложная задача. В момент переживания страха сложно собраться с мыслями, а вот обратить внимание на телу, особенно на дыхание – проще.
Одним из классических методов работы бихевиорально-когнитивных психологов с фобиями является респираторный контроль. Это связано с тем, что гипервентиляция, то есть чрезмерно интенсивное дыхание, превышающее потребности организма, является одним из самых ярких проявлений страха, наряду с дрожью и повышенном потоотделением [8]. Если научить ребенка в ситуации страха обратиться внимание на дыхание, послушать свое тело, дышать спокойнее, это будет хорошим заделом для победы над страхом.
Так же важно не столько отвлечься от ситуации, сколько попытаться переформулировать её, больше опираясь на положительный опыт [8]: я уже не раз пугался, но все ещё жив и со мной ничего не случилось.
Другие способы борьбы с бугименом-боггартом удачно описаны у Дж. Ролинг:
“… с боггартом лучше сражаться вдвоем, втроем, вообще, чем вас больше, тем лучше. Он сразу теряется, не может выбрать, в кого ему превратиться. В безголового мертвеца или огромного плотоядного слизняка? Однажды боггарт на моих глазах хотел напугать сразу двоих и превратился в половинку слизняка. Вот смеху-то было! Заклинание против боггарта простое, нужно только одно: хорошенько сосредоточиться. Лучшее оружие против него – смех. Превратите его во что-нибудь смешное и рассмейтесь, он тут же исчезнет. Сперва поучим заклинание без волшебных палочек. Повторяйте за мной: ридикулус!” [14].
2. К первому правилу Ремуса Люпина (одного из персонажей книги) – не оставаться наедине с бугимэном – дети обращаются чаще всего. Вместе не так страшно. А со взрослым – тем более! Поэтому очень важно, чтобы родители и учителя не пренебрегали страхом ребенка, а отнеслись к нему серьезно.
Детские страхи в дошкольном и младшем школьном возрасте тесно связаны с группой: страшилки распространияются среди детей, как простуда. Дети пугают друг друга рассказами про черную руку, инопланетян и войну. И именно в группе ребенок может получить ресурс для преодоления страха. А. И. Захаров предлагает авторский метод психологического преодоления страхов, состоящий в рисовании, драматизации и катарсисе, которые позволяют преодолеть последствия пережитых травм[7]. На стадии драматизации ребенку потребуются либо родственники и другие дети, либо куклы, которые будут выполнять роль пугающего окружения и самой причины страха (например, микробов при страхе заболеть).
Призыв взрослого на помощь в борьбе с бугимэном символичен. Ведь бугимэн часто используется в качестве устрашения именно родителями. Поэтому бугимен, забирающий плохих детей, может быть изгнан тем, кто решает: наказывать или нет.
3. Но что делать, если ты не очень хорошо себя вёл? Посмеяться над своим страхом – для этого вовсе не обязательно произносить заклинание. Достаточно подумать: “Что же это за бугимэн такой, если помещается под моей кроватью, которая едва отстоит от пола на два сантиметра?!”.
Исследования показывают, что для детей старшего дошкольного возраста игровые и арт-терапевтические упражнения являются наиболее эффективными для снятия навязанных страхов [12]. Эти же методы хорошо работают с детьми младшего школьного возраста. Детям можно предложить нарисовать свой страх или рассказать про боггарта/страшилу/бабайку и попросить изобразить, какое обличие он мог бы принять при встрече с ребенком. А затем предложить добавить к рисунку что-нибудь, что сделает боггарта милым или смешным, а также напомнит ребенку о приятных эмоциях. Так, одна девочка, пририсовала своему зубастому, как соседская собака, боггарту воздушный шарик и велосипед, на котором ему было сложно усидеть. Если ребенку сложно сразу приступить к изменению рисунка, можно предложить придумать страшиле смешное прозвище. Дать боггарту имя, отличное от имени страха, – очень важный момент, потому что наименование чего бы то ни было, дает человеку символическую власть над объектом. Старшие школьники или дети, которые не любят рисовать, могут придумать историю о встрече со своим страхом, написать сочинение, а затем переписать его, добавив забавные моменты.
4. Важным этапом встречи с боггартом в книге Дж. Ролинг является победа над ним, когда страшилище в ужасе скрывается в шкаф, из которого его выпустил преподаватель. Этот этап психоаналитики называют «отождествлением с агрессором». Р. Эмануэль пишет: «отождествление себя с агрессором – обычный метод борьбы с навязчивым страхом, поскольку он позволяет человеку проектировать свои опасения на кого-то ещё, кто становится жертвой нападения» [16]. Этому процессу важно уделить особое внимание при разыгрывании страха по методу А.И. Захарова [7] – на определенном этапе ребенок берет на себя роль пугающего явления или персонажа и нападает на своего игрового или игрушечного заместителя.
5. Третий способ, который также упоминается косвенно в “Гарри Потере и узнике Азкабана”, – “патронус”. Патронус, по словам Ремуса Люпина, – это особая самая светлая и чистая сила, которая может сопровождать любого волшебника, стоит только сосредоточиться, вспомнить что-то самое приятное в жизни и произнести заклинание. И чем сильнее волшебник, тем сильнее его патронус[14]. Заклинанием вызова патронуса Гарри справляется с Дементором – ужасным созданием, вселяющим ужас и питающимся человеческими эмоциями (чем не вариант бугимена?!). Для реальных детей патронусом нередко является игрушка, подаренная значимым взрослым (а у Гарри Поттера патронус принимает облик оленя, животного тесно связанного с отцом, которого мальчик потерял в младенчестве). Плюшевый мишка или динозаврик может защитить ребёнка от любой самой страшной угрозы бугимена. Такая игрушка должна быть «заряжена», поэтому хорошо, чтобы защитник жил не только в спальне ребенка, но и бывал с ним на праздниках и других веселых мероприятиях. Особую силу игрушка приобретает, если она сделана или модифицирована самостоятельно в группе (мишке сделали картонный щит) или получена как заслуженная награда за храброе участие во встрече со своими страхами.
Создание «защитника» – это промежуточный этап борьбы со страхом, который может снять его чрезмерные проявления вне группы. Позже важно будет провести работу, чтобы ребенок присвоил себе свойства защитника, побывал также в его роли и нашел общие с ним черты.
6. Бугимен, как и боуги, нередко бывает привязан к жилищу. Тем не менее, переезд – довольно радикальный метод для борьбы с детскими страхами. Кроме того, если верить валлийцам, боуги может перебраться в новый дом вслед за хозяевами (как это делает, например, хорошо прикормленный брауни). В современном английском слово “бугимэн” используется для обозначения человека или вещи, на которую проецируются необоснованные страхи: “Don’t turn me into a boogieman. Spank the child yourself – Нечего ребенка пугать мною. Сама отшлепай его” [9]. Это может быть косвенным указанием на предпосылки для актуализации детских страхов в семьях, которые внешне могут выглядеть благополучными.
В работе Авдеевой Н.Н. и Кочетовой Ю.А. [3] показано, что возникновению страхов у дошкольников способствуют такие параметры детско-родительских отношений, как отсутствие эмоциональной близости родителя с ребенком, непринятие (отвержение) ребенка родителем, а также высокий уровень тревожности в детскородительских отношениях. Определены ведущие типы детскородительских отношений в возникновении страхов у младших школьников: повышенный уровень требований родителя по отношению к ребенку, сверхвысокий уровень контроля состороны родителя, отсутствие эмоциональной близости родителя с ребенком, а также высокий уровень тревожности в детскородительских отношениях [там же]. Поэтому для того, чтобы справиться со страхами и предотвратить появление новых, необходима работа со всеми членами семьи.
Подведем итоги. Мы показали, что фольклор и его элементы в детской литературе могут стать для психолога и педагога ориентирами в поисках ресурсов и средств для совладания с детскими страхами.
Для выделения сказочных презентаций страха, мы обратились к психологическим и психоаналитическим представлениям о страхе, его видах, причинах и потенциальной патогенности.
Далее, мы выделили ряд персонажей российского и британского фольклора, которые по ряду признаков могут считаться внешней презентацией страха: бугимен, боуги, боггарт, Бабай.
Пересказанные сюжеты, упомянутые персонажи и эпизоды из книги Дж.К. Ролинг могут стать основой для психологической игры с классом, группой психологической разгрузки или продленного дня детей младшего школьного возраста и, вероятно, школьников старших возрастов (подробнее об организации подобных игр см. Захаров А.И. «Дневные и ночные страхи у детей» – Спб: 2004 [7] и Николаева Н. Коррекционная работа по преодолению детских страхов в консультативной практике // «Школьный психолог» -2009 – № 07 [11]). Важно помнить, что с этической точки зрения и в целях безопасности, не рекомендуется обращаться к работе со страхом смерти, потери или болезни родителя в группе и в отсутствии специалиста-психолога, даже если эти страхи разделяет большинство участников группы.
Список используемой и цитируемой литературы:
1. Lindemans Micha F. Bogeyman Encyclopedia Mythica // http://www.pantheon.org/articles/b/bogeyman.html .
2. Squire Ch. Celtic Myths and Legends – Lomond Books, 2003.
3. Авдеева Н.Н., Кочетова Ю.А. Влияние стиля детско-родительских отношений на возникновение страхов у детей // Психологическая наука и образование – 2008 -№4. СС. 35-47
4. Бадалян Ж. Бабай: миф или реальность // http://www.zhurnal.ru/staff/Mirza/babaj.htm
5. Гузанова Т.В. Проблема метода психологического изучения школьных страхов учащихся начальных классов. // КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ – 2008 – №2. СС. 91-96.
6. Друговейко-Должанская С., Белокурова С. Кто такой этот «ёкарный Бабай» // Культура речи, http://gramma.ru/RUS/?id=14.105&PHPSESSID=ad6d22c3288a7b02eee1c5b762bdf6a3
7. Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. Спб: 2004.
8. Котро Ж., Моллар Е. Когнитивная терапия фобий //Московский психотерапевтический журнал – 1996 – №6.
9. Лапшина Т.Н. Бугимэн – бОльшие глаЗа СтрАха. // http://psyvert.ru/psy/boggarts/ – 2006.
10. Мифология Британских Островов. Энциклопедия – М.: ЭКСМО. TERRA FANTASTICA, 2003.
11. Николаева Н. Коррекционная работа по преодолению детских страхов в консультативной практике // «Школьный психолог» -2009 – № 07 , а также https://psy.1september.ru/article.php?ID=200700708
12. Орлова Л.В. Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов (на материале старшего дошкольного возраста) /автореферат диссертации на соискание степени кандидата наук/ – М., 2009.
13. Результаты 8-ми летних исследований человеческих страхов // Психологические новости, http://psyjournals.ru/psynews/d8415.shtml, 2008
14. Ролинг Дж.К. Гарри Поттер и узник Азкабана – Росмэн, 2002.
15. Шишкова Е.Ю. Работа с детскими страхами на Детском телефоне доверия // Телефон доверия как средство психологической помощи детям, родителям, педагогам – М.:МГППУ, 2010.
16. Эмануэль Рики. Страх – М.: ООО «Издательство Проспект», 2002.
17. Энциклопедия сверхъестественных существ – М.: ЛОКИД-МИФ, 1997.

Лапшина Татьяна Николаевна

© 2012, Tatiana Lapshina. All rights reserved.