Tag Archives: популярная психология


В “Дарах несовершенства” Брене Браун – моя любимая специалистка по стыду – пишет о важности сочувствия от кого-то, кто “твердо стоял на ногах, вместе с этим был бы гибким и, что самое важное, принимал нас совсеми нашими слабостями”. Это важно, конечно. Но Брене Браун выбрала странную форму, чтобы об это рассказать. Она перечисляет 6 типов друзей, точнее дружеской поддержки, с которыми можно столкнуться в ситуации стыда:

1. Друг, который выслушает ваш рассказ и на своей шкуре ощутит, как вам было стыдно. Такие друзья обычно задыхаются от переполняющих их эмоций и кивают головой: “Ужас! Представляю, как тебе пришлось!” В воздухе повисает неловкая пауза. Поддержка нужна уже не вам, а вашему другу.
2. Друг, который сочувственно отвечает: “Мне тебя так жаль”, вместо того, чтобы поставить себя на ваше место. Хотите запустить смертельную машину стыда, бросьте что-то вроде “Ах, бедняжка!”. Или антипатия под маской сочувствия: “Да хранит бог твою душу”.
3. Друг, для которого вы – воплощение мыслимых и немыслимых достоинств. Такой не сможет помочь – он слишком разочарован, что вы не идеальны. Вы его подвели.
4. Друг, для которого слабости – нечто недопустимое. Он начнет вас дополнительно стыдить: “Как ты могла позволить этому случиться? О чем ты только думала?” Возможно, ему удастся переложить вину на кого-то ещё: “Так что это был за парень? Мы ему задницу надерем”.
5. Друг, который верит в лучшее и отказывается признавать, что вы можете по-идиотски себя вести или принимать ужасные решения: “Ты преувеличиваешь. Не может быть, чтобы все было так плохо. Ты потрясающая. Ты идеальна. Тебя все любят”.
6. Друг, который путает “доверительные отношения” с конкуренцией и старается тебя переплюнуть: “Это ещё что! вот послушай, что однажды случилось со мной…”

Почему мне этот список кажется странным?
Ну, во-первых, давайте сразу устыдимся. Потому что, порывшись в памяти, каждый найдет случай, когда был кем-то из 1-6.
Во-вторых, при всей важности сочувствия, многие из этих способов поддержки работают. Как минимум, с достаточно слабыми и мимолетными ситуациями стыда. Напрямую или как отвлечение. То, что именно Брене они не помогают, что ж. Всяко бывает.
А ещё, иногда само желание поддержать, не отвернуться, в ситуации со стыдом, да и с другими эмоциями, ценно уже само по себе.

И ещё пост про поддержку

Б


Так тяжело отпустить надежду на идеальное родительство. На такую маму, чтобы удовлетворял все потребности или хотя бы не творила всей той фигни, что уже со мною сотворили. И если даже в терапии удается отчаяться биться с собственной матерью, то можно хотя самой/му стать идеальной/ым для своих детей, партнёров, клиентов.
А потом выясняется , что если бы не эта фигня, то не понятно, кем бы мы были. Не было бы оставленности и изоляции- не родилось бы фантазии, чувства ритма и рифмы. Не было бы непостоянства и перепадов настроения – не отросло бы межличностного интеллекта. Если бы мама не говорила, ты страшненький/ая, не нужно было бы становиться настолько умными. Если бы, наоборот, не держат за дурочку/дурачка, не нужно становиться ласковыми и красивыми. Потому что зачем? Если бы не болезни и хрупкость, как бы мы научились любить, помня о смерти?
Как-то иначе без всех этих гиперкомпенсаций, было бы лучше? Не известно. Никто из нас не знает того, другого человека, который не претерпевал.
В этой точке становится легче. И даже можно почувствовать благодарность своим неидеальным родителям. “Спасибо. Наелась. Больше не надо”. Так много легче. Но желания общаться с родителями, если они продолжают творить фигню, не появляется. Такая она, благодарность.

Дерево по понедельникам: дерево разочарований, часть 2


Вот оно – мое дерево разочарований. Любимый кумкват, некогда подаренный сокурсницей по гештальту. Сколько лет прошло, а крону так и не удается сформировать: новые ветви отмирают за полсезона, потом нарастают другие новые. Все это в хаосе – стриги/не стриги. Даже не знаю, в чем/ком разочаровываться: в кумквате, в себе или, может быть, в собственных садоводческих навыках. Самое время продолжить с исследованием разочарования. В прошлый раз мы наблюдали, как разочарование формируется и живет , чем помогает, чем мешает. А сегодня предлагаю поставить себя на место кумквата, чтобы разобраться: как это разочаровывать других?
Continue reading

Дерево по понедельникам: дерево разочарований, часть 1.


Давненько я не выкладывала медитаций в рубрике #деревопопонедельникам. Давайте-ка я выложу такое дерево, которое вы явно ждали после перерыва. Прорывное и приносящие множество инсайтов. О такой эмоции как разочарование.
Как всегда, обеспечьте себе безопасное место, где вас не потревожат, и время на самоисследование. Минимум 30 минут.
Когда будете готовы, представьте, что вы отправляетесь на прогулку в поисках самого замечательного дерева в мире. У каждого оно свое. Какое у вас? Может быть это дерево в саду с потрясающе вкусными плодами? Или живописный дуб на поляне? Или праздничное хвойное в самой чаще леса? Может быть оно обладает волшебными свойствами? Или какими-то обычными свойствами, но очень полезными для вас? Сначала попробуйте понять, какое дерево вы ищете и зачем оно вам. То есть, что с вами будет, когда вы, наконец его найдете.
А теперь, когда цель и намерение сформированы, ступайте на поиски. Дайте себе время остановиться у каждого из деревьев на пути и почувствовать, каково вам быть у этого дерева, когда вас ждет самое замечательное в мире. Что вы ощущаете в теле? О чем думаете? Какие эмоции замечаете? Чем это дерево хуже того, что вы ищете? А чем оно похоже?
Продолжайте путешествие, пока не достигнете самого замечательного дерева в мире. Или же пока не надоест. В последнем случае, задайте себе вопрос: а что если то дерево, которое передо мной, последнее из тех, что я встречу? Что вы ощущаете в теле? О чем думаете? Какие эмоции замечаете? Чем это дерево хуже того, что вы ищете? А чем оно похоже? Может быть оно даже чем-то лучше для вас?
Если же вам посчастливилось повстречать самое замечательное дерево в мире, почувствуйте, каково это? Что вы ощущаете в теле? О чем думаете? Какие эмоции замечаете?
Когда будете готовы завершить, возвращайтесь к окружающему миру. Прислушайтесь, как изменилось ваше состояние за время практики. Достигли ли вы желаемого?
Подумайте, как этот опыт соотносится с вашим опытом разочарования и преследования целей? Как долго вы готовы двигаться за целью? Когда готовы признать разочарование и переформулировать намерение? Что помогает вам на этом пути? Что препятствует?

Напоминаю: практики, которые я предлагаю в этой рубрике, направлены на развитие воображения, знакомство с собой и чуть-чуть на развитие эмоциональной регуляции и поддержание ресурсных состояний. Эти практики не заменяют работу с вашим психологом, не являются медицинским воздействием и вообще могут рассматриваться как игра и развлечение. Инструкции не обязательны к исполнению и могут трансформироваться и варьироваться удобным вам образом. Вопросы, которые я задаю – приглашение к добровольному размышлению и, возможно, обсуждению. На них можно не отвечать. Можно отвечать про себя в голове и наблюдать, как меняется состояние. Можно писать ответы в красивом блокноте от руки. Можно печатать на компьютере или набирать на телефоне. Можно поместить ответы в комментарии. Можно впечатления. А можно тихонько в сторонке постоять. При этом я почти всегда рада вашей обратной связи. Она часто служит вдохновением для следующих постов.

Злость, агрессия и насилие


Пишу пост для тех, кто стыдится насилия со своей стороны, боится агрессии и избегает злости. Не чтобы все нормализовать, а чтобы провести хоть какие-то границы между понятиями, в которых путаются даже коллеги.

1. Злость – это эмоция. Значит мы её чувствуем и иногда из-за нее думает гневные мысли. Мы конструируем злость когда обозначаем нечто как препятствие к удовлетворению своих потребностей. Она толкает нас к тому, чтобы ступить в контакт с этим препятствием и его изнечтожить. Но сам факт того, что мы переживает злость, означает, что мы ещё не вступили в контакт и занимаемся психической деятельностью и эмоциональной регуляцией, а не эмоциональным действием из гнева. Если я умею замечать, что я злюсь, как в этом связывается картина мира и мое состояние, то я могу выбирать более или менее подходящие способы достижения цели с помощью устранения или обхода препятствия.
Иногда от слова “злость” образуют всякие прилагательный. Например “злой”. Злым, то есть выражающим злость, человек может быть ситуативно (иногда), а может частенько. Тогда говорят о “злобном характере” или называют человека “злобным, злобливым”.
Но, вообще, видимо, злость случается со всеми людьми и не однажды.

2. Агрессия в широком смысле – это поведение, направленное на то, чтобы что-то захватить, уничтожить или изменить под себя, или демонстрация готовности к такому поведению. Она может быть как связана со злостью, так и нет. Воспитательные действия часто агрессивны, так как направлены на то, чтобы изменить другого человека. Например, приучить его чистить зубы. Но для этого не обязательна злость. Когда агрессия направлина на достижение каких-то рациональных целей и не сопряжена со злостью, её называют инструментальной.
Агрессия – поведение, не чувство. Агрессию не чувствуют, а делают или наблюдают.
Агрессивность – это склонность к тому, чтобы реализовывать агрессивные действия. Она может быть связана со “злобным характером”, а может и не быть. Может быть, человек просто считает, что агрессия – это крутой способ достижения своих целей.
Но, вообще, агрессия свойственна практически всем видам животных. Даже травоядные могут боднуть хищника так, что мало не покажется. И да, самооборона – тоже агрессия. Просто мы ее как-то больше уважаем, чем агрессию из зависти, например.

3. Насилие – это агрессия в отношении того, у кого меньше власти, с целью изменить его поведение на более желательное. Насилие мы тоже не чувствуем, а можем делать или наблюдать. Но важно, что агрессия двух равных людей в отношении друг друга – не насилие, пока у одного нет рычага давления на другого. Опять-таки, оно может быть вызвано злостью или нет. Мне нравится взгляд на насилие Татьяны Орловой, которая считает насилие – адаптивным механизмом выживания рода в определенных экономических ситуациях, как правило, дефицитарных. Потому что это ситуации, когда благополучие рода перевешивает ценность индивида. Собственно, насилие – механизм адаптации к окружающему миру, который позволяет на базе отношений привязанности так перестроить ценности личности, чтобы работать на интересы системы.
Опять-таки, опыт насилия есть у всех людей со всех сторон.

Как выражать и реализовывать злость, чтобы адекватно ситуации дозировать степень агресии и не прибегать к насилию? Есть простые правила.
1. Злость можно выражать, когда в отношениях есть равенство. (Если ресурса больше у тебя, рискуешь оказаться насильником; если меньше, рискуешь быть не услышанным или ещё чего похуже).
2. Важно описать поведение другого, которое вызывает вашу злость, максимально безоценочно.
3. Выразить свое отношение к этому, пояснив фрустрация какой вашей потребности приводит к злости.
4. Попросить так не делать. Если нужно обозначить что нужно, чтобы восстановить нанесенный ущерб.
5. Описать бонусы или санкции.

Если вы никогда этого не делали, следовать этим правилам может быть сложно. Это требует тренировки. И развития дополнительных навыков.

Дерево по понедельникам: швы и шрамы


Когда заложил душевную рану кирпичом и это стало несущей конструкцией.
В августовской практике 2021 года был альтернативный способ обращения с порезами.
Continue reading

Стыд vs? Агентность


Чего это все вокруг говорят о вине? Совсем стыд потеряли?
В смысле забыли про стыд. А мы с Натальей Блажновой не забыли. Много думали друг о друга и решили пообщаться о результатах наших размышлений в прямом эфире в эту субботу в 13.00.
Вот что Наташа написала:

“Мы хотим обсудить, как проживание стыда во время сессии помогает или не помогает клиенту ощутить собственную агентность (способность к выбору и его осуществлению)
Я в работе чаще сталкиваюсь с тем, что переживание стыда замораживает клиента, и его способность влиять на ситуацию. И игнорирование этой сложности, на мой взгляд, затрудняет терапевтический контакт.
Таня в работе чаще сталкивается с тем, что переживание стыда, проживаемое в терапевтическом контакте, может продвигать терапию.
При этом я не фанат тотальной валидации и безудержного контейнирования, основной вектор моей работы – дать клиенту пространство “под выдох” и помочь обнаружить доступные на данный момент зоны его прямого влияния. “Чтобы двигалось, дышало и жило”
А Таня не фанат терапевтического газлайтинга, вопроса “а что тут стыдного?” с подтекстом, что стыдиться нечего, от нее не услышишь.
И как быть?) Говорить про стыд? Не говорить про стыд? Или говорить но как? А реагировать как? а для клиента это как?
Будем крутить эту тему с разных сторон и очерчивать подводные камни 5 августа”

Где? На моей страничке в книге, которую нельзя называть в РФ. Там же можно будет задать вопросы нам обеим.
Если вы в этом время заняты – не беда. Эфир сохранится на страничке и у нас. И мы его потом выложим на ютуб.

Про рутинную нежность к себе


И совсем уж вдогонку к прошлым двум постам про позитивное внимание и отношения с собой чуть-чуть про психическую травму и дистресс.
Стрессоры, даже самые травмирующие, не являются источником психической травмы сами по себе. Психическая травма – это реакция психики в ситуации, когда негативное воздействие превышает личный ресурс на данный момент. Если события по силе воздействия равны ресурсу будет дистресс, с длительными восстановлением после, но не ПТСР. Из этой формулы есть два важных следствия: одно для переработки травмы (не обязательно психотерапией, бывает, что оно само), второе для повседневной жизни.
В большинстве известных мне подходов работы с последствиями психической травмы все начинается с наращивания ресурса. В зависимости от подхода это будет выглядеть по-разному, но суть в одном: человек обнаруживает в себе актуальные силы и удовольствие жить. Это может быть техника представления безопасного места. Прочувствованное составление списка того, что есть поддерживающего в моей жизни. Телесное осознавание собственной целостности, опоры, способности дышать. Если ринуться в рефлексию травматических событий без всего этого, в лучшем случае дело обойдется дистрессом, в худшем – закрепится травма.
Завершающий этап работы с последствиями психической травмы – это всегда налаживание самостоятельной поддержки ресурса. Все современные подходы работы с травмой включают этот этап. Иногда бывает так, что клиент завершает психотерапию раньше, получив облегчение. И возвращается через некоторое время с новыми симптомами. “Что-то не проработали,” – думает клиент. Он готов повторить весь процесс – ведь в прошлый раз именно это принесло облегчение. Иногда бывает и так, что не проработали. Но ещё чаще – что не завершен именно последний этап, который вовсе не реализовался. Оказывается, что чтобы чувствовать себя хорошо, нужно периодически вспоминать о хороших отношениях, представлять безопасное место, дышать по квадрату или ещё как-то.
Выходит, что психическое благополучие – хоть после травмы, хоть без неё – это набор полезных привычек, которые помогают держать планку ресурса выше повседневных стрессоров. Многие возразят: “Вот N. ничего не делает и живет себе припеваючи!” Но тут ведь как, во-первых, хорошо развитый навык уже не заметен для носителя и окружающих, особенно, навык саморегуляции. Если встроен в рутину, то и для себя самого бывает не заметен. Это как повернуть перед уходом из дома ключ в замке – попробуй потом вспомни, закрыл или нет. Во-вторых, может у него стрессоров в жизни меньше. Либо повезло, либо как-то умеет снижать их количество и выбирать качество. А это тоже целое дело.

Всё, перестаю нудеть. Дальше что-нибудь концептуальное напишу. Последние полгода думаю, как работает психотерапия, например.

Любите ли вы маскировать боль, чтобы было весело, или про искусство замечать приятное


Увидела у коллеги коллаж с вопросом: “Любите ли вы маскировать боль, чтобы было весело”. Сразу подумала: “Умеем, знаем, практикуем”, – немедленно устыдилась и задумалась.
В конце 90-х начале 2000-х в популярной психологии позитивное мышление правило. Ищи в любой ситуации хорошее. А от этого рукой подать до обвинения меланхоликов в том, что ты просто не хочешь радоваться. Потом маятник качнулся в другую сторону. Стало популярным писать, что “позитивное мышление” помогает избегать негативные* чувства и приводит к дополнительным сложностям в долгосрочной перспективе и отвлекает от разрешения актуальных проблем. А тут уже недалеко до обвинений в отрицании, вытеснении и поверхностности тех, кто “на позитиве”.
Концентрироваться на неприятном естественно и даже жизненно необходимо. Люди, лишенные в следствие неврологических проблем возможности переживать боль, часто травмируются и оказываются в ситуациях угрожающих жизни, ровно потому что этот важный механизм сломан. Внимание к физической и душевной боли непроизвольно. Понаблюдайте, как часто вы обращаетесь умом, памятью и вниманием к ситуациям, вызывающим негативные эмоции? А как часто к позитивным? Как часто вы замечаете, что уселись удобно и как долго можете удерживать на этом внимание? И как долго внимание удерживается на неудобстве, если вдруг по какой-то причине невозможно сделать себе удобнее?
Но, чтобы пережить то, что у меня что-то болит, не усугубив ситуации, необходим запас душевных сил. Его создают приятные ощущения и т.н. положительные чувства. Тепло, добрые прикосновения, радость, удовольствие или просто комфорт. Благодаря им лимбическая система может убедиться, что смертельной угрозы нет и стрессовое реагирование не требуется**. Если этого в фоне недостаточно, интенсивные негативные переживания будут диссоциированы или трансформированы в боль. Много боли, которая сама стрессор. Как следствие раздражительность, упадок сил и прирост различных форм избегания, в т.ч. зависимого поведения и любимой всеми прокрастинации. Но наличия тепла и доступа к источнику удовольствия не достаточно, важно заметить их с той же ясностью, как мы замечаем боль. Увы, сами приятные ощущения не являются для нас таким сильным стимулом, как неприятности, поэтому удерживать на них внимание приходится учиться.
Возвращаясь к вопросу из начала поста. В ситуации длительного стресса и длительной боли важно создавать и поддерживать позитивные переживания. Не просто пересесть поудобнее или съесть вкусное (или съесть хоть что-то), но еще и заметить, как это сделало мне лучше. Не чтобы маскировать боль, а чтобы она имела шансы быть пережитой и когда-нибудь закончиться. Создавать себе комфорт и удовольствие не чтобы избежать решения проблемы, а как раз чтобы ее решить и пережить, желательно здоровым физически и психически. Создавать не в смысле придумывать, чем иногда грешит позитивное мышление, а в смысле обнаруживать новые и хорошо забытые источники. Это необходимая часть заботы о себе.
Здесь важно не столько “позитивное мышление”, сколько “позитивное внимание”, которое позволяет замечать, что мы всё ещё живы в плохой ситуации, у нас даже есть источники сил и вообще жизнь стоит того, чтобы ее жить.
Привычка обращать внимание на комфортное и приятное развивается только в практике и требует некоторого усилия, чтобы его поддерживать. Увы, последний год у русскоязычных клиентов из России звучит тема, что чем-то таким заниматься стало стыдно. “Как можно наслаждаться вкусным обедом или произведением искусства, когда…” В общем, ни природа, ни социум в этом не поддерживают. Так что усилий требуется больше. Зато эти усилия в нашей власти. Заметить, есть ли в теле приятные ощущения и какие? Есть ли вокруг что-то, что радует глаз и другие органы чувств? И если задержаться вниманием на этом, как изменится состояние? Есть ли способ, сделать себе ещё чуть-чуть комфортнее и приятнее?

* Я использую понятия негативные и позитивные чувства только потому, что ничего лучшего не нашла в языке и они всем понятны. Мне больше всего нравится вариант approach/non approach. То есть положительные чувства/эмоции/переживания это то, что интуитивно хочется продолжать и от продолжения становится лучше переживание своего благополучия. Отрицательные – те, которые хочется прервать в моменте, ситуаций с которыми хочется избегать, а от их продолжения субъективное переживание благополучия снижается. На самом деле никакие и те, и другие не являются хорошими или плохими сами по себе. Они могут быть помогающими или мешающими реализации наших желаний, а их проявления более или менее уместными в разных ситуациях. Поэтому негативное переживание злости может приводить к положительным результатам, если находится хорошая форма для ее реализации.
**Я не имею в виду ситуации немедленной и неизбежной угрозы жизни и целостности организма здесь и сейчас. То есть если у меня острая боль и твердый живот, не нужно искать приятных ощущений, а пора вызвать скорую. Если мне заламывают руку, важно так или иначе прекратить эту ситуацию: забороть противника или убежать, или сдаться его требованиям. Но если боль вызвана длительным процессом заживления или это хроническая боль, или если на нас никто не нападает, но может напасть, а мы выбираем оставаться в этих обстоятельствах, то наша забота о себе – облегчить это состояние.

Дерево по понедельникам: дерево и дождь


Долго подбирала изображение к посту. А сегодня социальная сеть наполнила старую фотографию. Пусть будет она, хотя она не отражает.
Предлагаю повоображать про дождь – про желанный, но мало конктролируемый ресурс или энергию.
Как всегда, выделите на занятие от 15 минут до получаса. Обеспечьте себе пространство, в котором вас не потревожат. Сделайте себе удобно. Заметьте свое состояние в начале практики.
Представьте себе, какое вы сегодня дерево. Посмотрите на него со стороны. Что у него за ствол и крона? Видны ли корни и какие? Что на ветвях? Рассмотрите окружающий ландшафт. Что окружает ваше дерево? Прислушайтесь к себе: какие эмоции вызывает эта картинка? Какие телесные реакции? Какие мысли приходят в голову? А теперь представьте, как собирается дождь. Может быть на чистом небе потихоньку образуется тучка? Или темное небо тяжелеет от влаги?
Представьте, что вы это дерево и есть. Может быть, для этого потребуется сделать шаг к дереву и слиться с ним? Может быть вы просто перенесете в него сознание? И когда почувствуете себя деревом, прислушайтесь, каково это – быть деревом сегодня в этом окружении. Ощущения, эмоции, мысли – что-то меняется от того, что вы стали деревом? И каково это – быть деревом перед дождем?
И вот начинается дождь. Как? Это отдельные капли? Или целый шквал воды? Каково быть деревом под таким дождем? Дайте себе время прожить этот опыт дождя от начала до последней капли. И, может быть, ещё чуть-чуть. Когда дождь закончится, заметьте – изменилось ли что-то в вас-дереве. И для верности, вернувшись в себя, посмотрите со стороны, что изменилось в картинке? Каково смотреть на дерево после дождя? Какие эмоции вызывает эта картинка? Какие телесные реакции? Какие мысли приходят в голову? Чем это отличается от начала занятия?
Подумайте, как образ дождя и реакция дерева на него перекликается с тем, как вы обращаетесь со своей энергией и ресурсами? Есть ли что-то общее? И какие отличия? Есть ли что-то, что вам понравилось в этом опыте? И как это можно перенести в вашу жизнь?
Задачка со звездочкой: в следующий раз можно выделить время на то, чтобы побыть дождем и понаблюдать, как это повлият на ваше состояние и поток образов.

И ещё дождливых практик
Дерево у воды для работы со сложными эмоциями
Дерево после удара молнии, чтобы лучше знать про себя в кризисы
Групповое упражнение, подходящее для детских и взрослых – лес жизни (там тоже есть гроза)