Tag Archives: эмоции


В “Дарах несовершенства” Брене Браун – моя любимая специалистка по стыду – пишет о важности сочувствия от кого-то, кто “твердо стоял на ногах, вместе с этим был бы гибким и, что самое важное, принимал нас совсеми нашими слабостями”. Это важно, конечно. Но Брене Браун выбрала странную форму, чтобы об это рассказать. Она перечисляет 6 типов друзей, точнее дружеской поддержки, с которыми можно столкнуться в ситуации стыда:

1. Друг, который выслушает ваш рассказ и на своей шкуре ощутит, как вам было стыдно. Такие друзья обычно задыхаются от переполняющих их эмоций и кивают головой: “Ужас! Представляю, как тебе пришлось!” В воздухе повисает неловкая пауза. Поддержка нужна уже не вам, а вашему другу.
2. Друг, который сочувственно отвечает: “Мне тебя так жаль”, вместо того, чтобы поставить себя на ваше место. Хотите запустить смертельную машину стыда, бросьте что-то вроде “Ах, бедняжка!”. Или антипатия под маской сочувствия: “Да хранит бог твою душу”.
3. Друг, для которого вы – воплощение мыслимых и немыслимых достоинств. Такой не сможет помочь – он слишком разочарован, что вы не идеальны. Вы его подвели.
4. Друг, для которого слабости – нечто недопустимое. Он начнет вас дополнительно стыдить: “Как ты могла позволить этому случиться? О чем ты только думала?” Возможно, ему удастся переложить вину на кого-то ещё: “Так что это был за парень? Мы ему задницу надерем”.
5. Друг, который верит в лучшее и отказывается признавать, что вы можете по-идиотски себя вести или принимать ужасные решения: “Ты преувеличиваешь. Не может быть, чтобы все было так плохо. Ты потрясающая. Ты идеальна. Тебя все любят”.
6. Друг, который путает “доверительные отношения” с конкуренцией и старается тебя переплюнуть: “Это ещё что! вот послушай, что однажды случилось со мной…”

Почему мне этот список кажется странным?
Ну, во-первых, давайте сразу устыдимся. Потому что, порывшись в памяти, каждый найдет случай, когда был кем-то из 1-6.
Во-вторых, при всей важности сочувствия, многие из этих способов поддержки работают. Как минимум, с достаточно слабыми и мимолетными ситуациями стыда. Напрямую или как отвлечение. То, что именно Брене они не помогают, что ж. Всяко бывает.
А ещё, иногда само желание поддержать, не отвернуться, в ситуации со стыдом, да и с другими эмоциями, ценно уже само по себе.

И ещё пост про поддержку

Испанский стыд

Слушала лекцию одного блистательного социолога об испанском стыде. Это чувство смущения, неловкости и даже позора, которое возникает у нас, когда мы наблюдаем неприличное или нелепое поведение другого человека. Некоторые из моих коллег рассматривают его как невротическое. И связывают с чрезмерным расширением эго, размытием границ. Мол истинный стыд – это который за себя.
С точки зрения социологии испанский стыд можно рассматривать как раз как квинтессенцию стыда. Почему же? Обычно, когда мы испытываем стыд за себя, он связан с нашими действиями и поэтому сочетается с виной. Например, оделся каким-то неподобающим образом на вечеринку, и вот мне и виновато – испортил идею организоваторов, – и стыдно – чувствую себя неуместным в отличающемся от всех костюме. А испанский стыд не таков. До переживания испанского стыда мы бездействуем. Поэтому не за что быть виноватым. И тут стыд во всей его красе выходит на первый план. Я вижу, как кто-то, принадлежащий к значимой для сменя группе, с которой я себя идентифицирую – например, психолог – что-то такое делает: обещает результат, который не может гарантировать. И это вызывает переживание неловкости, противоречивое желание то ли осудить коллегу, то ли исключить себя из круга таких психологов. А это и есть феноменологическая квинтессенция стыда. То ли убиться идентичностью, то ли убить за неё.
Социологи идут дальше психологов в понимании вины и стыда. Мы говорим всё больше о регуляции поведения индивида, а социологи – о регуляции общества. Потому что именно в таких ситуациях прочувствуются и реализуются нормы сообществ. Переживаемый нами стыд – часть психического метаболизма групп, к которым мы принадлежим. А не просто манипулятивный крючок, как некогда описывал его Ф. Перлз.

ВИНА, ГНЕВ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ ч.3

Финальная часть.
1. Про вину и злость
2. Про цикл вины и (без)ответственность

Как и в чем помочь клиенту, переживающему вину?
Вина – неприятное чувство, которое может длиться достаточно долго, снижая качество жизни. Поэтому, переживающий вину клиент, зачастую приглашает психотерапевта поскорее от неё избавиться. Он может рассказывать про ситуацию вины, жалуясь или оправдываясь, преуменьшая свою роль и преувеличивая роль обстоятельств или наоборот, неосознанно ставя психолога на роль судьи или запрашивая отпущение грехов [5]. К счастью, гештальт-терапия никогда не была терапией, направленной, на избавление от чувств. И хоть соблазн разрешить вину немедленно, используя катарсические техники, обвиняя всех вокруг или злясь на пострадавших, силён (особенно если психотерапевту некомфортно в собственном проживании вины), гештальт-терапия обладает всем необходимым, чтобы помочь клиенту сделать вину проживаемой, опереться на нее для построения подходящих ему отношений и для развития совести как внутреннего чутья правильного взамен костным интроецированным структурам морали.
Приравнивая вину к сопровождающей ее злости и/или обиде, мы поддерживаем убеждение клиента, что вина непереносима или вредна. И игнорируем роль, которую она играет в отношениях. Встречаясь с жалобами клиента на чувства в ситуации вины важно развернуть проживание полного цикла опыта.
1. Для начала важно понять, что именно клиент называет виной. Помочь ему обнаружить ощущения в теле и заметить собственные, возникающие рядом с ним. Вместе классифицировать их, на что они больше похожи: может быть на страх, может быть на сожаление, а может быть и на гнев. Это поможет определить, какой тип вины разворачивается в текущей ситуации. Если это вина второго типа, важно поддержать клиента в отделении собственных чувств от чувств пострадавшего и осознанном сострадании. Если это вина первого типа, фокусировка на телесных ощущениях может сделать внезапно доступным травматический опыт из прошлого клиента. И переработка его хоть и не связана непосредственно с актуальной виной, но является необходимой для дальнейшей работы.
2. Далее важно заметить, как складывается ситуация в восприятии клиента и в восприятии терапевта, который слушает его историю. Как клиент замечает, что другой пострадал? Есть ли место другому в обозначении уязвленности? Сколько в этом актуального материала, связанного с ситуацией и отношениями, в которых возникла вина? Сколько связано с прошлой историей клиента? Что происходит с ответственностью в этой ситуации? Переживает ли клиент за свои действия или сужает или расширяет зону ответственности? Может быть, клиент переживает опыт навязанной или иллюзорной вины
? Или же зона ответственности определена четко и совпадает с авторством действий? Как это влияет на переживания клиента: усиливает или ослабляет вину, дает доступ к другим чувствам? Как это влияет на переживания терапевта? Удивляет, вызывает жалость, сочувствие, страх, гнев? Тут обнаружение страха и разворачивание злости к тем, кто раньше наказывал или несправедливо вменял вину, хоть и прерывает цикл вины, но является необходимым для продвижения дальше.
3. Важно заметить, к каким действиям подталкивает клиента переживание вины и как направляет его мышление. Есть ли действия, которые клиент готов признать собственной ошибкой или неаккуратностью? Есть ли зона, где он принимает свою неправоту? Как на это откликается терапевт? На этом этапе, клиент и терапевт могут обнаружить, что пытаясь заметить свой промах, клиент опирается не столько на себя и актуальные отношения, сколько на правила, по которым должен чувствовать себя виноватым. Тогда снова приходится отвлечься от цикла вины и обратиться к пересмотру обнаруженных интроектов.
4. Важно вместе сформулировать, что можно сделать для исправления ситуации или компенсации ущерба. Поддержать клиента в том, чтобы искать искупления и прощения в отношениях, где он причинил боль. Или признать, что прощение в отношениях невозможно и тогда найти тот способ, которым клиент сможет простить себя или же жить дальше непрощенным.
Особенно тонкой и сложной становится эта работа, когда вина возникает в клиент-терапевтических отношениях. Совместно прожитые ситуации такого рода, в которых удается пройти полный цикл вины, оказываются трансформирующим для тех клиентов и терапевтов, кто страдает от токсической вины или избегает вины любой ценой. В длительной психотерапии невозможно избежать ситуаций вины. Причем нарушить договоренности и причинить страдание может как терапевт клиенту, так и клиент терапевту. Хорошо, если удается это заметить, признать вину, вступить в диалог и перестроить отношения таким образом, чтобы они способствовали развитию обоих участников.

1. Yontef G. Shame and Guilt in Gestalt Therapy: Theory and practice. // The voice of shame: silence and connection in psychotherapy / Robert G. Lee and Gordon Wheller editors. – 1996 – pp. 351-380 .
2. Белинская Е.В. Психология и психотерапия вины и стыда с позиции гештальттерапевтического подхода // b17 [сайт]. – 2017. – URL: https://www.b17.ru/blog/54523/?ysclid=lbgqqwfnsg813512208 (дата обращения: 19.12.2022)
3. Бубер М. Вина и чувство вины. // Вестник РАТЭПП. – 1994. – N 2. – С. 7-34.
4. Долгополова М. Работа с эмоциями в гештальт-терапии // Личный сайт Марии Долгополовой [сайт]. – 2014. – URL: https://mariadolgopolova.ru/stati/rabota-s-emotsiyami-v-geshtalt-terapii.html (дата обращения 19.12.2022)
5. Дубинская В.В. О чувствах в психотерапии. Сепарация. М. 2011, 280 с.
6. Немиринский О. Стыд и диалог // Московский Институт Гештальт-Терапии и Консультирования [сайт]. – URL: http://gestalt-therapy.ru/biblio/theor/shame_and_dialog/ (дата обращения 19.12.2022)
7. Орлова Т. За Закрытыми дверями. Почему происходит домашнее насилие и как его остановиться. – М.: БФ «Нужна помощь», 2022. – 272 с
8. Перлз Ф. Гештальт-семинары / Перевод с англ. – М.: Институт Общегуманитарных исследований, 2007. – 352 с.
9. Пугач Н., Булюбаш И. Механизмы формирования вины и стратегии работы гештальт-терапевта по восстановлению контакта. // Актуальные вопросы гештальт-терапии и профессиональной подготовки гештальт-терапевтов. Сборник статей ВШГТ. Под ред. И.Д. Булюбаш. – Нижний Новгород – Тольятти – Ижевск – Москва, 2017. – сс. 81-94.
10. Смирнов А. Словарь чувств 2011// https://isidor2008.livejournal.com/6126.html
11. Сонькин В. Вина – самое человеческое переживание. М., Институт Общегуманитарных Исследований, 2022. 318 с.
12. Фрейд 3. Скорбь и меланхолия. https://freudproject.ru/?p=796
13. Черняев Л. Взгляд гештальт-терапевта на базовые эмоции // Гештальт 2007. Часть 2. Философия и этика в гештальт-подходе. Москва. МГИ, 2007. Сс. 48-55.

Дерево по понедельникам: дерево разочарований, часть 2


Вот оно – мое дерево разочарований. Любимый кумкват, некогда подаренный сокурсницей по гештальту. Сколько лет прошло, а крону так и не удается сформировать: новые ветви отмирают за полсезона, потом нарастают другие новые. Все это в хаосе – стриги/не стриги. Даже не знаю, в чем/ком разочаровываться: в кумквате, в себе или, может быть, в собственных садоводческих навыках. Самое время продолжить с исследованием разочарования. В прошлый раз мы наблюдали, как разочарование формируется и живет , чем помогает, чем мешает. А сегодня предлагаю поставить себя на место кумквата, чтобы разобраться: как это разочаровывать других?
Continue reading

Дерево по понедельникам: дерево разочарований, часть 1.


Давненько я не выкладывала медитаций в рубрике #деревопопонедельникам. Давайте-ка я выложу такое дерево, которое вы явно ждали после перерыва. Прорывное и приносящие множество инсайтов. О такой эмоции как разочарование.
Как всегда, обеспечьте себе безопасное место, где вас не потревожат, и время на самоисследование. Минимум 30 минут.
Когда будете готовы, представьте, что вы отправляетесь на прогулку в поисках самого замечательного дерева в мире. У каждого оно свое. Какое у вас? Может быть это дерево в саду с потрясающе вкусными плодами? Или живописный дуб на поляне? Или праздничное хвойное в самой чаще леса? Может быть оно обладает волшебными свойствами? Или какими-то обычными свойствами, но очень полезными для вас? Сначала попробуйте понять, какое дерево вы ищете и зачем оно вам. То есть, что с вами будет, когда вы, наконец его найдете.
А теперь, когда цель и намерение сформированы, ступайте на поиски. Дайте себе время остановиться у каждого из деревьев на пути и почувствовать, каково вам быть у этого дерева, когда вас ждет самое замечательное в мире. Что вы ощущаете в теле? О чем думаете? Какие эмоции замечаете? Чем это дерево хуже того, что вы ищете? А чем оно похоже?
Продолжайте путешествие, пока не достигнете самого замечательного дерева в мире. Или же пока не надоест. В последнем случае, задайте себе вопрос: а что если то дерево, которое передо мной, последнее из тех, что я встречу? Что вы ощущаете в теле? О чем думаете? Какие эмоции замечаете? Чем это дерево хуже того, что вы ищете? А чем оно похоже? Может быть оно даже чем-то лучше для вас?
Если же вам посчастливилось повстречать самое замечательное дерево в мире, почувствуйте, каково это? Что вы ощущаете в теле? О чем думаете? Какие эмоции замечаете?
Когда будете готовы завершить, возвращайтесь к окружающему миру. Прислушайтесь, как изменилось ваше состояние за время практики. Достигли ли вы желаемого?
Подумайте, как этот опыт соотносится с вашим опытом разочарования и преследования целей? Как долго вы готовы двигаться за целью? Когда готовы признать разочарование и переформулировать намерение? Что помогает вам на этом пути? Что препятствует?

Напоминаю: практики, которые я предлагаю в этой рубрике, направлены на развитие воображения, знакомство с собой и чуть-чуть на развитие эмоциональной регуляции и поддержание ресурсных состояний. Эти практики не заменяют работу с вашим психологом, не являются медицинским воздействием и вообще могут рассматриваться как игра и развлечение. Инструкции не обязательны к исполнению и могут трансформироваться и варьироваться удобным вам образом. Вопросы, которые я задаю – приглашение к добровольному размышлению и, возможно, обсуждению. На них можно не отвечать. Можно отвечать про себя в голове и наблюдать, как меняется состояние. Можно писать ответы в красивом блокноте от руки. Можно печатать на компьютере или набирать на телефоне. Можно поместить ответы в комментарии. Можно впечатления. А можно тихонько в сторонке постоять. При этом я почти всегда рада вашей обратной связи. Она часто служит вдохновением для следующих постов.

“Стыд vs? агентность” Наталья Блажнова и Татьяна Лапшина


У нас получилось. Говорили о стыде почти два часа. О том, почему он может стать причиной обращения к психологу и как усложнять процесс психотерапии. О том, как может выглядеть сферический идеальный стыд в вакууме и как он развивается. Что может пойти в этом процессе не так. Это может быть для всех интересно. А для психологов лакомое – как себе помочь работыть с клиентом, сгорающим со стыда.

Стыд vs? Агентность


Чего это все вокруг говорят о вине? Совсем стыд потеряли?
В смысле забыли про стыд. А мы с Натальей Блажновой не забыли. Много думали друг о друга и решили пообщаться о результатах наших размышлений в прямом эфире в эту субботу в 13.00.
Вот что Наташа написала:

“Мы хотим обсудить, как проживание стыда во время сессии помогает или не помогает клиенту ощутить собственную агентность (способность к выбору и его осуществлению)
Я в работе чаще сталкиваюсь с тем, что переживание стыда замораживает клиента, и его способность влиять на ситуацию. И игнорирование этой сложности, на мой взгляд, затрудняет терапевтический контакт.
Таня в работе чаще сталкивается с тем, что переживание стыда, проживаемое в терапевтическом контакте, может продвигать терапию.
При этом я не фанат тотальной валидации и безудержного контейнирования, основной вектор моей работы – дать клиенту пространство “под выдох” и помочь обнаружить доступные на данный момент зоны его прямого влияния. “Чтобы двигалось, дышало и жило”
А Таня не фанат терапевтического газлайтинга, вопроса “а что тут стыдного?” с подтекстом, что стыдиться нечего, от нее не услышишь.
И как быть?) Говорить про стыд? Не говорить про стыд? Или говорить но как? А реагировать как? а для клиента это как?
Будем крутить эту тему с разных сторон и очерчивать подводные камни 5 августа”

Где? На моей страничке в книге, которую нельзя называть в РФ. Там же можно будет задать вопросы нам обеим.
Если вы в этом время заняты – не беда. Эфир сохранится на страничке и у нас. И мы его потом выложим на ютуб.

Любите ли вы маскировать боль, чтобы было весело, или про искусство замечать приятное


Увидела у коллеги коллаж с вопросом: “Любите ли вы маскировать боль, чтобы было весело”. Сразу подумала: “Умеем, знаем, практикуем”, – немедленно устыдилась и задумалась.
В конце 90-х начале 2000-х в популярной психологии позитивное мышление правило. Ищи в любой ситуации хорошее. А от этого рукой подать до обвинения меланхоликов в том, что ты просто не хочешь радоваться. Потом маятник качнулся в другую сторону. Стало популярным писать, что “позитивное мышление” помогает избегать негативные* чувства и приводит к дополнительным сложностям в долгосрочной перспективе и отвлекает от разрешения актуальных проблем. А тут уже недалеко до обвинений в отрицании, вытеснении и поверхностности тех, кто “на позитиве”.
Концентрироваться на неприятном естественно и даже жизненно необходимо. Люди, лишенные в следствие неврологических проблем возможности переживать боль, часто травмируются и оказываются в ситуациях угрожающих жизни, ровно потому что этот важный механизм сломан. Внимание к физической и душевной боли непроизвольно. Понаблюдайте, как часто вы обращаетесь умом, памятью и вниманием к ситуациям, вызывающим негативные эмоции? А как часто к позитивным? Как часто вы замечаете, что уселись удобно и как долго можете удерживать на этом внимание? И как долго внимание удерживается на неудобстве, если вдруг по какой-то причине невозможно сделать себе удобнее?
Но, чтобы пережить то, что у меня что-то болит, не усугубив ситуации, необходим запас душевных сил. Его создают приятные ощущения и т.н. положительные чувства. Тепло, добрые прикосновения, радость, удовольствие или просто комфорт. Благодаря им лимбическая система может убедиться, что смертельной угрозы нет и стрессовое реагирование не требуется**. Если этого в фоне недостаточно, интенсивные негативные переживания будут диссоциированы или трансформированы в боль. Много боли, которая сама стрессор. Как следствие раздражительность, упадок сил и прирост различных форм избегания, в т.ч. зависимого поведения и любимой всеми прокрастинации. Но наличия тепла и доступа к источнику удовольствия не достаточно, важно заметить их с той же ясностью, как мы замечаем боль. Увы, сами приятные ощущения не являются для нас таким сильным стимулом, как неприятности, поэтому удерживать на них внимание приходится учиться.
Возвращаясь к вопросу из начала поста. В ситуации длительного стресса и длительной боли важно создавать и поддерживать позитивные переживания. Не просто пересесть поудобнее или съесть вкусное (или съесть хоть что-то), но еще и заметить, как это сделало мне лучше. Не чтобы маскировать боль, а чтобы она имела шансы быть пережитой и когда-нибудь закончиться. Создавать себе комфорт и удовольствие не чтобы избежать решения проблемы, а как раз чтобы ее решить и пережить, желательно здоровым физически и психически. Создавать не в смысле придумывать, чем иногда грешит позитивное мышление, а в смысле обнаруживать новые и хорошо забытые источники. Это необходимая часть заботы о себе.
Здесь важно не столько “позитивное мышление”, сколько “позитивное внимание”, которое позволяет замечать, что мы всё ещё живы в плохой ситуации, у нас даже есть источники сил и вообще жизнь стоит того, чтобы ее жить.
Привычка обращать внимание на комфортное и приятное развивается только в практике и требует некоторого усилия, чтобы его поддерживать. Увы, последний год у русскоязычных клиентов из России звучит тема, что чем-то таким заниматься стало стыдно. “Как можно наслаждаться вкусным обедом или произведением искусства, когда…” В общем, ни природа, ни социум в этом не поддерживают. Так что усилий требуется больше. Зато эти усилия в нашей власти. Заметить, есть ли в теле приятные ощущения и какие? Есть ли вокруг что-то, что радует глаз и другие органы чувств? И если задержаться вниманием на этом, как изменится состояние? Есть ли способ, сделать себе ещё чуть-чуть комфортнее и приятнее?

* Я использую понятия негативные и позитивные чувства только потому, что ничего лучшего не нашла в языке и они всем понятны. Мне больше всего нравится вариант approach/non approach. То есть положительные чувства/эмоции/переживания это то, что интуитивно хочется продолжать и от продолжения становится лучше переживание своего благополучия. Отрицательные – те, которые хочется прервать в моменте, ситуаций с которыми хочется избегать, а от их продолжения субъективное переживание благополучия снижается. На самом деле никакие и те, и другие не являются хорошими или плохими сами по себе. Они могут быть помогающими или мешающими реализации наших желаний, а их проявления более или менее уместными в разных ситуациях. Поэтому негативное переживание злости может приводить к положительным результатам, если находится хорошая форма для ее реализации.
**Я не имею в виду ситуации немедленной и неизбежной угрозы жизни и целостности организма здесь и сейчас. То есть если у меня острая боль и твердый живот, не нужно искать приятных ощущений, а пора вызвать скорую. Если мне заламывают руку, важно так или иначе прекратить эту ситуацию: забороть противника или убежать, или сдаться его требованиям. Но если боль вызвана длительным процессом заживления или это хроническая боль, или если на нас никто не нападает, но может напасть, а мы выбираем оставаться в этих обстоятельствах, то наша забота о себе – облегчить это состояние.

Дерево по понедельникам: удивленное


Разглядывала старые фотографии, и удивилась зелени на стволе оливы – фотографировала-то я причудливый ствол. Да и сам ствол выглядит каким-то удивленным :Р

Удивление – эмоция, которая возникает в ситуации, когда происходит что-то непонятное, но вроде бы не опасное (тогда будет, скорее страх). Иными словами: что-то, что не согласуется с нашими ожиданиями, но не требует немедленных действий (тогда будет возмущение или растерянность). Если его не избегать, удивление – двигатель в познании мира и себя. Потому что подталкивает присматриваться, принюхиваться, щупать, а детей – ещё и облизывать (взрослых тоже, но они часто очень брезгливы или стесняются).

А теперь в рамках #деревопопонедельникам пофантазируем. Если бы вы встретили удивленное дерево, как бы оно выглядело? Что бы в нем выдавало признаки удивления? Чему и как могло бы удивиться дерево? Попробуйте удивить удивленное дерево еще больше. Как вам удивлять? С какими переживаниями и мыслями вы сталкиваетесь?
А теперь представьте, что вы удивленное дерево и есть. Как это быть удивленным деревом? Что меняется в вашем теле, эмоциях и мыслях, когда вы удивленное дерево? что хочется сделать дереву, когда его удивляют? Нравится ли дереву удивляться? Хочется ли что-то с делать с тем, что удивляет?
Вернитесь к себе. Подумайте, как то, что вы представили, соотносится с тем как вы переживаете удивление. Есть ли что-то, что не может удивить дерево, а может удивить вас? И наоборот, что удивляет вас, но свовершенно обычно для дерева? Есть ли что-то, что делает или чувствует удивиленное дерево, чего не делаете или не чувствуете вы? И наоборот: может быть вам доступно что-то, что не доступно дереву?

Напоминаю: практики, которые я предлагаю в этой рубрике, направлены на развитие воображения, знакомство с собой и чуть-чуть на развитие эмоциональной регуляции и поддержание ресурсных состояний. Эти практики не заменяют работу с вашим психологом, не являются медицинским воздействием и вообще могут рассматриваться как игра и развлечение. Инструкции не обязательны к исполнению и могут трансформироваться и варьироваться удобным вам образом. Вопросы, которые я задаю – приглашение к добровольному размышлению и, возможно, обсуждению. На них можно не отвечать. Можно отвечать про себя в голове и наблюдать, как меняется состояние. Можно писать ответы в красивом блокноте от руки. Можно печатать на компьютере или набирать на телефоне. Можно поместить ответы в комментарии. Можно впечатления. А можно тихонько в сторонке постоять. При этом я почти всегда рада вашей обратной связи. Она часто служит вдохновением для следующих постов.

Международный день спасибо

В международный день спасибо думаю про благодарность. Казалось бы к психологу приходят с “плохими” чувствами. А что плохого может быть в благодарности? Это социальная эмоция, которая возникает в завершении контакта между людьми причем не любого, а такого, в котором один сделал другому что-то приятное или полезное.
Говоря спасибо, мы выражаем другому благодарность. Как бы сообщаем: этот контакт завершен, я ценю то, что получил от тебя, наши отношения продолжаются. Нашему визави тоже становится приятно и в следующий раз может захотеться снова сделать то, что нам нравится. Это эмоциональная изнанка той части социальных поглаживаний, которая позволяет в продолжающихся отношениях подстраивать наши действий друг под друга, увеличивая количество комфортных состояний.
Когда мы делаем что-то друг для друга, а не просто для себя, благодарность позволяет поддерживать баланс обмена усилиями и ресурсами. Может показаться меркантильным “ты мне – я тебе”, но часто бывает так что искренних слов благодарности вполне достаточно. А бывает так, что благодарность подталкивает сделать что-то эквивалентное в ответ: тоже поделиться временем, умением, деньгами или сделать материальный подарок.
Проблемы возникают тогда, когда люди ожидают или даже требуют благодарности. Например, родители требуют благодарности от ребенка, который еще не дорос до её переживания. Или ожидают благодарности в ответ на подарок, который нам не подходит или даже чем-то неприятен. Или когда человек, заплативший за ужин, требует в благодарность интимную связь. Такие ситуации могут пугать, путать, вызывать неловкость или отвращение. И тогда люди начинают избегать переживания или выражения благодарность. Избегают сближаться, чтобы другой вдруг не потребовал чего в благодарность. Переживают вместо благодарности опережающую вину, ведь не чувствую благодарности. Становятся капризными, неудовлетворимыми. Или наоборот – стараются изо всех сил выражать благодарность там, где это уместно и не уместно, а главное – без связи с переживанием благодарности. И все это делает ситуации благодарности достаточно мучительными.
Так что в международный день спасибо хочется учиться благодарить тех, кому мы искренне благодарны. Не подменять благодарность извинениями, а извинения – благодарностью. Не пытаться добиться благодарности от тех, кто её нам дать не может. Возможно, есть другие люди, кто больше будут рады и благодарны нашим действиям.