Про внутренних и наружных старушек

Прочитала у [info]hloflo цитату из Пратчетта: “Ведьмовство продлевает тебе жизнь, но не молодость, просто ты очень долго остаешься старой”. В последнее время для меня столько вдохновения в этой фразе.
Какое-то время назад в ЖЖ разошелся текст “Похвала внутренней старухе“, перевод заметки Elizabeth Gilbert. Я задумалась о принципе “что бы сделала моя внутренняя старуха” и чем это отличается от того, что я делаю сейчас. Вспомнила картинку.
Это был какой-то из дней выборов или предвыборов. Грязь, снег, улицы утопают в талой воде. Я тороплюсь, чтобы, как всегда, успеть все. А впереди меня медленно идет женщина в ярко-синем приталенном пальто. Со спины я увидела только этот цвет – ни за что бы не отважилась такой надеть, а еще – ярко-рыжие крашеные волосы мелким бесом и венчающий их как корона такой же вызывающе яркий берет. Я шла позади нее, и утопала в шлейфе древесно-пряного аромата, знакомого с детства и никак не могла припомнить, что это за запах. И, поверьте, если бы это была молодая женщина или моя ровесница, я бы уже начала возмущаться про себя: “Да как так можно! Так не носят!”. Но, обогнав леди в синем, я увидела: ей много, очень много лет. Каждый год оставил на лице свой след. Рыжеватые румяна, синяя тушь и ярко-морковная помада не скрывали ни минуты из прожитых ею лет. А рыжие сережки-висюльки в ушах навязчиво напоминали о зиме и подсыхающей на ветвях рябине. При всем при том это было прекрасно. Эстетика и стиль слились в экстазе. У меня аж дух перехватило. “Как же красиво! – подумала я. – Но я бы на такое никогда не решилась!” “Решилась бы, – ответил внутренний голос. – Лет в 90 ты бы уже не парилась тем, чтобы скрывать морщины или мешки под глазами!” “И многими другими вопросами,” – согласилась я.
Слушая внутренний диалог, я замедлилась и слишком долго смотрела на леди в синем. Она заметила это и подмигнула. Я улыбнулась и пошла исполнять общественный долг. Не помню, за кого я голосовала в тот день и что это были за выборы вообще, но я помню старушку в синем с ярко-морковными губами.
В тот день я поняла, что старушкам можно всё. Ну разве что, кроме того дурацкого списка, который написал лечащий доктор. У меня в университете была преподаватель английского языка с сиреневыми волосами. Думаю, никто ни разу не спросил у нее, как на работе относятся к сиреневым волосам. Поверьте, почти на всех тематических и терапевтических группах, когда я говорю, что преподаватель, у меня спрашивают про волосы: разве можно быть преподавателем с сиреневыми волосами?! Можно – если ты старушка. У старушек уж точно не спрашивают, как будут выглядеть их татуировки в старости. А еще они совершенно точно могут быть безумными и это… нормально. Думаю, моя внутренняя старуха могла бы говорить что-то вроде: “Забей на мнение окружающих, делай то, что нравится!” Потому что она знает цену времени, желания и момента сейчас. А еще она точно знает, что каждой задаче свое “нравится”, и не торопится занять мое место. Она вообще не торопится.
А что говорит ваша внутренняя старуха?

© 2014 – 2018, Татьяна Лапшина. Все права защищены. Распространение материалов возможно и приветствуется с указанием ссылки. Для модификации и коммерческого использования, свяжитесь с автором