Tag Archives: послепрактика

Право на (не)красоту

Усталая женщина в странной одежде на этой фотографии – я. Тут неудачный ракурс, в котором заметно то, что неизбежно с моей формой шеи и лица. Чуть меньше года назад мы с совсем нетолстым Егором обнаружили на свадебных фотографиях двойные подбородки. “Мы же жабы?!” – воскликнули мы и решили, что нашли наше тотемное животное. Заодно признали нашу скупость как данность. Еще на этом фото я в моей любимой одежде, которую достала из шкафа, чтобы добрести до магазина и обратно с сумкой на колесиках. Афгани вышли из моды, толстовка плохо сочетается с жилеткой, сумки нет в кадре, но она – красная. В общем, это мог бы быть пост про любовь к себе вопреки всему, но это не он. Это пост про (не)красоту.
Вчера я процитировала пост про бодипозитив и подруга написала мне в личку: “Как ты можешь читать бодипозитивные блоги, они же разрушают красоту?!” Вообще, я много чего разрушительного могу читать, но не думаю, что бодипозитив угрожает красоте. С того момента, как у человечества появилась культура, есть стандарты красоты и они меняются от эпохи к эпохе. Как только у нас появляется повод выбрать партнера/ку, мы выбираем в том числе посимпатичнее из собственного чутья красоты. Сколько-то в этом социума, сколько-то биологии. И ни тому, ни другому бодипозитив не угрожает. Бодипозитив мягко, как усталая женщина на фото, подталкивает к мысли: “У людей есть право быть некрасивыми. И больше – не стремиться к красоте”. Если вы вдруг некрасивы, это означает, что вы некрасивы. И все. Это ничего не говорит о ваших интеллектуальных способностях, чертах характера, положении в обществе (по крайней мере на данном витке истории) и пр. Вам может нравиться или не нравиться быть некрасивой/ым. Но вообще, это нормально, если вам вдруг в себе что-то не нравится. У вас есть право менять это или не менять. Меняете или нет – лишь галочка в списке приоритетов.
Когда я пишу “быть красивым/ой”, я имею в виду соответствие чьим-то эстетическим стандартам: общественным или индивидуальным. Но еще я понимаю, что поимио очевидного в словах “быть красивой/ым” для каждого кроется свой смысл. То, что обещает красота. Восхищенные взгляды, чувство собственного превосходства, свободу от самоупреков, большее количество доступных сексуальных партнеров, у женщин часто принятие/признание женственности и принадлежность к женской элите, право быть любимой. В моей картине мира красота дает надежду на любовь, которая не иссякнет. Если я буду красивой – меня невозможно будет не (по)любить. Ну вот, все равно получилось про любовь. Обещание наивное, вряд ли соответствующее действительности. Да и без любви всех и всегда я могу обойтись. Теперь могу.
В общем, ответ на вопрос “зачем красота?” – позволяет многое про себя понять и изрядное количество усилий сэкономить.

Телесная реальность 2018. Постконтакт

И так, середина первой рабочей недели после летнего отпуска. Теперь я окончательно доехала до дома с Волги. Чуть-чуть уже делилась в фейсбуке, но аккуратно. Думаю, я буду допроживать интенсив “Телесная реальность” еще какое-то время. Ибо чего бы не поконструировать хороших эмоций из воспоминаний, когда такая возможность есть. Continue reading

Завершаю рабочий сезон, вспоминая интенсив в Армении. Ностальгирую

Группа для тех, кому трудно-2017, постконтактное

Прошло три четверга без группы и опыт потихоньку укладывается. Я уже не начинаю по четвергам в 19.00 искать в толпе Иру и участниц. И даже привыкла обходиться без привычной трехчасовой дозы осознанности и ресурсности. Потому что организую себе их самостоятельно. Думаю, похожие процессы проходят участницы группы, теперь без Иры и меня. И это хорошо, хотя чуть-чуть грустно.

Это была группа для тех, кому трудно. И главная трудность, с которой мы столкнулись, – это как быть друг с другом, замечать друг друга, но при этом не игнорировать себя. Как говорить: “Мне нужно…” или “Я хочу…”, – и ждать реакции. Как слышать: “Это невозможно!”, “Я не хочу” или “Давай попробуем! – и оставаться рядом. Как просить о помощи и предлагать помощь, понимая, что и зачем я делаю. Еще были эмоции, которые не хотелось игнорировать, но которым приходилось искать место, время и прочую форму. Все эти страхи, злости, стыды, зависти, радости, горести, удовольствия и разочарования. Были разные состояния: и бессильные, и перевозбужденные, и открытые, и замкнутые. Были потребности в очень разной поддержке, возможность разбираться, что именно нужно, искать, организовывать, получать.

Годичная группа – редкий опыт. Это совместное житие с группой людей. Почти незнакомых, не как в семье. Регулярное, раз в неделю. Продолжительное, целый учебный год. Как работа, но не ради рабочей задачи или денег. И включенное, без отвлечения на телефон и прочее. Как клуб по интересам, но интерес этот – ты сам. Поэтому это совместное житие сначала для себя, а потом, если повезет, для других. Такая вот странная штука – годичная психологическая группа.

В общем, группа закончена, да здравствует группа! Открываем новый набор. Часть прошлых участников. Часть новых. Подробности по ссылке.

Группа для тех, кому трудно. 2018-2019. Третий набор

Про близость

Ближе к середине рабочей недели (я решила не делать себе выходной на День Единства), снова актуальны вопросы, откуда берутся силы. И я мысленно возвращаюсь к опыту прошлой группы для тех, кому трудно, и думаю про близость.
Как так выходит, что не все отношения одинаково полезны? Бывают встречи, в результате которых едва хватает сил, чтобы доползти до кровати. А бывает так, что силы не только убывают, но и прибывают. Я долгое время считала себя интровертом и в возможность восстанавливаться рядом с другими людьми не верила. То ли я ошибалась про свою интровертность, то ли не оказывалась в достаточно хороших отношениях.
В работе я часто замечаю, что полезным и восстанавливающим для клиента бывает не только и не столько вовремя заданный вопрос, подобранная методика или практика, а едва уловимое качество соприсутствия. Которое, к счастью, встречается не только в кабинете психотерапевта. Я тут склонна доверять своим ощущениям и немного Карлу Роджерсу в том, что сделать отношения поддерживающими и насыщающими позволяют искренность, эмпатия и в целом положительное отношение. С обеих сторон. В таких условиях любые совместные дела от хобби до еды, от беседы про политику до обнимашек оказывается наполняющим. Возможно, потому что в таких отношениях очень просто установить необходимый уровень близости и регулировать дистанцию, управлять обменом ресурсами.
И, конечно, все было бы очень просто, и все бы вступали в прекрасные полезные друг другу отношения, если бы ни прошлый опыт, с его обломами и предательствами. Который предостерегает от открытости, доверия, чувствительности. Верно предостерегает, потому что не с любым человеком можно построить ту форму близости, которая нужна в данный момент. Если удается сделать этот страх из ограничителя ориентиром, появляется возможность строить ресурсные отношения. И на группе мы с Ирой и участники потихоньку начинаем делать к этому первые шаги. Мне пока что боязно, но важно двигаться к тому, чтобы группа стала поддерживающей (в широком смысле) для всех участников.
А как это для вас? Какие отношения наполняют силой?

P.S. Картинка с интенсива “Телесная реальность” отретуширована [info]estelar

Родительский заказ

Мои коллеги, работающие с детьми, часто рассказывают, как нелегко бывает с родителями. Они приходят и просят исправить их ребенка. Запросы такие частенько возникают от того, что ребенок в каком-то своем проявлении непереносим для родителей и других взрослых. Если говорить корректнее: взрослые при ребенке (или даже из-за него) сталкиваются с чувствами, с которыми не умеют толком обходиться, и определяют их как непереносимые. И тогда есть призрачная надежда работать с родителем.
Но бывают ситуации другого рода. С моими взрослыми клиентами частенько приходят их невидимые родители и, как суфлеры в театре, нашептывают заказ: “сделай более уверенным”, “сделай более успешным”, “сделай менее чувствительным”, “сделай более целомудренным”, “сделай менее непредсказуемым”, “сделай более удобным”. Усвоенная родительская непереносимость напрочь заглушает собственные желания. Они тонут под всеми этими “более” или “менее”. Хотя хочется в такой ситуации часто очень простых вещей: принятие от эмоционально устойчивого (но не тупого!) другого, которое потом превратится в надежное умение “быть собой” и “быть с собой”.

В оформлении использовано фото Анны Радченко из серии “Оборотная сторона материнской любви