Tag Archives: цитаты

Два кусочка позитива

Несмотря на всю плотность жизни, в которой я пытаюсь переживать расставание с Академией, мою реакцию на очередную болезнь кота и сделать 100500 дел, которые задумала в прошлой жизни, а делать их надо уже вчера… в общем, хорошо, когда в этот момент встречаются друзья, есть муж и есть коллеги.
Муж добровольно принудительно сводил меня на симфонический концерт ансамбля Assai. Я упиралась, потому что хотела готовиться к очередной встрече третьей ступени, писать последний отзыв руководителя на диплом и прочие очень важные дела, которые непременно надо было сделать в воскресенье. Я не фанатка симфонической музыки, но это была музыка из мультфильмов Миядзаки. Причем музыка сопровождалась нарезкой из мультфильмов. Поэтому это был вечер концентрации лучших моментов из любимых фильмов, с их красотой, внутренним ветром и нежностью. Мы сидели в зале ЦДХ – месте, куда я любила ходить в студенческие годы. И ворох воспоминаний о кельтских танцах, “Белой Гвардии”, неуклюжих и провальных свиданиях, переплетался с историей “Тоторо”, “Унесенной призраками”, “Лапуты”, “Навсикаи” и “Ходячего замка…”. Удивительно, как музыка становится проводником добрых чувств в настоящем моменте, совершенно растворяя тревогу, ворох забот и весь этот хор голосов, которые вечно внутри головы озвучивают мою повестку дня. Надо ли говорить, что после этого дела делались легко.
Коллеги… Прошлой зимой меня позвали в методологический супервизорский проект по ведению групп. Там были хорошие люди, с которыми мне хотелось быть поближе. А еще сама идея проекта с разными ведущими и самостоятельно группой, которая их приглашает, мне очень понравилась. Поэтому я нарушила свое обещание ни во что не ввязываться до конца ступени и пошла.
Последние три дня была третья трехдневка, на которую приехал Марк Биттар. И это какой-то очень щедрый подарок мира. Я никогда не была и не при сутствовала ни на чем подобном, хотя групп видела много. Удивительная полнота присутствия, очень дозированного, изящного, нежного, которой я пока не встречала вообще. При том, что Марк очень красивый. И иногда в каких-то ракурсах, жестах и интонациях напоминает мне Дэвида Тенната в роли Десятого Доктора. Поэтому мне сложно отделаться от метафоры, что у меня было мое собственное путешествие в Тардис туда, где раньше не удавалось оказаться.
Это был мой первый опыт присутствия в терапевтической группе с переводчиком. При этом выяснилось, что я все еще понимаю французский. Поэтому в теле звучало многократное эхо слов Марка, слов Саши, каждого из участников, меня. Необходимость говорить размеренно внезапно создала место для пауз в собственной речи, заставляя быть чувствительной к отклику на слова раньше, чем мысль была высказана. Странный и приятный эффект.
При том, насколько я люблю группы, сколько их веду с разной степенью осознанности с 2002 года, для меня длительное время было загадкой то, откуда у людей берутся представления о фигурах группы, основных и теневых. Я пыталась ухватить эту идею интеллектуально: “Ну ок, это такое обобщение и видение процесса ведущим”. Интеллектуально у меня даже неплохо получалось. А вчера я впервые это почувствовала. Так же, как я чувствую свой отклик клиенту, который приходит ко мне в кабинет, я чувствовала себя частью группы, которую веду и в которой присутствую, и свой ответ на эту жизнь в группе. Гораздо медленнее, чем с человеком один на один, но при этом глубже, объемнее и звучнее. Он точно есть, но нужно время, чтобы его услышать, заметить в том числе в отклике каждому из присутствующих. И при этом не пытаться затормозить эту волну. Удивительно, как легко при этом фигуры возникают из фона. Теневых не остается, потому что к ним слишком легкий доступ, чтобы называть что-то тенью.
Я очень рада, что удалось поработать на группе в соведении с Настей, в удовольствии и интересе, и получить потрясающую супервизию, по своей простоте и легкости, уместности и необходимости в тот момент.

Кстати, Марк еще будет в Москве. И в субботу можно попасть к нему на семинар про ведение групп. Я бы пошла, но хочу все-таки выходные, в которые не буду делать стопятьсот дел по работе и учебе. https://www.facebook.com/groups/gestlats/permalink/1900124906737145

Не ходите в собственное прошлое,
Не тревожьте память понапрасну.
Не вернуть из юности хорошее,
Это и печально и прекрасно.

Не ищите нынче очищения,
От греха иль глупости нечаянной.
Не исправить в прошлом прегрешения,
Это и прекрасно и печально.

Не терзайте душу невозможными:
“…нужно было… “, “…я бы… “, “…если б заново… ”
Не реализованное – ложное,
Не произошедшее – обманчиво.

Истина – сурова и действительна,
Каждый миг с победами и драмами,
Истина, увы, не относительна,
А с конкретно-розовыми шрамами.

И пускай останется вчерашнее,
Заповедным, тем, что не забудется.
Не теряйте капли настоящего,
Истину лепите, и да сбудется!

И ходите, и летайте в прошлое,
И полёты ваши не напрасны,
Не ушли плохое и хорошее,
За плечами – тяжкой, лёгкой ношею.

Это жизнь, она во всём прекрасна!

Валерий Марченко

Тайная кухня гештальта

Мне очень нравится, как Володя Анашин пишет о терапевтической кухне:

“Психотерапия, это совсем не техники, которыми в том числе, я и Татьяна Лапшина будем делиться с вами. Техники – это скорее специи, которые могут добавляться в блюдо в процессе приготовления.
А вот рецепт самого блюда, уж если мы на кухне, конечно шуточный, таков:
Взять жесткие границы, поместить туда внутреннюю феноменологию, изрядно добавить эмпатии и поставить на очень медленный огонь.
Аккуратно помешивать до появления доверия, при необходимости добавлять эмпатию и поддержку.
Продолжая ОЧЕНЬ аккуратно помешивать добавлять в равных долях фрустрацию и поддержку. До кипения не доводить!
Дождаться образования фигуры.
Что бы бульон был прозрачным, снять пену из прерываний контакта.
Ииии!
Приятного аппетита!”

Обучаться премудростям гештальтистской кухни можно начать с нами, прямо в сентябре. 8-9 сентября и далее до мая. 1 учебный год – 1 ступень.
Подробности по ссылке http://www.b17.ru/trainings/1stgestalt/?prt=2335

Лиза Фельдман Барретт “Как рождаются эмоции”

Это необычная запись в рубрике “Последняя страница“, потому что эту книгу я читала 2,5 раза. Один раз на английском, второй раз параллельно на русском, внося научные правки. Теперь книжка вышла и я, с удовольствием, перечитываю то, что получилось. Сейчас на сайте МИФа скидка, в том числе на всякий научпоп, поэтому я решила поделиться впечатлениями.
Какое-то время назад я зареклась работать с текстами, определив для себя, что сейчас не достаточно усидчива. Но тут Ксюша Пахорукова рекомендовала меня как человека, разбирающегося в психофизиологии, издательству, книжки которого я очень люблю. Выяснилось, что им был нужен научный редактор для книги, которая стояла у меня в ближайших заказах с Амазона, поэтому я не смогла отказаться. И не жалею.
Почему я так хотела ее прочитать? С первого курса МГУ я была очарована эмоциональными явлениями. Настолько, что все 8 лет посвятила их изучению. Мне долго не давал покоя один парадокс. Эмоции – это та часть психики, где тело и душа переплетены особенно тесно. Нет эмоций без телесных изменений, причем, потенциально заметных субъекту. Но при этом толпы ученых ищут соответствие эмоциям в разных структурах мозга, мозговых волнах, кровотоке и не находят. То есть находят, но все время разные. Чем больше исследований – тем больше противоречий. Как так? Я думала, что дело в статистике и математическом аппарате. А что если исходные посылки были не верны? Сама задача поставлена неверно? Что если нет никакой прямой связи между работой нервной системы и переживаемыми, выражаемыми и считываемыми эмоциями? И как тогда? Я сломала свою голову об этот вопрос и ушла из науки в практики осознавания эмоций и гештальт-терапию как форму прикладной психофизиологии.
Книга “Как рождаются эмоции” содержит потенциальные ответы, на мучившие меня вопросы, описывая основные положения и первые экспериментальные свидетельства в пользу теории конструирования эмоций: “В каждый момент бодрствования ваш мозг использует прошлый опыт, организованный в виде понятий, чтобы руководить вашими действиями и приписывать значение вашим ощущениям. Когда затронутые понятия являются понятиями эмоций, ваш мозг конструирует случаи явления эмоции”. Эмоции – результат, с одной стороны, приспособительных изменений биохимии в организме, а с другой стороны – самовосприятия, описания, категоризации состояния организма головным мозгом. Изменения в организме могут быть сколько угодно похожи (как симптомы гриппа с дрожью в коленках, потливостью и бабочками в животе, могут быть похожи на первые моменты влюбленности), но в разных ситуациях они интерпретируются и называются разными словами, что в свою очередь влияет на состояние и ситуацию, через наши действия. Нет специфических эмоциональных зон в мозге. Есть центры, которые распределяют телесные ресурсы, готовя нас к определенному поведению; есть центры, которые предсказывают, какое поведение будет адаптивно; есть центры, которые категоризуют явления окружающего и внутреннего мира. Совместная работа всех этих центров дает многообразие нашего внутреннего мира.
На этом моменте все не заинтересованные в решении психофизиологической проблемы люди могли бы выкинуть захлопнуть книжку и выкинуть прочитанное из головы, если бы устройство эмоций и наших представлений о них не определяло настолько нашу реальность: то, как мы воспринимаем человека; какие решения выносим в суде (и судья, и присяжные); как строим отношения; как заботимся о здоровье; как воспитываем детей, себя и друг друга. Поэтому чистой теории и исследованиям посвящены первые шесть глав книги. Дальше автор рассказывает о том, как новое представление об эмоциях может изменить мир к лучшему. И самое интересное – как изменить свою жизнь, здоровье, психическое и физическое к лучшему, благодаря этой теории. И вот тут начинается самое интересное. Оказалось, многое, что предлагает делать Лиза, я уже делаю с собой и клиентами благодаря гештальт-практике. Вообще, удивительно, насколько хорошо эта теория сочетается с циклом опыта – одним из важных понятий гештальт-терапии. Поэтому могу рекомендовать как вариант современной физиологической теории, обосновывающей наши интервенции, особенно в поддержке преконтакта и контактирования.

Ссылка на книжку на сайте издательства
https://www.mann-ivanov-ferber.ru/books/kak-rozhdayutsya-emoczii/
Другие последние страницы
https://goo.gl/photos/soti8KmM31Y56nXm8

Апатия, эмпатия, симпатия как ресурсы психолога

Есть одна причина, по которой я и люблю и не люблю гештальт-терапию. Это одно из направлений терапии отношениями, то есть целительным считается то, как люди вступат в контакт друг с другом. И если в классическом психоанализе психолог максимально отстранен, в некотором роде даже апатичен; если в гуманистическом подходе психолог вовлечен и эмпатичен; то в гештальт-терапии мы говорим о т.н. “контролируемымом участии”. Анна и Серж Гингер пишут об отношениях в гештальте практическ востороженно: “…Конечно же, нет! Нет ни первых, ни вторых ролей, никаких классификаций или делений! Терапевт и его клиент — это два партнера (пусть с разными ролями и статусом), участвующих в равноправных аутентичных отношениях. Именно в этом заключается одна из характерных особенностей Гештальт-терапии” (“Гештальт-терапия контакта”. И далее:

“«недирективный» подход Карла Роджерса превозносит эмпатию: терапевт эмоционально близок своему клиенту и относится к нему с «безусловным приятием»; терапия «центрируется на клиенте»;

• психоанализ рекомендует отношения «благожелательной нейтральности», в которых терапевт сохраняет эмоциональную дистанцию между собой и своим клиентом, следуя «правилу воздержанности», что поддерживает фрустрацию, ведущую к усилению механизмов переноса. Подобного рода сдержанные отношения Перлз определяет как пассивную фрустрацию (клиенту не отвечают) + апатию, противопоставляя ей активную фрустрацию + симпатию, которые несут провокационный смысл и содержат в себе мобилизующий клиента «вызов» (от лат.pro-vocare — взывать к). Например: «Ты знаешь, а я уже минут пять как перестал слушать, о чем ты говоришь…»;

• Гештальт, в свою очередь, поощряет симпатию: терапевт, как человеческая личность, вступает со своим клиентом в реальные отношения типа «Я/Ты». Он пробуждает у клиента осознавание (awareness) тех взаимоотношений, которые возникают между самим клиентом и окружающей средой (представленной терапевтом), и сознательно использует свой собственный контрперенос в качестве движущей силы лечебного процесса.

Таким образом он проявляет интерес к своему партнеру и вместе с тем «центрируется на клиенте». Впрочем, точно так же можно сказать, что он «центрирован на самом себе»: он внимателен к своим собственным чувствам, возникающим у него здесь и теперь в присутствии пациента, с которым он в любой момент готов сознательно разделить эти чувства.”

И доложу я вам, это очень сложно. Но интересно. Если вам тоже интересно найти баланс симпатии к себе и другому в жизни и работе, приходите к нам учиться с апреля по январь на первую ступень подготовки гештальт-терапевтов в МГИ. Тут есть подробности – http://www.b17.ru/trainings/1stgestalt.
Координаты для записи: Влалимир – anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95
и Татьяна – tatyana@psyvert.ru +7 916 718 54 06

Да, и классное видео с закадровым текстом Брене Браун, про эмпатию и сочувствие, их разницу, и уязвимость.

https://www.youtube.com/watch?v=-F0nLEUipl4

Про холодность нарциссов

Холодность нарциссов объясняется тем, что эмоциональная близость предполагает безоружность, доверие и стирание границ. А для нарцисса это смерть, ведь тогда он не сможет контролировать то, насколько он прекрасен.

Про травму от Люды Орёл

Если в результате травм психика раздробилась, то в результате терапии травмы она должна интегрироваться обратно.

Теоретически.

А практически, если смешать, допустим, младенца, мужчину, женщину, единорога и фею, существо получится весьма странное. И вряд ли ему будет удобно жить. Так что терапевтичность такого подхода вызывает большие сомнения.

ОК, есть другая теория. Что перед интеграцией все части должны пройти через левел-ап: единорог пусть научится ходить на задних лапах, фею нужно научить не палиться с пыльцой и волшебной палочкой, младенец пусть познает тщетность всего сущего, а мужчина и женщина наоборот пусть откроют в себе творческое начало и пройдут инициацию. После этого можно включать астральный блендер – вжух – и у нас получился здоровый человек? Кажется, в этой идее тоже много бредовости.

А вот состоятельной мне кажется идея научить всех понимать друг друга и друг с другом общаться. Да, это и обучение, и левел-ап для всех частей, но не в том плане, чтобы всех усреднить, а в плане развития навыков создания сообщества.

Со временем процесс переходит в ту стадию, когда сообщество начинает функционировать как единый организм. На мой взгляд, это и есть переломный момент. Функционирование и качество жизни на этом выправляются, а богатый внутренний мир остается личным делом… самого богатого внутреннего мира.

Про ценность

Сейчас, наверное, крамольную вещь напишу. В последнее время много читаю про ценность каждого человека/жизни/личности самого по себе. Мне кажется, что это важная вещь в условиях дефицита ценности для себя, но все-таки изрядно переоцененная. Видимо, именно из-за дефицита.
Для себя каждый человек может быть ценным сам по себе. Просто потому что если у меня не будет себя, то не будет ничего, чем я люблю заниматься, что я люблю чувствовать и так далее.
Иногда человек так же может быть ценен для тех, кто его любит. Потому что, когда любимый человек рядом, мне радостно и хочется продолжения. Чем определяется это “любит/не любит” – ученые ломают голову. Теорий может быть столько, сколько любящих. Никогда не угадаешь, для кого станешь ценным сам/а по себе. Ну а еще, говорят, иногда могут разлюбить.
Но есть еще ценность для других. Не для тех, кто любит. Для отдельных людей и для общества. И тут каждый становится ценным сообразно тому вкладу, который делает в общее дело или хотя бы состояние. “От каждого по его способностям, каждому — по его труду” (кажется, Прудон). Это совсем не похоже на безусловную любовь, а на вполне себе условное уважение. Потому что человек ценен не только потому, какой он, но еще и потому, что он и как делает.
Ценность для себя можно ощутить, увы, только наслаждаясь жизнью,в крайнем случае в ситуации угрозы жизни. Ценность для любимых мы начинаем ощущать, когда с нами проводят время, делятся душевным теплом, говорят о нашей важности словами или прикосновенями, бескорыстно помогают и пр. (см. Гэри Чепмен “Пять языков любви”). Ценность для общества можно почувствать, получая признание: звания, регалии, отклики коллег и пр., благодарность клиентов и заказчиков, – и, как ни меркантильно это звучит, деньги за свой труд. Это не всегда профессиональное признание. Признание можно получить, занимаясь хобби, развивая свою семью (как такой проект, а не только место для воплощения любви), реализуя любую просоциальную деятельность (благотворительную и не очень).
Любовь к себе, любовь к другим и других к нам, уважение и признание – важные чувства в этой области. И ни одно из них не заменяет других. Пытаясь действовать, чтобы получить безусловную любовь, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае успеха получу признание. Пытаясь предъявляться и раскрываться, чтобы получить признание и уважение, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае контакта получу очарование или безусловную симпатию. И наконец, ни то, ни другое до конца не помогут мне чувствовать себя важной и ценной, если я не дорожу своей жизнью и достоинством.