Tag Archives: записки терапевтируемого

Инсайт

У всех весна, а у меня осознавание. Бывает парад планет, а у меня парад постов и запросов. А в результате к утру четверга я поняла, зачем на самом деле занимаюсь психотерапией. И почему моя практика такая, какая есть. Никогда такого не было и вот опять.
События юности в очередной раз легли в понятный узор калейдоскопа. Вместе с вау-эффектом пришла мучительная неловкость: жить свою жизнь пятнадцать лет и не замечать, как пытаюсь переработать горе-горькое далёкой давности. Что пытаюсь изменить ситуацию, которую я не могу изменить.
Есть у меня теория, что профессиональный путь многих психологов и психотерапевтов начинается с важного человека , которому было невозможно помочь. Потому что нельзя помочь тому, кто не просит о помощи. А если даже просит, то помочь можно только в том, что человек уже делает.
Я долгое время считала что такой человек для меня – это я сама. Отчасти это правда. Но не до конца. Пора признать, что человек, с которым мне так хотелось быть рядом и кому хотелось помочь, давным давно мертв. Он убил себя нелепо, жестоко, в одиночестве. И этого не изменить ни для него, ни для меня. Ни нелепости, ни жестокости, ни одиночества, ни смерти.
Сейчас мне даже толком не вспомнить, каким он был. Потому что то, как мы могли общаться тогда, не создавало надежного образа друг друга. Каждый пытался кем-то быть изо всех сил. Вот и я после его смерти сначала старалась быть мягким преподавателем, чтобы не ранить таких, как он . Потом уходя в частную практику, я спорила с миром, что такое возможно: талантливые, красивые люди, которых все любят, кончают с собой.
Теперь с осознаванием этой связи, работа потеряла смысл. То есть смысл остался, но не слишком личный.
Остаюсь в профессии – в конце концов, не самая нелепая история профессионального пути. Теперь буду делать работу лучше, чище и более осознанно. Впереди две недели отпуска. Надеюсь за них переварить внезапно обнаруженное. Прибраться в чертогах разума и эмоционально перезагрузиться. Пустыня, небо и море мне в помощь.
Картинка просто так

Про горевание

Хорошо жить по Кюблер-Росс. Если потеря, то четкие пять стадий. И злость преодолеет отрицание, депрессия смягчит торги и приведет к принятию. А у живых – дезориентация, блуждания. Даже не по спирали. И каждое прощание – как тонкая дорожка между отрицаниями: что дорог и что был. Сейчас лишь в памяти.

Закрываю тооолстый блокнот

Мне иногда задают вопрос: что ты там пишешь? Студенты и учителя, клиенты и терапевт.
Я частенько пишу и рисую, когда работаю. Это слепок настроения и выхватываемой информации и ключ памяти. Обычно, карандашом. Как и стихи. Если все идёт хорошо, форма сложится под ситуацию. Mindmap. Рисунки – #gestaltdoodles. Долгие конспекты. Классические две колонки: клиент/терапевт и влезающий бабл “где же ты, супервизор?!”. Иногда побеждает рутина и страницы тетради становятся скучными и с трудом дифференцируемыми.
Вот, прощаюсь с ежедневником, который служил мне рабочим блокнотом 2 года. С нелепым Тоторо. Таким, как его видят китайцы. Он не был идеальным. В нем линеечки и даты, а я люблю без них. Зато на резинке и с кармашком под всякие всячины. В кармашке всякое, например, эта записка с одной из групп, на которой мы соревновались в guilty pleasures.
Кажется, два года назад я была свободнее и рутины было меньше. Интересно, как выйдет с новой тетрадью.

Continue reading

Опыт – неминуемое следствие жизни. Важным этапом его усвоения является понимание, хочу я такой опыт повторять или нет. Этот этап проходит существенно проще, если допустить мысль, что нелюбой опыт одинаково полезен. Стремление неминуемо извлекать из любого опыта пользу чревато замкнутым циклом прогулок по граблям.

Промежуточные итоги


Вчера приехала с предпоследней встречи третьей ступени. Там со мной случилась нелепая метафорическая история. Я хотела сдать на общие хозяйственные нужды 50 рублей. Грела в кармане эту бумажку два дня и в итоге потеряла – пришлось заплатить дважды. Когда уезжала наступила на заснеженную сторублевку. Так вышло и с сертификацией: то, чем собиралась делиться, где-то потеряла, зато в ответ получила опыт, перевешивающий по ценности мои благие намерения. Я ожидала напряжения и страхов ситуации фидбека, надеялась в очередной раз чуть снизить экзаменационную тревожность, опираться в этом на добрые слова и теплые отношения с коллегами. А в итоге столкнулась с волнением, страхом и вызовом оценивать других, который оказался сложнее и глубже. Уезжала со сном про теплоту сердец, а приехала с мыслью, что в доверительных отношениях для меня честность бывает важнее теплоты. Точнее важно и то и другое: иметь возможность говорить честно, сохраняя добрый тон отношений.
За последние два-три месяца работы и личной терапии мой мир встал с ног на голову. Я долгое время считала, что мое недоверие чужому признанию связано с опытом, когда оно было фальшивым. Пыталась переработать этот опыт, организовать новый, совершенно игнорируя то, как много симулирую признание сама. Невозможно верить в чужие положительные отзывы, когда столько врешь и замасливаешь свое настоящее отношение к каким-то вещам. Страх отвержения оказался страхом отвергать. В этих непростых условиях организовала себе опыт высказывания мнения, отличного от большинства, да еще и негативной оценки. Ощущения до сих пор странные.
Теперь осваиваю умение смотреть на себя честно, и там где нравится, и где не нравится. Разглядела в себе новые черты, которые так не люблю и не хочу замечать: высокомерие, жалостливость и жестокость. Буду как-то с ними обживаться.
Продолжаю учиться быть честной в пратике в широком смысле этого слова: в самопознании, в общении с клиентами, в общении с супервизантами. Continue reading

Про носок с дыркой

В предновогодние дни так хочется наконец победить несовершенство и уродство. Наполнить мир благостью и красотой. Хаос и ветхость отступают, сдают позиции новому и красивому. Выкидываю некогда любимые вещи, которым нет больше места в жизни. Их место занимают лампочки на окнах и новые красивые книжки. Кучки вещей не на своем месте переползают в шкафы на отведенные им полки. Кабинет и квартира облагораживаются. Даже последняя коробка хлама после переезда рискует быть разобранной до Нового года.
Хочется красиво одеваться. Вчера надела на группу все новое в цветах марсалы – узнала в ЖЖ новое название цвета. Шерстяную юбочку, водолазку, любимую подвеску из армянского путешествия этого года. Теплые колготки идеального меланжево-винного цвета натянула на пальчики со свежим педикюром. Всунула ножки в новые сапожки на каблуке, которые купила прошлой весной и так и не случилось их надеть в сезон. И… порвала колготки. Аккурат новым педикюром протерла в районе большого пальца насквозь. Весь понедельник сидела на группе и смирялась с расползающийся дыркой. С утра сегодня зашила и, чтобы не мучиться так больше, подстраховалась – надела поверх колготок носки с бордово-черную полосочку. И что бы вы думали – дырка снова там?! Теперь на носке. А на сапожки кто-то наступил в метро и на них теперь отвратительный белесый след, который только смыть, а губкой или щеткой не вытереть.
Очень хочется чтобы в праздники побеждали красота и совершенство. Но это невозможно, увы. Живу, как получается.

“Что-то с ним впорядке”

В беседе клиентка обронила прикольную фразу: “Что-то с ним впорядке”. Эта фраза настолько непривычна, что кажется, будто звучит не по-русски. С ее задумчиво-растерянной интонацией я ожидала услышать что-то совсем другое. Например: “Что-то с ним не так…” .
Сколько раз, увидев растерянность на лице другого, услышав заминку в ответе на вопрос “Как тебе со мной?”, я ожидала что мне скажут: “С тобою точно что-то не так”, – и продолжат вглядываться, в поискат некоего изъяна. С вами такое бывает?
Как бы было здорово, если бы у меня было больше опыта поиска во мне достоинств и умений. Чтобы я могла представить себе, будто собеседник задумался: “Она клевая! Интересно в чем именно?”. “Что-то с нею в порядке, никак не пойму что!” – и вглядывается так заинтересованно-дружелюбно.
В общем, опыта пока нет. Думаю, почаще, взглянув на себя со стороны, задаваться новым вопросом и удивляться: “С тобою явно что-то в порядке!”

В общем, и с вами тоже что-то в порядке. Но вот, что?