Tag Archives: феноменология обыденной жизни

Я хочу вами любоваться

Уже весна, а я в этом году еще ничего не написала про людскую красоту. Непорядок.
В прошлый понедельник, элегантно накинув на плечи белое пальто, я возмущалась в кругу коллег. (Они поймут, да и группа терапевтическая, чем хочу, тем и возмущаюсь). “Почему вообще людей может волновать чужой внешний вид? Какой они полноты-худобы, во что они одеты?” Когда пыл возмущения улегся, я решила, что вопрос не риторический и на него интересно ответить. Хотя бы про себя. И я вспомнила времена, когда меня что-то такое волновало и я могла писать пост в ЖЖ, о пузиках, свисающих над джинсами с заниженной талией. Конечно, то, что я обнаружила, вряд ли можно перенести на всех людей, но вдруг кому-то пригодится.
А обнаружила я себя в подростковом возрасте, свой дефицит эстетических впечатлений и огромную жажду любоваться. Не помню, когда мне наскучили альбомы с импрессионистами и палехской росписью, коллекция марок и календариков, и захотелось любоваться людьми. В этом не было ничего от спокойного буддийского любования. Я нуждалась в том, чтобы переживать щемящее чувство прекрасного, разглядывая что-то или кого-то. Причем между что-то или кого-то особой разницы не было. И было почти мучительно, когда я рассматривала кого-то, но что-то выбивалось и не давало почувствовать красоту. Я хотела любоваться людьми, а некоторые из них мне совсем не помогали. Фрустрация и боль, боль и фрустрация.
Сегодня я замечаю за собой, что жажда не прошла. Я до сих пор хочу любоваться людьми. Да, я хочу вами любоваться. Это чуть более мягкое послание, чем: “Сходи в качалку”. Но все еще очень требовательное. Зато из него есть два важных следствия.
Лишь я ответственна за удовлетворение моей жажды любования. Другие люди тут ни при чем. Здорово, когда человек соответствует моим ожиданиям прекрасного, но если нет – этому невозможно помочь и в этом никто не виноват.
Кроме того, моя ответственность в том, чтобы развивать свое чувство прекрасного и учиться любоваться тем, что есть вокруг. Здорово, когда люди разделяют эту мою ценность, но если нет – этому невозможно помочь и в этом никто не виноват.
Я хочу любоваться людьми. Такие дела.
А вы?

Ох уж эти романтики

Решила я поучиться чему-то новому, кроме психотерапии. Пыталась избежать этого и поучиться новому подходу в психотерапии, но решительно прервала это прерывание контакта с новым и записалась на “Ольфакторный навигатор” к Анне Зворыкиной. Тем более, что давно мечтала, а оно не складывалось. Неделю спустя, когда я доделала первое домашнее задание, могу позволить себе порадоваться за себя и похвастаться. Какое же это наслаждение – получать образование, в котором развиваются чувства. Не в смысле переживания эмоций, хотя и это тоже, а в смысле ориентации в потоке органов чувств, ассоциаций, слов и вот этом всем вокруг запахов, но не только.
И тут же натолкнулась на целый пласт знаний, без которых не понятно, как я обходилась в своей работе. Негативная способность Китса – самая подходящая мне формулировка феноменологического видения в психотерапии. Теперь хочу лучше понять, что именно он имел в виду, но формулировка уже есть, ее хочется в рамку и на стенку. Поэтому пусть будет тут.

Если бы я разрабатывала систему образования для психологов, я бы из первых двух лет выкинула всю философию и математику, а наполнила бы такими курсами. Потому что для освоения философии в приложении ее к жизни нужно отточенное внимание и развитое чувство. Иначе у теоретического знания есть риск превратиться в пустой эбаутизм и бесплотную абстракцию.

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #9 Недостаток культурных практик

Начала в 2020 писать про то, что мешает нам разбираться в своих чувствах и не дописала. Исправляюсь.

Наверное, эту заметку можно было назвать “как использовать культуру, чтобы лучше разбираться в своих чувствах”. Но я решила продолжить традицию нейминга. Тем более, что культура и помогает нам разбираться в эмоциях, и мешает. Например, выше я писала об особенностях словаря и об убеждениях, которые мы можем усвоить так рано и использовать так часто, что это становится для нас практически не заметным.  
Лиза Фельдман Барретт в своей книге “Как рождаются эмоции” говорит о том, что эмоции – это не просто биологический процесс.  “В каждый момент бодрствования ваш (головной) мозг использует прошлый опыт, организованный в виде понятий, чтобы руководить вашими действиями и приписывать значение вашим ощущениям. Когда затронутые понятия являются понятиями эмоций, ваш мозг конструирует случаи явления эмоции”. Наша способность к категоризации развивается по мере социализации и совершенствуется, благодаря интеграции в культуру. Тут оказывается особенно важным, чтобы в культуре были практики, поддерживающие нас в проживании тех или иных эмоций, их различении, их выражении, реализации в коммуникации и других действиях.
Это могут быть практики общие для всех эмоций. Например, художественная литература, кино, театр,  танец, когда человек является зрителем, настраивает категоризацию эмоций. Я с нежностью вспоминаю, как читала свой первый роман Джейн Остин на английском языке. Столько разных названий эмоций я никогда прежде не встречала! А я заканчивала факультет психологии к тому моменту. Конечно, не все категории тогда встроились в мой активный словарный запас, но что-то осталось. Важно не столько потребление художественных произведений, сколько включение их в социальную жизнь: обмен впечатлениями, совместный поиск понимания и другие формы обсуждения.
Те, кто занимаются искусством, учатся лучше выражать эмоции. Поэтому практика ведения личных дневников, занятия актерским мастерством, танцами – не столько фигурными, сколько выразительными, экспрессивное изобразительное искусство способствуют развитию ориентировки в своих чувствах.
Игры! Разные игровые действия могут вызывать у нас эмоции, даже избегаемые. Которые переживаются как менее опасные благодаря пониманию, что все это игра.
Психотерапия, особенно гуманистическое ее направление, подходы сфокусированные на эмоциях и активно использующие методики mindfulness.
Существуют культурные практики и ритуалы, сфокусиронные на том или ином классе эмоций. Тут мне нужна ваша помощь. Я что-то назову, а вы дополняйте в комментариях, как в культуре поддержана та или иная эмоция. Особенно интересны разные локальные истории, про которые я не знаю. Пишу об усредненном наборе европейских практик. Или попросту о том, что видела и в чем участвовала.
Continue reading

История про “оленей”

Я люблю иногда побегать. Радуюсь, когда это удается делать. Особенно зимой. На зимней пробежке это со мной и случилось. Тогда я бегала для настроения и состояния через день два круга по ближайшему парку. И вот чудесная солнечная и несильно морозная погода. Где-то минус десять по Цельсию. Лицо мое замотано шарфом так, чтобы торчали наружу только губы, ноздри и глаза. На глазах очки, поэтому мир в чарующей дымке, которую создает свет, преломляющийся о запотевшие стекла. Ветви деревьев облеплены снегом, который серебристыми звездами осыпается под ноги, если ветку задеть. Пруд покрыт тоненьким слоем льда с проторенной посередине уточками дорожкой для плавания. Середина дня, поэтому по парку чинно гуляют старушки, будто с советских открыток: в пальто с меховыми воротниками. Красота. И я бегу. Мне хорошо. Спасибо кроссовкам – ноги не скользят. Дышится легко, несмотря на шарф. Бегу в своем хорошем темпе, не то, чтобы сильно соревновательном, и планирую даже пробежать третий круг – сил-то много, время есть, настрой – побить рекорд по продолжительности пробежки. И тут меня обгоняют двое молодых мужчин. Высоких, красивых, с широкими торсами и сильными ногам, в явно очень спортивных костюмах, которые красоту очень подчеркивают. Они бегут на огромной скорости, особенно если сравнивать с моей. Причем, кажется, достигают ее минимумом усилий. Каждое их движение эффективно и эффектно. “Вжух-фух, вжух-фух”, -слышу я их дыхание и удары стоп об утрамбованный снег. И вижу их спины, которые стремительно удаляются от меня. А я бегу дальше. Свой второй круг, мне хорошо. Когда они идут на второй обгон, мне кажется, что меня обгоняют олени. Такие, как в советских мультиках, которые легко преодолевают сугробы где-то за полярным кругом. И пар поднимается над их сияющими телами в лиловых спортивных костюмах, лишь больше подчеркивая их оленье величие. Конечно, я хочу, как они. И что-то незаметно меняется. Я ускоряюсь и к концу второго круга (а они идут на третий обгон), я начинаю задыхаться, в глазах темнеет, пульс выскакивает за 220, мир кажется отвратительным и недружелюбным в этой своей пелене. Я уже кляну этот бег и думаю, что больше никогда не пойду бегать зимой.

Конечно, бегать я продолжила. Я хорошо знаю, как физический дискомфорт может изменить восприятие и мышление, что мысли эти и картинки к бегу не имеют никакого отношения. Правда, перед следующей пробежкой пришлось преодолевать чуть больше сопротивления, чем обычно зимой. Все просто – подкрепляем занятие переживанием страха за жизнь и заниматься больше не хочется. Заодно я лишний раз убедилась, как хорошо ориентироваться на себя, свои возможности и ограничения, а не на того парня. Вообще, барсуки неплохо бегают. Но если барсучка начнет соревноваться в беге с оленем, ничего хорошего из этого не выйдет. Конечно, это касается не профессионального спорта, а регулярной физкультуры для здоровья.

А барсуки бегают как на картинке. Потрясающее фото Michaela Firesova

И еще раз про заботу о себе

В популярной психологии часто можно услышать фразу: “Нужно научиться заботиться о себе”. При этом каждый взрослый человек, который как-то умудряется жить в этом мире, уже достаточно заботится о себе. Просто он делает это так, как научился у тех, кто о нем заботился в детстве. Эта забота не всегда покрывает все потребности, а чаще бывает ограничена узким набором действий: одеть, покормить, зубы почистить. И выглядеть может довольно причудливо. Как запугивание или поругивание себя, например. “Вот бросишь заниматься спортом – останешься одна совсем. Ты этого хочешь?” С такими формами заботы о себе принято бороться и ходить к психологу. Но вообще, даже они приносят пользу, особенно если рядом есть голос, который говорит: “Я всегда на твоей стороне. Я ценю тебя и слышу. Я о тебе позабочусь”.

А тут есть еще чуть-чуть про ресунс на букву “з”.

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #8 Внутриличностные конфликты


Внутриличностный конфликт – это ситуация, в которой различные части психики находятся в противостоянии. Яркий пример такого конфликта “не хочу” и “надо”. За “надо” стоят усвоенные в обществе ожидания от человека, подкрепленные потребностью в принадлежности, а за “не хочу” – идущие в разрез с “надо” желания или реакция на выдвигаемые к человеку требования. Например, внутренний конфликт женщины , которая не знает, хочет ли иметь детей . Мама женщины ожидает внуков, общество – новых граждан. А женщина хочет быть уважаемой в обществе и иметь хорошие отношения с мамой. При этом она злится на постоянные разговоры про репродукцию и боится того, как рождение ребенка изменит ее здоровье и качество жизни.  
Внутриличностные конфликты не всегда связаны с ожиданиями и требованиями от человека других людей. Конфликты могут возникать между разными желаниями (и рыбку съесть, и косточкой не подавиться), между желаниями и ценностями (жить комфортно и беречь окружающую среду), между разными идентичностями, разными частями картины мира и пр. 
Курт Левин выделял 3 типа внутриличностных конфликтов: притяжение-притяжение (между двумя одинаковыми по силе привлекательности объектами), отталкивание-отталкивание (между двумя одинаковыми по важности избегания объектами), притяжение-отталкивание (в ситуации амбивалентного отношения к объекту). 
Такие конфликты проживаются в том числе через эмоциональные феномены. Когда я испытываю предвкушение в отношении двух вещей, из которых могу осуществить только одну. Когда выбираю из двух зол, каждое из которых пугает одинаково. Когда оказываюсь в противоречивых чувствах: страхе и интересе в отношении одного и того же явления или персоны, злости и жалости, нежности и отвращении, благодарности и грусти. Эти переживания довольно мучительны, поэтому есть искушение переживать что-то одно. Тогда человек выглядит так, будто бы очень хочет что-то сделать или эмоционально переживает одну из эмоций, но действий для разрешения ситуации не совершает. Например, девушка из примера выше переживает, что у нее нет детей, но не делает ничего, чтобы забеременеть. 
Для разрешения внутриличностного конфликта важно сделать возможным переживание эмоций , стоящих за каждым из вариантов выбора, и развитие новых чувств в отношении ситуации. В этом хорошо помогают психологи, особенно которые работают методом психодрамы, монодрамы, расстановок и пр. А этого на наших вебинарах “Лабиринт эмоций“, увы, не будет.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #6 Дефицит навыков успокоения себя

Один из распространенных страхов, которые заставляют людей избегать эмоциональных ситуаций, а если уж попали в них – избегать внимательного отношения к эмоциям, – это страх, что эмоция будет чрезвычайно сильной и захватит надолго. Как правило, такой страх встречается у людей, которые не очень хорошо умеют успокаиваться. Еще бывают люди, которые умеют успокаиваться, но делают это так хорошо и быстро, что сами того замечают. Поэтому и у тех, и у других поддерживается представление, что если эмоция чуть-чуть разовьется,с этим уже ничего нельзя будет сделать.
Первый опыт успокоения мы получаем у взрослых, которые о нас заботятся. И перенимаем их способы. Что делает мама, чтобы успокоить ребенка? Покачивает и обнимает? Похлопывает по каким-нибудь местам и в каком-нибудь порядке? Укутывает? Кормит? Говорит с какой-то особой интонацией? Укачивает? Читает сказку? Что-то вкрадчиво объясняет? Отвлекает всякими мобилями и другими игрушками? Ведет/несет гулять? Поет колыбельную? Включает текущую воду? Ругает, чтобы успокоился побыстрее? Поит каким-нибудь отваром трав? Зажигает аромалампу? Опрыскивает комнату святой водой? Если какой-то из способов срабатывает, ребенок расслабляется. Все это довольно ранний опыт, который сложно осознать. Но его следы можно заметить, изучая то, что помогает мне расслабиться, когда я уже вырос. Что это может быть?
Во-первых, всякие внешние стимулы, любуясь чем, я успокаиваюсь. Зрительные впечатления, цвета, образы и пр. Слуховые впечатления. Звуки, музыка и пр. Тактильные впечатления. Ощущения когда я прикасаюсь к чему-то или что-то прикасается ко мне. Какие-то текстуры, температура и пр. качества ощущений. Запахи. Какие-то вкусы, еда, напитки, что именно в них.
Во-вторых, это могут быть более сложные впечатления от моего окружения. Иначе говоря, находясь где, я успокаиваюсь. Тут могут иметь значение освещенность, качество воздуха, качество воды, качество земли или поверхностями под ногами, температура, пейзажи или обстановка внутри помещений, всякие любимые вещички, наличие или отсутствие открытого огня.
В-третьих, люди и отношения, в которых я с ним состою. Те, кто помогает мне успокоиться. С какими людьми мне, в целом, спокойнее? Какие слова могут меня успокоить? Какие действия других людей меня успокаивают? Или какие мои действия совместно с другими людьми? Могут ли меня успокоить прикосновения? Если да, то какие?
В-четвертых, разные действия. От простых движений и позы, до занятий. Сюда же входят мысленные действия, то есть, про что я могу думать, чтобы успокоиться.
Если что-то из этого списка вы хорошо знаете и практикуете, важно это заметить. Чтобы освоиться с мыслью: “Даже если меня что-то затронуло, я умею успокаиваться и сделаю это в нужный момент”. Если большинство вещей в этом списке стали для вас открытием, можно составить карту действий для успокоения себя и использовать, когда важно успокоиться. Можно расширять эту карту, осваивая новые методы саморегуляции. Дыхательные практики, телесные практики заземления и центрирования, практики релаксации, медитации для успокоения разума и пр.

Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #5 Эмоции от эмоций

Когда в прошлой записи я говорила о правилах, которые могут мешать разбираться в своих чувствах, я не упомянула важную вещь. Правила не всегда звучат в голове, как слова старого учителя в китайских фильмах о боевых искусствах. Часто они проявляют себя через социальные эмоции. Стыд, вину и страх отвержения. Например, если я грущу на вечеринке, где принято веселиться, я могу не испытывать грусть, а испытывать стыд – переживание неуместности меня такой, какая я есть, в данной ситуации.
Эмоции по поводу эмоций – это нормально. Эмоции возникают в связи с разными ситуациями, в том числе, происходящими во внутреннем мире. Поэтому у меня может возникнуть нежность, по поводу нее, смущение, по поводу него облегчение и т.д. И развитый навык самонаблюдения позволяет с этим всем разобраться.
Но бывают ситуации, когда эмоции в отношении эмоций приводят к их избеганию и блокированию осознавания. Чаще всего это ситуации, в которых испытывать эмоции страшно, отвратительно или стыдно.
Страхи в отношении эмоций или их проявлений возникают вместе с опытом, когда эмоция сочеталась с чем-то плохим для меня. Например, если я сильно разозлилась, высказала это человеку, а тот взял и разорвал отношения. В следующий раз мне может быть страшно злиться, а вдруг злость всегда разрушает отношения? Если этот опыт был очень ранним или очень болезненным для меня, я могу переживать в ситуациях, когда близкий нарушает мои границы, иррациональный страх. А вот человек без такого опыта мог бы и разозлиться.
Вообще, многие люди боятся тех или иных эмоций или эмоций вообще. Потому что это непредсказуемая неуправляемая штуковина, которая может захватить сильно и надолго. Парадокс состоит в том, что чтобы эмоции становились более предсказуемыми и менее захватывающими, нужно хорошо в них ориентироваться. А страх этому как раз препятствует.
Отвращение к эмоции возникает, когда эмоция возникнув, никак не прекращается, переполняет человека и не может быть ни выражена, ни переработана в другую эмоцию. И тут тот же парадокс. Для поиска хорошей формы выражения и для трансформации эмоции важно ее разглядеть, а отвращение этому препятствует.
Как возникает стыд за эмоции, я уже описала выше.
Опыт безопасного проживания эмоций в поддерживающей компании – один из лучших способов переработать страх, отвращение и стыд эмоций. Так что, заходите к нам на огонек в “Лабиринт эмоций“.

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #4 Усвоенные правила и убеждения


Если у вас хороший навык самонаблюдения, богатый словарь эмоциональных слов, вы хорошо обходитесь с дискомфортом и заботой о себе, все равно могут возникать сложности с тем, чтобы разбираться в своих чувствах. Эти сложности связаны с усвоенными правилами и убеждениями в отношении эмоциональный жизни. Это могут быть правила:
-про само переживание (завидовать – грех),
-про то, как с ним обращаться (не грусти – похрусти),
-про то, как выражать свои переживания (мальчики не плачут, девочки не дерзят).
Правила могут быть обобщенными на все чувства, всех людей и ситуации (нельзя хвастаться, чувства нужно выражать) и достаточно детальными, про конкретные чувства и определенные группы людей (о мертвых либо хорошо, либо ничего; супруги должны любить друг друга; нельзя жалеть себя).
Правила могут быть запрещающими (на маму не злятся) или предписывающими (маму нужно любить).
Иногда правила содержат некоторое объяснение, почему переживать что-то хорошо или плохо (на обиженных воду возят, если будешь жаловаться – никто любить не будет, кричат – только истерички, не будешь выражать чувства – замучаешься психосоматикой).
Вообще, правила – очень классная штука, которая позволяет людям синхронизировать свои действия в группе, избегая лишних конфликтов и напряжений. Мы усваиваем правила тех групп, принадлежность к которым ценим (семьи, школы, компании друзей, профессионального сообщества, рабочего коллектива). И если внутренне с ними соглашаемся, они становятся нашими убеждениями о том, как все устроено и должно работать. И эти убеждения могут ограничивать нас в том, чтобы переживать те или иные чувства. Например, если у меня есть правило, что на похоронах люди переживают горе, мне будет сложно заметить свое облегчение или даже радость от того, что покойный наконец-то умер.
Поэтому важно проводить ревизию своих правил и убеждений. И периодически перестраивать их в соответствии с актуальной ситуацией и опытом жизни в разнообразных группах.
Ревизия правил – не такая простая работа, как может показаться на первый взгляд. Потому что правила бывают явными и не явными. Явные декларируются в открытую и часто существуют в форме конкретных фраз, которые мы когда-то услышали. А бывают неявные, которые мы сами как-то поняли. Например, если родители в семье не плачут, то, вырастая, ребенок может избегать плача. Такие правила сложно сформулировать, но иногда можно заметить по поведению. Другим людям, кто не разделяет это правило, оно бывает заметнее, чем самому человеку.
А еще с правилами бывает непросто расставаться, потому что они остаются единственным, что нас связывает с теми, кто дорог. Но даже это можно пережить, если правила не запрещают мне грустить.
Продолжение следует…
Практикум по правилам в т.ч. будет на вебинарах “Лабиринт эмоций“. Присоединяйтесь.

Рекреация

Пауза после работы/действия нужна не только и не столько, чтобы восстановиться для следующей работы/действия. Это время ре-креации. Пересоздания себя и мира через опыт совершенной работы/действия. Осознанно или нет.