Tag Archives: группы

Лабиринт эмоций. Промежуточные итоги


Удивительное дело с этими психологическими группами. Иной раз несостоявшиеся проекты приносят больше, чем состоявшиеся. “Лабиринт эмоций” мы с Ирой задумали давно и, возможно, выбрали не лучшее время для реализации и способ позицирования. Поэтому группа не набралась. Эмоции, эмоциональная регуляция и эмоциональный интеллект – мое слабое место это моя любимая тема со второго курса вуза. То есть 20 лет уже – своеобразныю юбилей. Иногда мне кажется, что я знаю про эмоции все, а иногда, что вообще ничего не знаю. Я все еще сталкиваюсь с теориями и исследованиями, которые все мои представления ставят с ног н голову. А тут я с таким азартом готовилась, что забыла про все на свете. Открывала старые книжки и новые, двигала личную терапию, обсуждала эмоции с коллегами. И вот кажется, что я могу сказать после Экмана, Лазаруса и Баррет? Но вдруг по мере подготовки родился целый набор текстов. Группы нет, а они остались и я им рада. Пусть повисят здесь величавым списком. Почти брошюра вышла или пара глав из книги.

Зачем нужны эмоции?

Что пошло не так в детстве?

Что может быть не так, когда мы выросли?
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #1 Дефицит навыка самонаблюдения
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #2 Особенности эмоционального словаря
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #3 Много фонового дискомфорта и мало навыков
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #4 Усвоенные правила и убеждения
Нелирическое отступление: Базовые убеждения, помогающие в осознавании эмоций
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #5 Эмоции от эмоций
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #6 Дефицит навыков успокоения себя
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #7 Нет навыков выражения и воплощения эмоций
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #8 Внутриличностные конфликты
Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #9 Недостаток культурных практик Continue reading

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #8 Внутриличностные конфликты


Внутриличностный конфликт – это ситуация, в которой различные части психики находятся в противостоянии. Яркий пример такого конфликта “не хочу” и “надо”. За “надо” стоят усвоенные в обществе ожидания от человека, подкрепленные потребностью в принадлежности, а за “не хочу” – идущие в разрез с “надо” желания или реакция на выдвигаемые к человеку требования. Например, внутренний конфликт женщины , которая не знает, хочет ли иметь детей . Мама женщины ожидает внуков, общество – новых граждан. А женщина хочет быть уважаемой в обществе и иметь хорошие отношения с мамой. При этом она злится на постоянные разговоры про репродукцию и боится того, как рождение ребенка изменит ее здоровье и качество жизни.  
Внутриличностные конфликты не всегда связаны с ожиданиями и требованиями от человека других людей. Конфликты могут возникать между разными желаниями (и рыбку съесть, и косточкой не подавиться), между желаниями и ценностями (жить комфортно и беречь окружающую среду), между разными идентичностями, разными частями картины мира и пр. 
Курт Левин выделял 3 типа внутриличностных конфликтов: притяжение-притяжение (между двумя одинаковыми по силе привлекательности объектами), отталкивание-отталкивание (между двумя одинаковыми по важности избегания объектами), притяжение-отталкивание (в ситуации амбивалентного отношения к объекту). 
Такие конфликты проживаются в том числе через эмоциональные феномены. Когда я испытываю предвкушение в отношении двух вещей, из которых могу осуществить только одну. Когда выбираю из двух зол, каждое из которых пугает одинаково. Когда оказываюсь в противоречивых чувствах: страхе и интересе в отношении одного и того же явления или персоны, злости и жалости, нежности и отвращении, благодарности и грусти. Эти переживания довольно мучительны, поэтому есть искушение переживать что-то одно. Тогда человек выглядит так, будто бы очень хочет что-то сделать или эмоционально переживает одну из эмоций, но действий для разрешения ситуации не совершает. Например, девушка из примера выше переживает, что у нее нет детей, но не делает ничего, чтобы забеременеть. 
Для разрешения внутриличностного конфликта важно сделать возможным переживание эмоций , стоящих за каждым из вариантов выбора, и развитие новых чувств в отношении ситуации. В этом хорошо помогают психологи, особенно которые работают методом психодрамы, монодрамы, расстановок и пр. А этого на наших вебинарах “Лабиринт эмоций“, увы, не будет.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #7 Нет навыков выражения и воплощения эмоций в действии

Когда я описывала сложности, которые могут создавать вторичные эмоции (эмоции от эмоций), я перечисляла страх, стыд и отвращение. Я не упомянула целую группу переживаний, которые могут возникнуть в ответ на вопрос: “Что я сейчас чувствую?”, – это бессмысленность, иногда бессилие или отчаяние, иногда скука. Будто кто-то нашептывает: “Зачем про все это морочиться? В этом нет никакого прока. Ничто не изменится”. Когда этот голос крепнет, он прибегает к казалось бы разумным аргументам: “Зачем тратить время и силы на переживания, когда нужно решать проблемы. А если их невозможно решить сейчас, то и нет смысла переживать”. Логично? Логично. В определенных ситуациях. Это ситуации, когда выражение чувств другим или воплощение их в действиях, не приводит ни к чему субъективно хорошему. Если так было с детства и всегда, то не формируется навыков разделения чувств с другим и вообще не ясно, что со всем этим внутренним богатством делать.
Если я хорошо разбираюсь в своих чувствах, я в какой-то момент могу обнаружить, что зла на кого-то за то, что он не выполнит обещание. Переживая свою злость какое-то время, я могу начать перебирать разные формы действий, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. Например, понять, что хорошо бы дать знать человеку, что меня задело такое его поведение, и попросить так больше не делать. Последнее очень важно, потому что не всегда по чувствам другого человека понятно, чего же он хочет. Можно пофантазировать, как далеко я готова зайти в своей злости и понять для себя, насколько я готова рискнуть в реализации эмоций с этим человеком. Достаточно ли мне просто поговорить, насколько крепкие слова я могу использовать, могу ли повышать голос, стукнуть его книжкой по голове или вовсе разорвать отношения, если он ко мне не прислушается. Из всего разнообразия форм, я могу выбирать. Иногда бывает так, что в я пофантазировала и могу спокойно попросить человека так больше не делать, потому что вся злость уже реализовалась в фантазиях. Большинство людей не размышляют так долго. Потому что есть опыт более успешных и менее успешных способов реализации злости в отношениях. Поэтому вся эта внутренняя кухня “свернута”, как это бывает с автоматизмами.
Если у меня такой опыт, что никто не относился внимательно к моим чувствам, тогда нет смысла говорить их кому-то словами. Тем более, если попытки их выражать или действовать эмоционально, прерывались физически или через запугивание, стыжение и обвинение. И тогда эмоции возникают в тот момент, когда возбуждение уже слишком велико, чтобы психика искала ему хорошую форму. Они становятся редкими, но меткими. Как взрыв гнева. Мало того, что после бывает стыдно, так еще и разрушаются вещи, отношения с дорогими людьми, репутация и, в целом, жизнь портится. А это лишний раз подтверждает картину мира, что от эмоций нет никакой пользы – сплошной вред. И человек сам того не замечая, подавляет собственные переживания, как это когда-то делали с ним другие.
Вне зависимости от того, как сформировалась привычка задерживать до последнего развитие эмоции, важно заново организовать процесс пробы разных форм выражений и действий в отношениях. Эта задача хорошо решается в обучении разным экспрессивным формам искусств, особенно на занятиях свободным танцем и сценическим мастерством. На психологических группах, в индивидуальной работе с психологом или психотерапевтом.
Продолжение следует (еще пара постов)…
А практикум по этой теории будет на нашей серии вебинаров “Лабиринт эмоций

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #6 Дефицит навыков успокоения себя

Один из распространенных страхов, которые заставляют людей избегать эмоциональных ситуаций, а если уж попали в них – избегать внимательного отношения к эмоциям, – это страх, что эмоция будет чрезвычайно сильной и захватит надолго. Как правило, такой страх встречается у людей, которые не очень хорошо умеют успокаиваться. Еще бывают люди, которые умеют успокаиваться, но делают это так хорошо и быстро, что сами того замечают. Поэтому и у тех, и у других поддерживается представление, что если эмоция чуть-чуть разовьется,с этим уже ничего нельзя будет сделать.
Первый опыт успокоения мы получаем у взрослых, которые о нас заботятся. И перенимаем их способы. Что делает мама, чтобы успокоить ребенка? Покачивает и обнимает? Похлопывает по каким-нибудь местам и в каком-нибудь порядке? Укутывает? Кормит? Говорит с какой-то особой интонацией? Укачивает? Читает сказку? Что-то вкрадчиво объясняет? Отвлекает всякими мобилями и другими игрушками? Ведет/несет гулять? Поет колыбельную? Включает текущую воду? Ругает, чтобы успокоился побыстрее? Поит каким-нибудь отваром трав? Зажигает аромалампу? Опрыскивает комнату святой водой? Если какой-то из способов срабатывает, ребенок расслабляется. Все это довольно ранний опыт, который сложно осознать. Но его следы можно заметить, изучая то, что помогает мне расслабиться, когда я уже вырос. Что это может быть?
Во-первых, всякие внешние стимулы, любуясь чем, я успокаиваюсь. Зрительные впечатления, цвета, образы и пр. Слуховые впечатления. Звуки, музыка и пр. Тактильные впечатления. Ощущения когда я прикасаюсь к чему-то или что-то прикасается ко мне. Какие-то текстуры, температура и пр. качества ощущений. Запахи. Какие-то вкусы, еда, напитки, что именно в них.
Во-вторых, это могут быть более сложные впечатления от моего окружения. Иначе говоря, находясь где, я успокаиваюсь. Тут могут иметь значение освещенность, качество воздуха, качество воды, качество земли или поверхностями под ногами, температура, пейзажи или обстановка внутри помещений, всякие любимые вещички, наличие или отсутствие открытого огня.
В-третьих, люди и отношения, в которых я с ним состою. Те, кто помогает мне успокоиться. С какими людьми мне, в целом, спокойнее? Какие слова могут меня успокоить? Какие действия других людей меня успокаивают? Или какие мои действия совместно с другими людьми? Могут ли меня успокоить прикосновения? Если да, то какие?
В-четвертых, разные действия. От простых движений и позы, до занятий. Сюда же входят мысленные действия, то есть, про что я могу думать, чтобы успокоиться.
Если что-то из этого списка вы хорошо знаете и практикуете, важно это заметить. Чтобы освоиться с мыслью: “Даже если меня что-то затронуло, я умею успокаиваться и сделаю это в нужный момент”. Если большинство вещей в этом списке стали для вас открытием, можно составить карту действий для успокоения себя и использовать, когда важно успокоиться. Можно расширять эту карту, осваивая новые методы саморегуляции. Дыхательные практики, телесные практики заземления и центрирования, практики релаксации, медитации для успокоения разума и пр.

Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #5 Эмоции от эмоций

Когда в прошлой записи я говорила о правилах, которые могут мешать разбираться в своих чувствах, я не упомянула важную вещь. Правила не всегда звучат в голове, как слова старого учителя в китайских фильмах о боевых искусствах. Часто они проявляют себя через социальные эмоции. Стыд, вину и страх отвержения. Например, если я грущу на вечеринке, где принято веселиться, я могу не испытывать грусть, а испытывать стыд – переживание неуместности меня такой, какая я есть, в данной ситуации.
Эмоции по поводу эмоций – это нормально. Эмоции возникают в связи с разными ситуациями, в том числе, происходящими во внутреннем мире. Поэтому у меня может возникнуть нежность, по поводу нее, смущение, по поводу него облегчение и т.д. И развитый навык самонаблюдения позволяет с этим всем разобраться.
Но бывают ситуации, когда эмоции в отношении эмоций приводят к их избеганию и блокированию осознавания. Чаще всего это ситуации, в которых испытывать эмоции страшно, отвратительно или стыдно.
Страхи в отношении эмоций или их проявлений возникают вместе с опытом, когда эмоция сочеталась с чем-то плохим для меня. Например, если я сильно разозлилась, высказала это человеку, а тот взял и разорвал отношения. В следующий раз мне может быть страшно злиться, а вдруг злость всегда разрушает отношения? Если этот опыт был очень ранним или очень болезненным для меня, я могу переживать в ситуациях, когда близкий нарушает мои границы, иррациональный страх. А вот человек без такого опыта мог бы и разозлиться.
Вообще, многие люди боятся тех или иных эмоций или эмоций вообще. Потому что это непредсказуемая неуправляемая штуковина, которая может захватить сильно и надолго. Парадокс состоит в том, что чтобы эмоции становились более предсказуемыми и менее захватывающими, нужно хорошо в них ориентироваться. А страх этому как раз препятствует.
Отвращение к эмоции возникает, когда эмоция возникнув, никак не прекращается, переполняет человека и не может быть ни выражена, ни переработана в другую эмоцию. И тут тот же парадокс. Для поиска хорошей формы выражения и для трансформации эмоции важно ее разглядеть, а отвращение этому препятствует.
Как возникает стыд за эмоции, я уже описала выше.
Опыт безопасного проживания эмоций в поддерживающей компании – один из лучших способов переработать страх, отвращение и стыд эмоций. Так что, заходите к нам на огонек в “Лабиринт эмоций“.

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #4 Усвоенные правила и убеждения


Если у вас хороший навык самонаблюдения, богатый словарь эмоциональных слов, вы хорошо обходитесь с дискомфортом и заботой о себе, все равно могут возникать сложности с тем, чтобы разбираться в своих чувствах. Эти сложности связаны с усвоенными правилами и убеждениями в отношении эмоциональный жизни. Это могут быть правила:
-про само переживание (завидовать – грех),
-про то, как с ним обращаться (не грусти – похрусти),
-про то, как выражать свои переживания (мальчики не плачут, девочки не дерзят).
Правила могут быть обобщенными на все чувства, всех людей и ситуации (нельзя хвастаться, чувства нужно выражать) и достаточно детальными, про конкретные чувства и определенные группы людей (о мертвых либо хорошо, либо ничего; супруги должны любить друг друга; нельзя жалеть себя).
Правила могут быть запрещающими (на маму не злятся) или предписывающими (маму нужно любить).
Иногда правила содержат некоторое объяснение, почему переживать что-то хорошо или плохо (на обиженных воду возят, если будешь жаловаться – никто любить не будет, кричат – только истерички, не будешь выражать чувства – замучаешься психосоматикой).
Вообще, правила – очень классная штука, которая позволяет людям синхронизировать свои действия в группе, избегая лишних конфликтов и напряжений. Мы усваиваем правила тех групп, принадлежность к которым ценим (семьи, школы, компании друзей, профессионального сообщества, рабочего коллектива). И если внутренне с ними соглашаемся, они становятся нашими убеждениями о том, как все устроено и должно работать. И эти убеждения могут ограничивать нас в том, чтобы переживать те или иные чувства. Например, если у меня есть правило, что на похоронах люди переживают горе, мне будет сложно заметить свое облегчение или даже радость от того, что покойный наконец-то умер.
Поэтому важно проводить ревизию своих правил и убеждений. И периодически перестраивать их в соответствии с актуальной ситуацией и опытом жизни в разнообразных группах.
Ревизия правил – не такая простая работа, как может показаться на первый взгляд. Потому что правила бывают явными и не явными. Явные декларируются в открытую и часто существуют в форме конкретных фраз, которые мы когда-то услышали. А бывают неявные, которые мы сами как-то поняли. Например, если родители в семье не плачут, то, вырастая, ребенок может избегать плача. Такие правила сложно сформулировать, но иногда можно заметить по поведению. Другим людям, кто не разделяет это правило, оно бывает заметнее, чем самому человеку.
А еще с правилами бывает непросто расставаться, потому что они остаются единственным, что нас связывает с теми, кто дорог. Но даже это можно пережить, если правила не запрещают мне грустить.
Продолжение следует…
Практикум по правилам в т.ч. будет на вебинарах “Лабиринт эмоций“. Присоединяйтесь.

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #2 Особенности эмоционального словаря


Продолжаем разговор о том, почему взрослым людям бывает непросто разобраться в своих чувствах. В прошлый раз я рассказывала о том, как важно самонаблюдение. Но оказывается недостаточно наблюдать, важно дать наблюдаемому какое-то название. Это задача на категоризацию эмоций. Есть ученые, которые считают, что категоризация эмоций – не столько опознание и классификация, сколько создание эмоций. Чем больше слов я знаю, тем в большем количестве разных состояний я могу оказаться и больше шансов, что моя эмоция поможет мне наилучшим для меня образом с актуальной ситуацией обойтись.
Самая простая категоризация даже не эмоций, а состояний – это деление на плюс и минус. То есть хорошо или плохо, приятно или не приятно. Приятные переживания хочется длить, неприятные прекращать. Но из первичной категоризации не понятно, как именно это делать. Это неприятное состояние, в котором хорошо бы убежать от чего-то кого-то (страх)? Или затаиться и ждать (настороженность)? Или замереть и не отсвечивать (парализующий страх)? или подраться (злость)? или поплеваться и отряхнуться (отвращение)? Cостояние общей приятности или неприятности создает определенный настрой восприятия. В хорошем расположении духа хорошо подмечаются хорошие вещи вокруг, в плохом – плохие. Если мне в хорошем расположении духа встретится человек, я могу испытать к нему симпатию и захотеть общаться дальше. Так из простой категоризации рождается более сложная. В приведенных примерах можно заметить, что название эмоций связывает в себе сразу три вещи: как я себя чувствую, что происходит вокруг и что с этим делать.
Словари у разных людей устроены по-разному. Например, есть люди, у которых в эмоциональном словаре есть хорошо, нормально и плохо. Их категоризация останавливается на первом этапе. Есть люди у которых существует “хорошо” и множество оттенков отрицательных эмоций. Как правило это выглядит так: мне хорошо и ничего не надо делать, такое хорошо быстро заканчивается и не понятно, как его снова организовать. Зато есть много вариантов неприятных ситуаций и рецептов действия с ними. Поэтому я больше внимания уделяю дискомфорту и субъективно дольше в нем живу. Бывает и наоборот. А есть словари избирательные к отдельным эмоциям. Например, бывает словарь бесстрашного человека. В нем много разных слов для положительных эмоций и для отрицательных эмоций, но вот синонимов слова “страх” мало, да и само слово “страх” не используется.
То есть помимо самого разнообразия слов для описания тех или иных эмоций, мы отличаемся в своем активном и пассивном запасе эмоциональных слов. Например, я могу знать слово “страх”, но оно как-то не приходит в голову даже в очень пугающих ситуациях. И, собственно, тогда я не пугаюсь.
Как развивается активный эмоциональный вокабуляр? В контакте с другими людьми через попадание в разные ситуации и называние чувств. Нам необходимо наблюдать себя или другого, чтобы словесное название связалось с состоянием. Например, я могу знать, что англичане называют некоторые состояния “feeling blue”. Чтобы “feeling blue” стало частью моего активного вокабуляра, мне нужно узнать определения этого выражения; понаблюдать за некоторым количеством людей, которые feeling blue в данный момент; понять, что за ситуации, в которых переживается другими feeling blue; как это проявляется вовне и в идеале даже расспросить живого человека, как это feeling blue для него изнутри; соотнести с другими своими названиями эмоций, чем похоже на грусть, например, а чем отличается от нее; поймать некоторый неуловимый климат, который возникает вокруг человека, который feeling blue. Тогда однажды я могу почувствовать собственное feeling blue и начать использовать в общении с другими это словосочетание для выражения своего состояния. После этого слово переходит в актив.
В общем, выясняется, что чтобы ориентироваться в своих чувствах, важно знать много разных названий для них, а также пользоваться этими словами в общении с другими людьми для выражения своего состояния. Для этих целей отлично подходят мероприятия, на которых принято говорить о чувствах. Например, психологические группы.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #1 Дефицит навыка самонаблюдения


Если вы зачем-то решили разобраться в своих чувствах, вы можете столкнуться с рядом препятствий. Одно из них – дефицит навыка самонаблюдения. Развитие и переживание разнообразных эмоций требует терпеливого и всестороннего самонаблюдения:
-способности наблюдать за своим состоянием,
-способности наблюдать за собственным восприятием окружающего мира,
-способности наблюдать за своими мыслями,
-способности наблюдать за своими движениями,
-способности замечать как все это может быть связано.
Потому что эмоции формируются из всего этого вместе. Как, например, рождается злость. Я переживаю давление в ноге (ощущение), которое определяю как дискомфортное (первичная аффективная категоризация). Связываю это давление с тем, что передо мной стоит человек, который наступил на ногу (восприятие+мышление). Я прогнозирую, что дискомфорт в ноге будет усиливаться, если это не прекратить (мышление). Кровь приливает к рукам и лицу, сердцебиение учащается, дыхание становится порывистым (движения+ощущения). Мышцы в руках напрягаются, готовясь отталкивать нарушителя спокойствия моих ног, руки подрагивают (ощущение+движения). В мыслях возникают всяческие ругательства (мышление). Я злюсь на человека, который наступил мне на ногу (эмоция).
Если я не умею наблюдать за своим состоянием, мои собственные эмоции будут выпрыгивать на меня, как чертик из табакерки: внезапно и сильно.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своим восприятием, я буду переживать сложно связываемые с ситуацией состояния: тревогу, скуку, маяту, раздражение и пр., которые никак не разрешить и никуда не приложить.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своими мыслями, я буду импульсивно эмоционально реагировать, не особо понимая, что и почему.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своими движениями, вместо эмоций я буду переживать разные телесные симптомы: тики, спазмы, навязчивые мимические выражения и пр.
И, как правило, если какая-то из способностей самонаблюдения у меня не развита, я, наверняка, буду компенсировать ее другой. Например, буду усиленно думать, что бы можно было испытывать в данной ситуации и как действовать. Или совершать хаотические или привычные действия по принципу “в любой непонятной ситуации Х”.
Навык самонаблюдения развивается различными практиками mindfulness. Без них не обойтись в Лабиринте эмоций.
Продолжение следует…

Лабиринт эмоций. Приглашение №5


Пришла зима и мы продолжаем набирать онлайн группу по поддержанию эмоциональной осознанности. Только начнем ее, в связи с рядом обстоятельств, не осенью, а в январе. Нам с Ирой хочется получше подготовиться и собрать группу людей, с разным опытом в отношении своих эмоций.
Авторы тренингов эмоционального интеллекта много пишут про то, как хорош эмоциональный интеллект. Люди, которые хорошо разбираются в своих чувствах, показывают лучшие результаты в творческих профессиях и работе, связанной с людьми; у них проще с мотивацией; реже развиваются тревожные расстройства и депрессии; им легче заводить и поддерживать теплые межличностные отношения и пр. Но если разбираться в своих эмоциях так здорово, почему до сих пор есть тренеры эмоционального интеллекта, сфокусированные на эмоциях подходы в психотерапии и пр.? Как так выходит, что такая классная способность не развивается в процессе жизни?
Все начинается с детства. В первые месяцы мы вообще не очень разбираем, что происходит. С нами или вокруг. И мама работает для ребенка отражением и обозначателем состояний. Угадывает, когда ребенку холодно, когда голодно, когда мокро. Она начинает различать, когда ребенок радуется, когда злится, когда пугается, как-то реагирует. То, насколько хорошо маме это удается, зависит от того, как хорошо она разбирается в своих чувствах, сколько их названий знает, а также позволяет ли ей материнская тревога хоть какие-то чувства различать. Если мама, например, не отличает страх от злости или вовсе злости не понимает, то и у ребенка будет мало шансов научиться злость опознавать. Постепенно к маминой работе присоединяются другие взрослые. Со своими способностями и сложностями в опознавании и принятии чувства.
И вот мы постепенно взрослеем со своим словарем эмоций и распознавалкой, воспитанной по образу и подобию взрослых вокруг нас. И дальше, например, мама ведет ребенка к доктору сделать прививку. И ребенок говорит: “Боюсь, не хочу!”, – или просто плачет и конючит. Маме больно на это смотреть, или стыдно перед другими мамами в очереди, или вовсе мало времени и сил. И тогда она говорит: “Ничего тут страшного нет, чего ж тут бояться!” Если бы мне так кто-то сказал, я бы ответила: “Как это чего бояться?! Больно же будет, я не люблю боль. Вот и дрожу, потею, сердце колотится. И избежать этого хочется. Я все равно пойду, вот только чуть-чуть успокоюсь”. Я так могу сказать, потому что я взрослая и гештальт-терапевт. А для ребенка мама или другой заботящийся взрослый – эталон обращения со своим состоянием. Поэтому он перестает доверять своему “дрожу и сердце колотится”. Так постепенно выстраивается стенка между человеком и его состоянием.
Это не беда, если мы чему-то не научились дома. Поможет детский сад и школа. Там подтянут и рисование, и чтение, и физру. Только вот не все детские сады и школы имеют программы, которые помогут догнать эмоциональный интеллект. А вот поддерживать стенку между маленьким человеком и его состоянием многие любят. Например, если любопытно, то вопрос можно задать только в нужный момент и обязательно умный, а иначе будут ругаться. Так и учимся не бояться, не любопытствовать, не радоваться, не печалиться и так далее.
К счастью, развитие на школе не заканчивается. Ну или по крайней мере, взрослые могут выбирать, что, как и когда у себя развивать. Поэтому, если вы узнали в ком-то из описанных детей себя или вам просто любопытно, как там эти чувства в вас устроены, записывайтесь к нам с Ирой на серию вебинаров “Лабиринт эмоций”.
С 21 января по 22 апреля по четвергам в зуме с 19 до 21.50 по московскому времени.

Контакты: Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86

Лабиринт эмоций. Приглашение №4


Ничего не ясно. Руки дрожат. Сердце то несется, то замирает. Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. Дыхание прерывается. Мысли скачут. Пот. И совершенно невозможно отвлечься. Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. Что же будет? Что же будет? Что делать? Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. “Надо что-то делать!” – требовательный голос где-то внутри пронзительно ноет сиреной оповещения беды.
Когда я училась на психфаке, нам говорили, что тревога – неопредмеченный страх. То есть я боюсь, но сам не знаю чего. Но чем больше я живу со своей тревогой, тем больше в этом сомневаюсь.
Тревога похожа на стволовую клетку эмоций. Есть такие клетки в организме, которые делятся и пристраиваются туда, где нужны новые клетки. То, что вырастет из нее, – зависит от окружающей ткани. В нервной системе, например, вырастет нейрон или глиальная клетка. Так и с тревогой. Она возникает в ситуации неопределенности и призвана помочь нам сориентироваться в окружающем мире и себе. По мере ориентировки она трансформируется в другое состояние. Смотря что будет вокруг, смотря что будет внутри. Не обязательно в страх. Это может быть интерес, вожделение, злость, радость, нежность, стыд… Вообще все, что угодно.
Другое дело, что переживать тревогу мало кто любит. А еще меньше людей любят тревожащихся людей под рукой. Поэтому мы торопимся победить тревогу, пока нас не поторопил кто-нибудь другой. В таком окружении тревоге легко превратиться именно в страх. Потому что внутри есть требование делать, а не дотошно разбираться в ситуации. И страх того, кто требовал этого делания когда-то прежде.
Бывает по-другому? Бывает. Бывает тревога-предвкушение приятного. Там тоже велик соблазн торопиться, но некоторые люди умеют такую тревогу даже посмаковать.
Но самое сердце тревоги, самая ее суть – это что-то живое, из которого совсем не понятно, что вырастет. Когда прогнозы будущего еще не оформлены. И ворох вероятностей впереди.
Раз уж многие эмоции начинаются с тревоги, мы с Ирой решили начать с нее наш цикл “Лабиринт эмоций”. Если интересно, как живет и во что может превращаться ваша тревога, записывайтесь. Встречи по четвергам, 19.00-21.50. С ноября по февраль.
Контакты: Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86
Подробности по ссылке

Лабиринт эмоций