Tag Archives: гештальт

In the eye of storm

Написала эту заметку в августе 2020 по мотивам семинара Арие Бурштейна в Москве 2019 года. Видимо, семинаро Арие больше не будет. Но опыт во мне и никуда не денется. Пусть звучит дальше эхом в социальных сетях.

Я стою, плотно зажмурив глаза. Я осязаю: холодный ветер, горячий ветер, уколы случайных песчинок и теплые капли. Лицом, руками, стопами. Я слышу: рык, стоны, тяжелое дыхание, грохот, хлопки. Я обоняю: озон, камень, дерево, мускусный пот. Я вижу: тьма вокруг меня. Я в сердце шторма. Я должна устоять. Мне сложно сказать, чувствую я или воображаю. Будто ногами прочно стою на земле, а макушкой устремляюсь в небо. Мой центр – центр безумия, эпицентр бури. Я открываю глаза и вижу лица, искаженные оскалом то ли экстаза, то ли страдания. То ли люди, то ли демоны. Прыгают, топают, визжат, кружатся, изгибаются и беснуются вокруг меня. Мимо лица проносится ладонь и ткань рукава задевает мою шею. Чей-то кулак летит в солнечное сплетение и останавливается в паре миллиметров от живота. Ворох ощущений проносится по всему телу. На мгновение мне кажется, что я становлюсь частью шторма. Что он захватывает меня. Прилипаю животом к позвоночнику, отклоняюсь поясницей и включаюсь во всеобщий танец. Но лишь на мгновение. Я оставляю это движение в теле и позволяю разуму завершить его в воображении. Я в самом сердце шторма. И я должна устоять. Вдох-выдох, земля-небо, мир и я.
Не возьмусь сосчитать, сколько раз за последний год я вспоминала этот опыт с семинара по bodymind gestalt therapy. И эта футболка – еще одно напоминание. О легкости, с которой можно быть увлеченной штормом эмоций, мнений, желаний, собственных и чужих. О легкости, с которой можно вернуть свой центр в сердце шторма и остаться стоять между небом и землей. Все пройдет, и это тоже.


Прошла очередное обучение и решила похвастаться очередным дипломом, пока решаю продолжать или нет.
Из ценного две мысли:
1. В России гештальт-терапевтов хорошо учат ориентироваться на “энергию” в сессии, разворачивание переживаний и размещение их в контакте. И часто (не всегда, к счастью!) сворачивание переживания и снижение энергии воспринимается как модификация контакта или как проблема. Сессии на низком уровне энергии даже супервизорами часто оцениваются как неудачные. Мне так не нравится. У Галит я получила для себя интересный фокус для наблюдения: когда снижение энергии говорит о прерывании, а когда о естественном и целительном процессе. Паззл в очередной раз собрался.

2. Казалось бы не так много нового узнала, как мечталось. Зато получила поддержку внимания к телесным феноменам. Вот казалось бы, сколько лет терапии с телесно внимательными терапевтами. Сколько психофизиологического понимания человека. А все равно для поддержания телесного фокуса мне требуется периодическая инъекция чужой внимательности. Думаю, это связано с тем, что кроме меня, психотерапевта, супервизоров, массажиста и тренера, никто эту внимательность не поддерживает. Все вокруг говорят о том, что думают, реже о том, про что эмоционируют, и активно вносят это в контакт. А телесно присутствуют конечно, но часто стараются делать это как-нибудь слегка незаметно: не слишком шуметь, не слишком елозить, не слишком пахнуть. Я это к тому, что если вы встали на путь заботы обо всем себе, но вдруг обнаруживаете, что снова отвлеклись на что-то, это ничего, это нормально, главное вернуться и не затянуть с этим. И выстраивать систему поддержки навыков телесного осознавания, потому что культура пока что поддерживает импульсиные действия, например, покупки, эмоционирование, иногда думание, но никак ни “удобно ли тебе сидеть?” и вот это вот все.

По итогам чуть-чуть лучше умеют работать с ПТСР и в целом чуть-чуть лучше работать. План по обучению на осень закрыт.

Сопротивление онлайн


Запись для коллег. Вот уже два года как я очарована Арие Бурштейном и его подходом BodyMind Geltalttherapy. ИМХО, в работе Арие принцип холизма находит настолько полное воплощение, насколько это возможно. Для меня гештальт-терапия – это долгий и, вероятно, бесконечный путь к целостности и BodyMind ветвь гештальт ориентирована на целостность, как ни одна другая.
В воскресенье онлайн пройдет семинар, посвященный сопротивлению онлайн. Я знаю, что в определенных узких кругах считается “стыдным” и “антинаучным” использование понятия сопротивления в психотерапии. Я не разделяю этого мнения, потому что для меня сопротивление – ценная метафора в работе, возникающая из физической картины мира. Сопротивление – функция силы, вложенной нами в движение. И если мы сообществом в рамках всего мира движемся к работе онлайн, то важно обнаруживать возникающее в фоне сопротивление. Движение массивно и масштабы сопротивления как минимум ему пропорциональны. Думаю, что именно Арие может позволить разглядеть единство процессов движения и сопротивления как никто другой.
В общем, это я все словами пишу, а прожить, как это, обнаруживать и проявлять сопротивление в поле можно будет с Арие Бурштейном в воскресенье.

Приходите, кому интересно. Пока только онлайн

Как перестать тревожиться на обучающих группах и завоевать признание коллег в сети и оффлайн (памятка молодого гештальтиста)

(совместно с Егором Клевцовым)

Начинающему специалисту бывает непросто интегрироваться в гештальт-сообществе, сориентироваться, что происходит на группе, и часто попросту не хватает слов. Но если профессиональную лексику можно почерпнуть из книг, то понять систему и стиль гештальт-общения можно только набравшись опыта. 
Проанализировав наш опыт индивидуальной и групповой терапии, а также сетевого общения с коллегами гештальт-терапевтами, мы собрали наиболее актуальные, всегда уместные и популярные на протяжении последних десяти лет высказывания, которыми можно блеснуть и привлечь внимание в любой ситуации. 
Поначалу эти фразы могут показаться странными или слишком мудрыми. Иногда они могут вызвать агрессию или теплые чувства со стороны собеседников. В любом случае, вы получите признание. Но если что-то пойдет не так, помните: все происходящее – результат работы поля и никто не может нести за это персональной ответственности. 

– Все происходящее в твоём присутствии – это твоя ответственность. Если ты это отрицаешь, ты в инфантильной позиции. Это можно проработать в личной терапии.
– Нельзя быть ответственным за чужие чувства и мысли. Если ты чувствуешь вину, что кого-то задел или обидел, – это детское всемогущество и непроработанный невроз, который можно поправить с помощью личной терапии.

– Ты должен заботиться о своих границах и использовать агрессию для исправления или разрыва отношений с токсическими людьми. Если ты этого не делаешь, это созависимость. Это можно проработать в личной терапии.
– Дискомфорт и злость в отношениях с человеком говорят больше о тебе, чем об этом человеке. Если ты не можешь поддерживать контакт и хочешь прекратить отношения с участником группы, терапевтом, тренером или клиентом, – это твоя непроработанность. Нужна личная терапия и/или супервизия.

– Людей нельзя обвинять и стыдить. Это манипуляция и форма психологического абьюза. Личная терапия поможет снизить количество манипулятивных паттернов в общении.
– Если ты не можешь обозначить принесённый человеком тебе ущерб, это конфлюенция и ты поддерживаешь созависимые отношения. Личная терапия и супервизия помогут с этим справиться.

– Если ты слишком точно формулируешь, чего хочешь,  от другого человека, то ты ограничиваешь его свободу и контролируешь его. Обсуди это с личным терапевтом.
– Если у тебя сложности в отношениях с другим, то реши их сам и приди с ясным посланием и запросом. Иначе ты манипулятор. Проработай преконтакт на личной терапии.

– Нельзя жалеть, заботиться о и защищать другого человека без ясного вербального запроса, это значит ты спасатель. Это к личному терапевту.
– Если при тебе происходит насилие, а ты не вмешиваешься, ты поддерживаешь насилие. Исследуй свои абьюзивные паттерны в личной терапии.

– Если ты выносишь оценку или высказываешь экспертное мнение, то ты проявляешь категоричность и навязываешь свои интроекты. Это признаки непроработанного нарциссизма, с которым поможет только долгосрочная терапия. 
– Если ты формулируешь свое мнение обтекаемо и неоднозначно, стараясь никого не задеть, то ты поддерживаешь неразличение тебя окружающими, проецирование на тебя и что бы про тебя после этого ни сказали, ты сам несешь за это ответственность. Личная терапия тебе в помощь.

– Ты должен быть очень бережным, даже если другой не обозначает как. Иначе ты насильник. Срочно к терапевту или супервизору!
– Если другой кажется тебе хрупким и ты становишься бережным в отношениях, так проявляется проекция твоей собственной уязвимости и неготовность к прямым конфликтам. Хорошо бы это проработать в личной терапии.

– Нельзя отказаться от участия в упражнении, эксперименте, практике . В личной терапии так проявляется сопротивление, а на группе ты таким образом прерываешь процесс и нелегально забираешь внимание участников группы.  Больше исследуй сопротивление в личной терапии.
– Если твое состояние ухудшилось в результате участия в упражнении, эксперименте или практики, это значит ты пренебрег правилом стоп и не проявил себя как автономную личность. Ответственность лежит на тебе. Обсуди это в личной терапии и супервизи.

– Если ты отказываешь в терапии клиенту или предлагаешь участнику покинуть группу, ты отвергаешь его и совершаешь ретравматизацию. Это твоя профессиональная некомпетентность и личностная непроработанность. Срочно на супервизию и личную терапию!
– Если у тебя нет специализации, ты соглашаешься работать с людьми с разным уровнем личностной организации и про разные запросы, ты не осознаешь своих профессиональных ограничений. Это твоя профессиональная некомпетентность и личностная непроработанность. Срочно на супервизию и личную терапию!

– Если ты хочешь покинуть группу или завершить личную терапию в сильных чувствах, так проявляется негативный перенос.  Продолжай терапию и проработай эти чувства.
– Если ты терпишь дискомфорт в отношениях с терапевтом или ведущими группы, это жертвенное поведение. Нужно позаботиться о себе, прервать отношения с токсическим специалистом и обсудить свои жертвенные паттерны со следующим терапевтом.

– Если ты умно высказываешься и демонстрируешь свои знания в теории гештальт-подхода, ты избегаешь контакта через дифлексию. А если ты этого не замечаешь, это означает, что ты не осознаешь свое высокомерие и отыгрываешься на группе.  Это можно проработать в личной терапии.
– Если ты не понимаешь того, что тебе говорит участник группы, терапевт или ведущие, пытаешься прояснить и задаешь вопросы, – ты впал в слиянческое слабоумие. Личная терапия поможет осознать неприятные избегаемые тобою вещи.

Лабиринт эмоций

Рекламы и информирования пост.

Мы с Ирой Желановой задумали структурированный проект для людей, которым хочется лучше ориентироваться в чувствах, своих и чужих – “Лабиринт эмоций”. Думали делать его оффлайн и трехдневками, но приходится учитывать реальность. Поэтому экспресс-курс эмоциональной грамотности.

Continue reading

Как обустроить рабочее место для работы с психологом онлайн

Для того, чтобы работа с психологом онлайн была эффективной и безопасной, необходимо тщательно подготовить себе место и время для встреч. Важно создать условия насколько возможно приближенные к условиям работы в кабинете. Закрытая дверь кабинета помогает поддерживать безопасность и сохранить конфиденциальность. В кабинете психолог и клиент не только слышат друг друга, но также видят, откликаются на изменения выражения лица и позы. Во многом такие бессознательные и осознанные отклики создают ткань взаимопонимания, которое так важно в психологической работе. Поэтому, для того, чтобы получить максимум пользы от онлайн консультации вам потребуется: Continue reading

Все, что я успела за 15 минут

“Сессия длится 10-15 минут”, – произносит Арие Бурштейн и участники группы отправляются в индивидуальные комнаты Zoom. По моему телу пробегает дрожью волна возбуждения. 15 минут, когда становятся вдруг очень слышны секундные стрелки часов и заметным сердцебиение.
“Что можно сделать за 15 минут?” – сколько раз я повторяла эту фразу вслух или про себя. С возмущением, когда училась работать в кругу на второй ступени. С отчаянием, когда работала с живым запросом в тройках. Со страхом, когда выходила на сертификацию. Со злостью, когда клиент опоздал на 35 минут от назначенного времени встречи.
Что я могу сделать за 15 минут? Выпить 1/2 моей большой чашки кофе. Доложить информацию с 6 тщательно подготовленных слайдов. Выкурить 2,5 сигареты, прикуривая одну от одной. Прочитать 10 небольших стихов, практически без пауз между. Сделать 300 вдохов и выдохов. Протопать на месте 1300 шагов. Резво пробежать 2 километра по парку. Хорошенько помолчать. И, возможно, дописать этот пост.
Что можем мы за 15 минут? Делать все то же самое по одиночке или попытаться разделить кусочек своей нужды или боли. Очень медленно и наполненно тянуться к друг другу. И, может быть, если повезет, узнать друг друга в этом движении. Сказать сколько? 3-5 фраз друг другу. Так, чтобы они звучали не только во мне одной, но и откликались в другом/другой. И чтобы унести с собою это эхо в большую жизнь за пределами 15 минут.
Сессия дли-и-ится 15 минут. Она проживается так, как доступно каждому из нас в этот момент времени. И, кажется, нет ничего более честного, чем признать это. У каждого из нас есть ровно 15 минут друг для друга, чтобы их длить или сокращать. Нам выбирать и договариваться, как и чему их посвятить.
И кто скажет, что вся остальная жизнь проходит иначе?
Время кончилось. Прикрепляю картинку и нажимаю “Publish”.

Телесное присутствие онлайн

Вот и уменя впервые случился опыт участия в семинаре иностранного тренера онлайн и с переводчиком. Я про небольшой онлайн класс у Арие Бурштейна. Всего три встречи, про телесное пристутсвие онлайн. Помню, на очном семинаре прошлой осенью, Арие задавали вопрос про то, как он относится к работе онлайн, и он ответил, что слишком мало работает онлайн, чтобы дать ответ. Но мир меняется и мы живем в нем так, как выходит, а выходит наилучшим из возможных образом. И вот я на классе у Арие на этот раз онлайн. Передо мной окошки зума. И я снова удивляюсь тому, как рядом с Арие легко сознание переключается на телесные ощущения. От этого проживание становится более наполненным и объемным. В чем секрет?

Сегодня мы говорили об ограничения и лайфхаках bodymind в работе онлайн. В том числе про эффект усталости, который замечают многие психотерапевты, у которых сейчас увеличилось количество сессий по видео-связи. Лайфхак Арие – оставаться с тем, что есть в сессии, а не нырять в то, что отсутствует и чего не хватает. Опираться на то, что я воспринимаю, не достраивая, не пытаясь удержать то, что невозможно даже заметить, потому что оно не влезло в окошко зума. Так просто и по-гештальтистски. И так сложно в реализации. Особенно для таких контролфриков, как я.

А еще про то, как поддерживать в работе интеграцию. Например, как переживать одновременно удовольствие и боль, не отказываясь ни от того, ни от другого, раз уж они возникли в настоящем моменте. (И это не про мазохизм). Еще сложнее – как объединять работу со смыслами и телесным осознаванием. Я привыкла слышать о последовательности работы с телесным переживанием и смыслом, когда внимание скользит между одним и другим, продвигаясь по циклу контакта. Но Арие умеет что-то такое, что телесность не исчезает в момент осмысления, а смысл не растворяет телесность. Пока что это похоже на бытовую магию.

Арие сравнивает встречи в зум, со встречами соседей по дому на своих балкончиках. Это напоминает мне видео с начала пандемии, с итальянцами, поющими из окон, и немцами, делающими зарядку вместе на балконах. Этот образ надолго задержится в моем сердце. Как мы можем быть вместе, когда все говорит, что не можем или можем, но с угрозой своей жизни. Все больше склоняюсь к тому, что в онлайн работе возможно практически все. Нет, мы не можем физически прикоснуться друг к другу. Но мы можем создавать опыт прикосновения и затронутости.

Телесное присутствие онлайн: три встречи с Арие Бурштейном


Записалась на семинар и довольная теперь, как слон. Даже не смотря на то, что семинар попадает на отпуск.
Переведя практику на время пандемии в зум, я столкнулась с тем, что мне недостаточно навыков телесной работы онлайн. Все телесно-ориентированные группы до этого момента были обязательно очными и как бы подразумевалось, что только таковыми и могут быть. Тогда встает естественный вопрос, если телесная работа онлайн невозможна, тогда с чем же мы работаем? Я привыкла думать, что большая часть изменений в психотерапии происходит именно телесно, когда переустанавливаются связи в нервной системе и создают возможность для новых мыслей, чувств и действий. Возможно ли это онлайн? Сейчас я уверена. Но хочу про это говорить, думать и практиковать.
Возможность делать это в компании Арие Бурштейна и коллег – бесценна. Прошлой осенью его семинар стал для меня брызгами воды в пустыне. Незабываемое впечатление. Интересно, как это будет онлайн в этот раз.
В общем, если кто-то так же, как и я, настроен сохранять телесное измерение в работе даже через экран монитора, в группе есть свободные места. Программа классная:
Continue reading

Изоляционнные полярности

Я думаю про изоляцию как ответ на угрозу здоровью и жизни моих близких. И, вероятно, всего человечества, или пожилой и пораженной хроническими болезнями его части. Изоляция – спасение от инфицирования. Тогда по одну сторону изоляция-высокая социальная ответственность, по другую – беспечность и безответственность.
Я думаю про изоляцию как угрозу моему благосостоянию и благосостоянию моей семьи, друзей и других людей. Прячась по домам, мы рискуем затянуть эпидемию дольше, чем она могла бы продлиться, если позволить ей разгуляться. Было бы хорошо, чтобы большинство людей из нас, особенно молодых и здоровых, переболели. Отрастили популяционный иммунитет, не дожидаясь вакцины. Тогда по одну сторону изоляция-трусость, а по другую – благородство и самопожертвование.
Я думаю про изоляцию как противоположность слиянию. Сладкому единству и единению в общем пространстве чувств и идей. Когда не ясно, где заканчивается моя психика и начинается психика другого, других, толпы. Когда не остается никакого я, зато есть мы. Вместе. Просто так или во имя чего-то. Изолируясь от тех, кто гуляет по паркам и едет на работу, я демонстрирую отдельность и, может быть, даже высокомерие. Тогда по одну сторону изоляция-автономия, а по другую – стадность.
Я думаю про изоляцию как противоположность принадлежности и причастности. Можем ли мы быть вместе и откликаться друг другу, когда оказываемся на большом расстоянии друг от друга? Не всегда это выходит. Является ли общением, является ли близостью, та форма контакта, когда мы не разделяем воздух друг с другом? Не для всех. И какие-то связи становятся слабее и тоньше. Я печалюсь про людей, которые раньше были рядом, с кем я чувствовала себя в одной лодке. А теперь уже нет. И тогда по одну сторону изоляция-разобщенность, а по другую – связность.
Я думаю про изоляцию как повод протянуть виртуальную ниточку к людям, которые раньше были недостижимы. Вспоминаю день рождения мужа, когда собрались в одном окошке зума люди, которые не собирались вместе в таком составе лет пятнадцать. Радуюсь, наблюдая все больше международных команд, которые вдруг рождаются прямо посреди коронакризиса. Удивляюсь тому, как многие люди, совершенно чужие или едва знакомые, откликаются на мою беду и помогают. Раньше так не было. И тогда по одну сторону изоляция-связность, а по другую – разобщенность.
Я думаю про изоляцию как отключение от привычных социальных связей и привычек. Они как ниточки-тропинки пропитывают всю жизнь. Знакомые и успокаивающие. Не всегда удобные, правда. Но кто-то придумал срезать угол именно тут, примял тропу, и вот я иду след в след и за мною такие же люди. Тогда по одну сторону изоляция-независимость, а по другую – социализация.
Я думаю про изоляцию как возможность закрыть окна и двери. И даже отключить на подольше фейсбук. И остаться дома с теми, кто дорог. В отношениях, которые сейчас только для нас. Без чужих слов и глаз. И тогда по одну сторону изоляция-интимность, а по другую – открытость и прозрачность.
Я думаю про изоляцию как отчуждение от природы. Как продолжение многовекового процесса урбанизации, цифровизации и прочих не слишком-то приятных и полезных “ций”. Тогда по одну сторону изоляция от природы, по другую – единение с природой.
И при этом я думаю про изоляцию как обнаружение своей природы. И подглядываю с завистью за друзьями в загородных домах, кому природа стала много ближе. И тогда по одну сторону изоляция, а по другую – поглощенность мегаполисом и отчуждение от природы.
Я думаю про изоляцию как про подчинение пожеланию ВОЗ или сильным мира сего, их прихотям и недальновидным замыслам. У меня вечная проблема с авторитетами. Ужасно не люблю подчиняться! И тогда по одну сторону изоляция-покорность, а по другую – протест.
Я думаю про изоляцию как насилие. Как игнорируются мои чувства, потребности и желания. Как государству плевать на мою жизнь, карьеру, благосостояние, зато важно реализовывать власть ради власти. Как мне потихоньку сужают коридор возможностей и лишают меня выбора. И тогда по одну сторону изоляция-принуждение, а по другую – свобода.
Ну а когда я думаю про само-изоляцию как меру, которую я выбираю или не выбирая для себя. Как меру, имеющую разные доводы большей или меньше рациональности “за” и “против”. Тогда ни одно из противопоставлений выше не кажется мне более весомым или обоснованным. При определенном стечении обстоятельств, за каждую из полярностей могла бы вписаться в холивар. Но сегодня не буду. Потому что полярности определяются контекстом, а не сутью вещей как таковой.
#яостаюсьдома