Tag Archives: эмоциональный интеллект

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #2 Особенности эмоционального словаря


Продолжаем разговор о том, почему взрослым людям бывает непросто разобраться в своих чувствах. В прошлый раз я рассказывала о том, как важно самонаблюдение. Но оказывается недостаточно наблюдать, важно дать наблюдаемому какое-то название. Это задача на категоризацию эмоций. Есть ученые, которые считают, что категоризация эмоций – не столько опознание и классификация, сколько создание эмоций. Чем больше слов я знаю, тем в большем количестве разных состояний я могу оказаться и больше шансов, что моя эмоция поможет мне наилучшим для меня образом с актуальной ситуацией обойтись.
Самая простая категоризация даже не эмоций, а состояний – это деление на плюс и минус. То есть хорошо или плохо, приятно или не приятно. Приятные переживания хочется длить, неприятные прекращать. Но из первичной категоризации не понятно, как именно это делать. Это неприятное состояние, в котором хорошо бы убежать от чего-то кого-то (страх)? Или затаиться и ждать (настороженность)? Или замереть и не отсвечивать (парализующий страх)? или подраться (злость)? или поплеваться и отряхнуться (отвращение)? Cостояние общей приятности или неприятности создает определенный настрой восприятия. В хорошем расположении духа хорошо подмечаются хорошие вещи вокруг, в плохом – плохие. Если мне в хорошем расположении духа встретится человек, я могу испытать к нему симпатию и захотеть общаться дальше. Так из простой категоризации рождается более сложная. В приведенных примерах можно заметить, что название эмоций связывает в себе сразу три вещи: как я себя чувствую, что происходит вокруг и что с этим делать.
Словари у разных людей устроены по-разному. Например, есть люди, у которых в эмоциональном словаре есть хорошо, нормально и плохо. Их категоризация останавливается на первом этапе. Есть люди у которых существует “хорошо” и множество оттенков отрицательных эмоций. Как правило это выглядит так: мне хорошо и ничего не надо делать, такое хорошо быстро заканчивается и не понятно, как его снова организовать. Зато есть много вариантов неприятных ситуаций и рецептов действия с ними. Поэтому я больше внимания уделяю дискомфорту и субъективно дольше в нем живу. Бывает и наоборот. А есть словари избирательные к отдельным эмоциям. Например, бывает словарь бесстрашного человека. В нем много разных слов для положительных эмоций и для отрицательных эмоций, но вот синонимов слова “страх” мало, да и само слово “страх” не используется.
То есть помимо самого разнообразия слов для описания тех или иных эмоций, мы отличаемся в своем активном и пассивном запасе эмоциональных слов. Например, я могу знать слово “страх”, но оно как-то не приходит в голову даже в очень пугающих ситуациях. И, собственно, тогда я не пугаюсь.
Как развивается активный эмоциональный вокабуляр? В контакте с другими людьми через попадание в разные ситуации и называние чувств. Нам необходимо наблюдать себя или другого, чтобы словесное название связалось с состоянием. Например, я могу знать, что англичане называют некоторые состояния “feeling blue”. Чтобы “feeling blue” стало частью моего активного вокабуляра, мне нужно узнать определения этого выражения; понаблюдать за некоторым количеством людей, которые feeling blue в данный момент; понять, что за ситуации, в которых переживается другими feeling blue; как это проявляется вовне и в идеале даже расспросить живого человека, как это feeling blue для него изнутри; соотнести с другими своими названиями эмоций, чем похоже на грусть, например, а чем отличается от нее; поймать некоторый неуловимый климат, который возникает вокруг человека, который feeling blue. Тогда однажды я могу почувствовать собственное feeling blue и начать использовать в общении с другими это словосочетание для выражения своего состояния. После этого слово переходит в актив.
В общем, выясняется, что чтобы ориентироваться в своих чувствах, важно знать много разных названий для них, а также пользоваться этими словами в общении с другими людьми для выражения своего состояния. Для этих целей отлично подходят мероприятия, на которых принято говорить о чувствах. Например, психологические группы.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #1 Дефицит навыка самонаблюдения


Если вы зачем-то решили разобраться в своих чувствах, вы можете столкнуться с рядом препятствий. Одно из них – дефицит навыка самонаблюдения. Развитие и переживание разнообразных эмоций требует терпеливого и всестороннего самонаблюдения:
-способности наблюдать за своим состоянием,
-способности наблюдать за собственным восприятием окружающего мира,
-способности наблюдать за своими мыслями,
-способности наблюдать за своими движениями,
-способности замечать как все это может быть связано.
Потому что эмоции формируются из всего этого вместе. Как, например, рождается злость. Я переживаю давление в ноге (ощущение), которое определяю как дискомфортное (первичная аффективная категоризация). Связываю это давление с тем, что передо мной стоит человек, который наступил на ногу (восприятие+мышление). Я прогнозирую, что дискомфорт в ноге будет усиливаться, если это не прекратить (мышление). Кровь приливает к рукам и лицу, сердцебиение учащается, дыхание становится порывистым (движения+ощущения). Мышцы в руках напрягаются, готовясь отталкивать нарушителя спокойствия моих ног, руки подрагивают (ощущение+движения). В мыслях возникают всяческие ругательства (мышление). Я злюсь на человека, который наступил мне на ногу (эмоция).
Если я не умею наблюдать за своим состоянием, мои собственные эмоции будут выпрыгивать на меня, как чертик из табакерки: внезапно и сильно.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своим восприятием, я буду переживать сложно связываемые с ситуацией состояния: тревогу, скуку, маяту, раздражение и пр., которые никак не разрешить и никуда не приложить.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своими мыслями, я буду импульсивно эмоционально реагировать, не особо понимая, что и почему.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своими движениями, вместо эмоций я буду переживать разные телесные симптомы: тики, спазмы, навязчивые мимические выражения и пр.
И, как правило, если какая-то из способностей самонаблюдения у меня не развита, я, наверняка, буду компенсировать ее другой. Например, буду усиленно думать, что бы можно было испытывать в данной ситуации и как действовать. Или совершать хаотические или привычные действия по принципу “в любой непонятной ситуации Х”.
Навык самонаблюдения развивается различными практиками mindfulness. Без них не обойтись в Лабиринте эмоций.
Продолжение следует…

Лабиринт эмоций. Приглашение №5


Пришла зима и мы продолжаем набирать онлайн группу по поддержанию эмоциональной осознанности. Только начнем ее, в связи с рядом обстоятельств, не осенью, а в январе. Нам с Ирой хочется получше подготовиться и собрать группу людей, с разным опытом в отношении своих эмоций.
Авторы тренингов эмоционального интеллекта много пишут про то, как хорош эмоциональный интеллект. Люди, которые хорошо разбираются в своих чувствах, показывают лучшие результаты в творческих профессиях и работе, связанной с людьми; у них проще с мотивацией; реже развиваются тревожные расстройства и депрессии; им легче заводить и поддерживать теплые межличностные отношения и пр. Но если разбираться в своих эмоциях так здорово, почему до сих пор есть тренеры эмоционального интеллекта, сфокусированные на эмоциях подходы в психотерапии и пр.? Как так выходит, что такая классная способность не развивается в процессе жизни?
Все начинается с детства. В первые месяцы мы вообще не очень разбираем, что происходит. С нами или вокруг. И мама работает для ребенка отражением и обозначателем состояний. Угадывает, когда ребенку холодно, когда голодно, когда мокро. Она начинает различать, когда ребенок радуется, когда злится, когда пугается, как-то реагирует. То, насколько хорошо маме это удается, зависит от того, как хорошо она разбирается в своих чувствах, сколько их названий знает, а также позволяет ли ей материнская тревога хоть какие-то чувства различать. Если мама, например, не отличает страх от злости или вовсе злости не понимает, то и у ребенка будет мало шансов научиться злость опознавать. Постепенно к маминой работе присоединяются другие взрослые. Со своими способностями и сложностями в опознавании и принятии чувства.
И вот мы постепенно взрослеем со своим словарем эмоций и распознавалкой, воспитанной по образу и подобию взрослых вокруг нас. И дальше, например, мама ведет ребенка к доктору сделать прививку. И ребенок говорит: “Боюсь, не хочу!”, – или просто плачет и конючит. Маме больно на это смотреть, или стыдно перед другими мамами в очереди, или вовсе мало времени и сил. И тогда она говорит: “Ничего тут страшного нет, чего ж тут бояться!” Если бы мне так кто-то сказал, я бы ответила: “Как это чего бояться?! Больно же будет, я не люблю боль. Вот и дрожу, потею, сердце колотится. И избежать этого хочется. Я все равно пойду, вот только чуть-чуть успокоюсь”. Я так могу сказать, потому что я взрослая и гештальт-терапевт. А для ребенка мама или другой заботящийся взрослый – эталон обращения со своим состоянием. Поэтому он перестает доверять своему “дрожу и сердце колотится”. Так постепенно выстраивается стенка между человеком и его состоянием.
Это не беда, если мы чему-то не научились дома. Поможет детский сад и школа. Там подтянут и рисование, и чтение, и физру. Только вот не все детские сады и школы имеют программы, которые помогут догнать эмоциональный интеллект. А вот поддерживать стенку между маленьким человеком и его состоянием многие любят. Например, если любопытно, то вопрос можно задать только в нужный момент и обязательно умный, а иначе будут ругаться. Так и учимся не бояться, не любопытствовать, не радоваться, не печалиться и так далее.
К счастью, развитие на школе не заканчивается. Ну или по крайней мере, взрослые могут выбирать, что, как и когда у себя развивать. Поэтому, если вы узнали в ком-то из описанных детей себя или вам просто любопытно, как там эти чувства в вас устроены, записывайтесь к нам с Ирой на серию вебинаров “Лабиринт эмоций”.
С 21 января по 22 апреля по четвергам в зуме с 19 до 21.50 по московскому времени.

Контакты: Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86

Апатия, эмпатия, симпатия как ресурсы психолога

Есть одна причина, по которой я и люблю и не люблю гештальт-терапию. Это одно из направлений терапии отношениями, то есть целительным считается то, как люди вступают в контакт друг с другом. И если в классическом психоанализе психолог максимально отстранен, в некотором роде даже апатичен; если в гуманистическом подходе психолог вовлечен и эмпатичен; то в гештальт-терапии мы говорим о т.н. “контролируемом участии”. Анна и Серж Гингер пишут об отношениях в гештальте практическ востороженно: “…Конечно же, нет! Нет ни первых, ни вторых ролей, никаких классификаций или делений! Терапевт и его клиент — это два партнера (пусть с разными ролями и статусом), участвующих в равноправных аутентичных отношениях. Именно в этом заключается одна из характерных особенностей Гештальт-терапии” (“Гештальт-терапия контакта”. И далее:

“«недирективный» подход Карла Роджерса превозносит эмпатию: терапевт эмоционально близок своему клиенту и относится к нему с «безусловным приятием»; терапия «центрируется на клиенте»;

• психоанализ рекомендует отношения «благожелательной нейтральности», в которых терапевт сохраняет эмоциональную дистанцию между собой и своим клиентом, следуя «правилу воздержанности», что поддерживает фрустрацию, ведущую к усилению механизмов переноса. Подобного рода сдержанные отношения Перлз определяет как пассивную фрустрацию (клиенту не отвечают) + апатию, противопоставляя ей активную фрустрацию + симпатию, которые несут провокационный смысл и содержат в себе мобилизующий клиента «вызов» (от лат.pro-vocare — взывать к). Например: «Ты знаешь, а я уже минут пять как перестал слушать, о чем ты говоришь…»;

• Гештальт, в свою очередь, поощряет симпатию: терапевт, как человеческая личность, вступает со своим клиентом в реальные отношения типа «Я/Ты». Он пробуждает у клиента осознавание (awareness) тех взаимоотношений, которые возникают между самим клиентом и окружающей средой (представленной терапевтом), и сознательно использует свой собственный контрперенос в качестве движущей силы лечебного процесса.

Таким образом он проявляет интерес к своему партнеру и вместе с тем «центрируется на клиенте». Впрочем, точно так же можно сказать, что он «центрирован на самом себе»: он внимателен к своим собственным чувствам, возникающим у него здесь и теперь в присутствии пациента, с которым он в любой момент готов сознательно разделить эти чувства.”

И доложу я вам, это очень сложно. Но интересно. Если вам тоже интересно найти баланс симпатии к себе и другому в жизни и работе, приходите к нам учиться с апреля по январь на первую ступень подготовки гештальт-терапевтов в МГИ. Тут есть подробности – http://www.b17.ru/trainings/1stgestalt.
Координаты для записи: Влалимир – anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95
и Татьяна – tatyana@psyvert.ru +7 916 718 54 06

Да, и классное видео с закадровым текстом Брене Браун, про эмпатию и сочувствие, их разницу, и уязвимость.

https://www.youtube.com/watch?v=-F0nLEUipl4

И еще требуются испытуемые

Наталья Ивановна Захарова под моим руководством проводит работу по исследованию эмоционального интеллекта и восприятию смайликов. И ей очень нужны испытуемые. В возврасте от 20 до 35 лет. На данный момент нужны мужчины и женщины. Но поскольку мужчины, в целом, в таких исследованиях участвуют реже и выборки уровнять сложнее, очень зовем мужчин.
Для участия требуется пройти по ссылке ( https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLSdFAdC1EOHUASpPhi_Ijdj1VRjl35wFyY4eFsAq11wIRBsQow/viewform ) и ответить на вопросы.
В исследование включены два опросника на эмоциональный интеллект. И Наталья готова за участие в исследовании сделать индивидуальную обработку результатов для всех желающих. Об этом нужно написать в письме на zaxarova_natalia@mail.ru: “Хочу получить результаты про свой ЭИ”.

Апология отрицательных эмоций: РОЛЬ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ РАЗЛИЧНОГО ЗНАКА В РАЗВИТИИ РЕГУЛЯЦИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА

getIma89ge с сайта empathi.ru

Мне давно хотелось написать то, что я думаю об идеализации положительных эмоций, популярности “позитивного мышления” и пр. Но пока я планирую написать популярно, сделала наброски, которые легли в основу этой статьи. Главной целью работы является исследование роли положительных и отрицательных эмоций в саморегуляции человека. Статья состоит из трех частей. 1. Теоретический анализ проблемы деления эмоций на положительные и отрицательный. 2. Обзор зарубежных и отечественных эмпирических исследований роли эмоций обеих знаков в жизни человека. 3. Эмпирическое исследование знака эмоций, анализу которых уделяют внимание взрослые люди в процессе направленного развития регуляции эмоциональной сферы c применением СЭД (структурированного эмоционального дневника).
Continue reading

Головоломка

insideout “Головоломка” – прекрасный мультфильм для развития эмоционального интеллекта у детей и, может быть, даже у взрослых. Почему?

1. Отлично описывает концепцию базовых эмоций, которые появляются практически с рождения. В мультике это удовольствие, гнев, отвращение, страх и печаль. Причем изображены они так, что вызывают сопереживание ровно в том регистре эмоций, который представляют, а значит прописываются в опыт. Ура!
2. Иллюстрирует важную роль всех эмоций, в том числе тех, которые очень не нравится замечать.
3. Показывает, как развиваются эмоции с возрастом. От простых, достаточно непосредственных детских, до сложных, амбивалентных, почти что взрослых. Когда в одном событии могут сосуществовать и радость, и грусть, например.
4. Классно описывает характер человека как результат накопившегося опыта, в том числе эмоционального. Кстати, в титрах есть примеры разных характеров, в которых преобладает та или иная эмоция, то что называется эмоциональность. А еще там есть эмоциональная регуляция котиков, которая ну очень правдоподобна =^.^=
5. Иллюстрирует несколько приемов управления своим эмоциональным состоянием, например, использовать воспоминания, мышление и воображение.
N. Он красивый и веселый.

Но не позанудствовать я не могу. Есть у меня ряд вопросов и замечаний к тому, что мы видим в мультфильме. Continue reading

Старые публикации

Jealousy-Green-EyesДве мои самые странные и любимые работы вдруг стали доступны на elibrary.
Первая – “Сказки, которые помогут справиться со страхом” – о том, чему в отношениях со страхом могут научить сказки, старые и новые. И как это использовать, если вы учитель в школе или псхиолог.
Вторая – “Развитие эмоциоанльного интеллекта школьников” – о том, как можно у школьников развивать эмоциональный интеллект в рамках ежедневных школьных занятий и в рамках дополнительных форматов. Кстати, в этой статье есть схема структурированного эмоционального дневника, который я придумала использовать вместе с Дарьей Кутузовой и воплотила это в исследование с Юлей Нестеровой.
Кому интересно и нужно – пользуйтесь.

Мое настроение и люди вокруг

foto_pertseptsiyaВ “Актуальных проблемах психологического знания” в #1 вышла моя статья в соавторстве с Яной Катановой про взаимосвязь настроения
и межличностного восприятия. Мы провели очень простой эксперимент. Участники исследования решали в аудитории вуза задачи для оценки их интеллекта. Только половине группы достались решаемые задачи, а второй – заведомо нерешаемые, в которых среди вариантов ответов не было правильных. Затем мы просили испытуемых посмотреть на несколько фотографий человеческих лиц и предположить, каким характером обладают все эти люди. Выбор черт характера был ограничен пятнадцатью. И еще до решения интеллектуальных задачек, испытуемые разделили эти 15 качеств на положительные и отрицательные.
Мы предполагали, что у тех испытуемых, которые решали заведомо нерешаемые задачи, настроение ухудшится и это повлияет на то, как они воспринимают новых людей. Настроение испортилось, по самооценочной методике САН и по описанию впечатлений от эксперимента. Что получилось? Люди в плохом настроении чаще приписывают другим людям негативные черты, чем позитивные. А еще люди больше склонны приписывать отрицательные черты другим людям, когда они находятся в плохом настроении, чем когда они находятся в нейтральном или позитивном настроении. Мы назвали это явление конгруэнтностью настроения и атрибуции характерологических черт. В области положительных эмоций и черт характера может присутствовать похожая тенденция, но по ряду причин, описанных в статье, пока что нельзя о ней говорить с полной уверенностью. Continue reading

Общая психология Ч.2. Материалы лекций. Для бакалавров АСОУ. 2013-2014

Мозго-попаВторая часть курса общей психологии для бакалавров АСОУ – ворота в завораживающий мир человеческой мотивации, его чувств и устремлений, мир детерминации деятельности. В течение ближайшего модуля мы будем говорить о мотивах, потребностях, эмоциях, воле. О том, как мы используем эти понятия в повседневной жизни, как их определяют в научной психологии, как с ними работают исследователи и практики. Continue reading