Tag Archives: эмоциональный интеллект

Базовые убеждения, помогающие в осознавании эмоций

Перечитала прошлый пост и поняла, что на основе его может сложиться представление, будто правила и убеждения всегда препятствуют переживанию эмоций. Это не так. Например, есть те, которые помогают. Для меня это 5 убеждений и 1 правило, которые я почерпнула из умных книг, опыта личной психотерапии, песен Битлз и лекций Льва и Ольги Черняевых.
1. Каждая эмоция проходит. Рано или поздно. Если ее не подавлять и не поддерживать. За одной эмоцией приходит другая.
2. Эмоции сами по себе не убивают. Если их не подавлять и не поддерживать.
3. Эмоции – не мысли. Мысли – не эмоции. Мысли могут длиться сколько угодно долго и снова и снова вызывать эмоции. Эмоции делают людей склонными мыслить определенным образом. Но см. п. 1.
4. Эмоции – не действия. Действия – не эмоции. Совершая определенные действия, люди могут переживать определенные эмоции. Но см. п.1. Эмоции делают людей склонными действовать определенным образом, а у действий есть последствия. Иногда летальные. Но см. п. 2.
5. Сами по себе эмоции не плохие и не хорошие. Зато люди склонны называть “хорошим” то, что продлевает приятные или привычные эмоции, а “плохим” то, что этому мешает и вызывает неприятные или непривычные эмоции.
6. Let it be.
Вдруг кому-то еще зайдет.
А проверять принципы на практике можно у нас с Ирой Желановой в “Лабиринте эмоций”

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #4 Усвоенные правила и убеждения


Если у вас хороший навык самонаблюдения, богатый словарь эмоциональных слов, вы хорошо обходитесь с дискомфортом и заботой о себе, все равно могут возникать сложности с тем, чтобы разбираться в своих чувствах. Эти сложности связаны с усвоенными правилами и убеждениями в отношении эмоциональный жизни. Это могут быть правила:
-про само переживание (завидовать – грех),
-про то, как с ним обращаться (не грусти – похрусти),
-про то, как выражать свои переживания (мальчики не плачут, девочки не дерзят).
Правила могут быть обобщенными на все чувства, всех людей и ситуации (нельзя хвастаться, чувства нужно выражать) и достаточно детальными, про конкретные чувства и определенные группы людей (о мертвых либо хорошо, либо ничего; супруги должны любить друг друга; нельзя жалеть себя).
Правила могут быть запрещающими (на маму не злятся) или предписывающими (маму нужно любить).
Иногда правила содержат некоторое объяснение, почему переживать что-то хорошо или плохо (на обиженных воду возят, если будешь жаловаться – никто любить не будет, кричат – только истерички, не будешь выражать чувства – замучаешься психосоматикой).
Вообще, правила – очень классная штука, которая позволяет людям синхронизировать свои действия в группе, избегая лишних конфликтов и напряжений. Мы усваиваем правила тех групп, принадлежность к которым ценим (семьи, школы, компании друзей, профессионального сообщества, рабочего коллектива). И если внутренне с ними соглашаемся, они становятся нашими убеждениями о том, как все устроено и должно работать. И эти убеждения могут ограничивать нас в том, чтобы переживать те или иные чувства. Например, если у меня есть правило, что на похоронах люди переживают горе, мне будет сложно заметить свое облегчение или даже радость от того, что покойный наконец-то умер.
Поэтому важно проводить ревизию своих правил и убеждений. И периодически перестраивать их в соответствии с актуальной ситуацией и опытом жизни в разнообразных группах.
Ревизия правил – не такая простая работа, как может показаться на первый взгляд. Потому что правила бывают явными и не явными. Явные декларируются в открытую и часто существуют в форме конкретных фраз, которые мы когда-то услышали. А бывают неявные, которые мы сами как-то поняли. Например, если родители в семье не плачут, то, вырастая, ребенок может избегать плача. Такие правила сложно сформулировать, но иногда можно заметить по поведению. Другим людям, кто не разделяет это правило, оно бывает заметнее, чем самому человеку.
А еще с правилами бывает непросто расставаться, потому что они остаются единственным, что нас связывает с теми, кто дорог. Но даже это можно пережить, если правила не запрещают мне грустить.
Продолжение следует…
Практикум по правилам в т.ч. будет на вебинарах “Лабиринт эмоций“. Присоединяйтесь.

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #3 Много фонового дискомфорта и мало навыков заботы о себе


Я вспоминаю свой первый опыт направленной практики осознавания телесных ощущений. Мой друг-йог предложил лечь на пол и почувствовать тело. Я легла, закрыла глаза, чтобы ничто не отвлекало, и начала чувствовать. Это было ужасно! До этого я не чувствовала ничего и была настроена провести приятный вечер за чтением книжки. А тут я почувствовала, как болит практически все: руки, ноги, поясница. Паркет больно давит на затылок, трусы впиваются в живот. И тут же весь мой позитивный настрой исчез и я превратилась в глубоко несчастного и болящего человека. В следующий раз я вернулась к подобным практикам через полтора года.
Если вы решили развивать способность наблюдать за своим состоянием, будучи взрослым, вы можете столкнуться с большим количеством неприятных ощущений. Это связано с тем, что внимательные к своему состоянию люди, совершают много действий, чтобы дискомфорт сокращать. Например, если я сижу попой на пятках и занята разговором, я могу не заметить, когда ноги начнут “затекать”. Когда обращу на них внимание, мне будет очень неприятно. Точнее, я обращу внимание на ноги, когда в них появятся очень сильные и неприятные ощущения, а прежде чем они пройдут – мне будет длительно неприятно в той степени, которую нельзя игнорировать. Если я внимательна к своим ощущениям во время разговора, я смогу изменить позу до того момента, когда будет больно.
Также это связано с тем, что большинство людей склонны замечать неприятные ощущения быстрее, чем приятные. Если я не замечу горячую сковородку – последствия будут долгоиграющие и опасные. А если я не замечу приятное тепло солнышка на коже – угроза целостности и здоровью минимальна. От сковородки нужно как можно быстрее отодвинуться, а солнышко – пусть светит, никуда двигаться не надо.
Неприятные ощущения портят настроение и способствуют развитию отрицательных эмоций. Это приводит к тому, что нам хочется избегать практик самонаблюдения. Поэтому параллельно с умением наблюдать за своим состоянием важно развивать навыки обеспечения себе комфорта и навыки переключения внимания на то, что само по себе внимания не привлекает. Например, на приятное тепло солнышка на коже.
Обычно, комфорт обеспечивается удовлетворением потребностей. Своевременным сном, восполняющим силы. Правильным питанием. То есть таким, которое не создает дополнительного дискомфорта телу. Подходящими формами двигательной активности. Возможностью принимать максимально удобную позу. Приятными отношениями с людьми. Хорошими сенсорными впечатлениями: красками, видами, звуками, запахами, вкусами.
Важно не просто уметь создавать комфорт, но и задерживать внимание на том, как переживаются комфортные и приятные ощущения. Если я могу в любой момент переключить внимание на более приятное переживание, мне становится легче наблюдать переживание неприятное.
Вернемся к кейсу, с которого я начала. Что можно было бы сделать лучше? Выспаться и сменить одежду! Постелить мягкий коврик. Не начинать с шавасаны, а выбрать для медитации наиболее удобное положение тела. Не пытаться быть неподвижной, чтобы если я обнаружу дискомфорт, я могла бы изменить позу на более комфортную. Заранее создать приятное впечатление, на которое я могла бы перенести внимание, если мне плохо. Тепло ладошек, лежащих на коленях, запах благовония, приятное освещение, любимая красивая фигурка в поле зрения, благозвучная музыка и пр. А главное, пока я не научилась сама переключать внимание, хорошо бы, чтобы мной кто-то извне руководил.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #2 Особенности эмоционального словаря


Продолжаем разговор о том, почему взрослым людям бывает непросто разобраться в своих чувствах. В прошлый раз я рассказывала о том, как важно самонаблюдение. Но оказывается недостаточно наблюдать, важно дать наблюдаемому какое-то название. Это задача на категоризацию эмоций. Есть ученые, которые считают, что категоризация эмоций – не столько опознание и классификация, сколько создание эмоций. Чем больше слов я знаю, тем в большем количестве разных состояний я могу оказаться и больше шансов, что моя эмоция поможет мне наилучшим для меня образом с актуальной ситуацией обойтись.
Самая простая категоризация даже не эмоций, а состояний – это деление на плюс и минус. То есть хорошо или плохо, приятно или не приятно. Приятные переживания хочется длить, неприятные прекращать. Но из первичной категоризации не понятно, как именно это делать. Это неприятное состояние, в котором хорошо бы убежать от чего-то кого-то (страх)? Или затаиться и ждать (настороженность)? Или замереть и не отсвечивать (парализующий страх)? или подраться (злость)? или поплеваться и отряхнуться (отвращение)? Cостояние общей приятности или неприятности создает определенный настрой восприятия. В хорошем расположении духа хорошо подмечаются хорошие вещи вокруг, в плохом – плохие. Если мне в хорошем расположении духа встретится человек, я могу испытать к нему симпатию и захотеть общаться дальше. Так из простой категоризации рождается более сложная. В приведенных примерах можно заметить, что название эмоций связывает в себе сразу три вещи: как я себя чувствую, что происходит вокруг и что с этим делать.
Словари у разных людей устроены по-разному. Например, есть люди, у которых в эмоциональном словаре есть хорошо, нормально и плохо. Их категоризация останавливается на первом этапе. Есть люди у которых существует “хорошо” и множество оттенков отрицательных эмоций. Как правило это выглядит так: мне хорошо и ничего не надо делать, такое хорошо быстро заканчивается и не понятно, как его снова организовать. Зато есть много вариантов неприятных ситуаций и рецептов действия с ними. Поэтому я больше внимания уделяю дискомфорту и субъективно дольше в нем живу. Бывает и наоборот. А есть словари избирательные к отдельным эмоциям. Например, бывает словарь бесстрашного человека. В нем много разных слов для положительных эмоций и для отрицательных эмоций, но вот синонимов слова “страх” мало, да и само слово “страх” не используется.
То есть помимо самого разнообразия слов для описания тех или иных эмоций, мы отличаемся в своем активном и пассивном запасе эмоциональных слов. Например, я могу знать слово “страх”, но оно как-то не приходит в голову даже в очень пугающих ситуациях. И, собственно, тогда я не пугаюсь.
Как развивается активный эмоциональный вокабуляр? В контакте с другими людьми через попадание в разные ситуации и называние чувств. Нам необходимо наблюдать себя или другого, чтобы словесное название связалось с состоянием. Например, я могу знать, что англичане называют некоторые состояния “feeling blue”. Чтобы “feeling blue” стало частью моего активного вокабуляра, мне нужно узнать определения этого выражения; понаблюдать за некоторым количеством людей, которые feeling blue в данный момент; понять, что за ситуации, в которых переживается другими feeling blue; как это проявляется вовне и в идеале даже расспросить живого человека, как это feeling blue для него изнутри; соотнести с другими своими названиями эмоций, чем похоже на грусть, например, а чем отличается от нее; поймать некоторый неуловимый климат, который возникает вокруг человека, который feeling blue. Тогда однажды я могу почувствовать собственное feeling blue и начать использовать в общении с другими это словосочетание для выражения своего состояния. После этого слово переходит в актив.
В общем, выясняется, что чтобы ориентироваться в своих чувствах, важно знать много разных названий для них, а также пользоваться этими словами в общении с другими людьми для выражения своего состояния. Для этих целей отлично подходят мероприятия, на которых принято говорить о чувствах. Например, психологические группы.
Продолжение следует…

Что мешает взрослым людям разбираться в своих чувствах? #1 Дефицит навыка самонаблюдения


Если вы зачем-то решили разобраться в своих чувствах, вы можете столкнуться с рядом препятствий. Одно из них – дефицит навыка самонаблюдения. Развитие и переживание разнообразных эмоций требует терпеливого и всестороннего самонаблюдения:
-способности наблюдать за своим состоянием,
-способности наблюдать за собственным восприятием окружающего мира,
-способности наблюдать за своими мыслями,
-способности наблюдать за своими движениями,
-способности замечать как все это может быть связано.
Потому что эмоции формируются из всего этого вместе. Как, например, рождается злость. Я переживаю давление в ноге (ощущение), которое определяю как дискомфортное (первичная аффективная категоризация). Связываю это давление с тем, что передо мной стоит человек, который наступил на ногу (восприятие+мышление). Я прогнозирую, что дискомфорт в ноге будет усиливаться, если это не прекратить (мышление). Кровь приливает к рукам и лицу, сердцебиение учащается, дыхание становится порывистым (движения+ощущения). Мышцы в руках напрягаются, готовясь отталкивать нарушителя спокойствия моих ног, руки подрагивают (ощущение+движения). В мыслях возникают всяческие ругательства (мышление). Я злюсь на человека, который наступил мне на ногу (эмоция).
Если я не умею наблюдать за своим состоянием, мои собственные эмоции будут выпрыгивать на меня, как чертик из табакерки: внезапно и сильно.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своим восприятием, я буду переживать сложно связываемые с ситуацией состояния: тревогу, скуку, маяту, раздражение и пр., которые никак не разрешить и никуда не приложить.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своими мыслями, я буду импульсивно эмоционально реагировать, не особо понимая, что и почему.
Если я вдобавок не умею наблюдать за своими движениями, вместо эмоций я буду переживать разные телесные симптомы: тики, спазмы, навязчивые мимические выражения и пр.
И, как правило, если какая-то из способностей самонаблюдения у меня не развита, я, наверняка, буду компенсировать ее другой. Например, буду усиленно думать, что бы можно было испытывать в данной ситуации и как действовать. Или совершать хаотические или привычные действия по принципу “в любой непонятной ситуации Х”.
Навык самонаблюдения развивается различными практиками mindfulness. Без них не обойтись в Лабиринте эмоций.
Продолжение следует…

Лабиринт эмоций. Приглашение №5


Пришла зима и мы продолжаем набирать онлайн группу по поддержанию эмоциональной осознанности. Только начнем ее, в связи с рядом обстоятельств, не осенью, а в январе. Нам с Ирой хочется получше подготовиться и собрать группу людей, с разным опытом в отношении своих эмоций.
Авторы тренингов эмоционального интеллекта много пишут про то, как хорош эмоциональный интеллект. Люди, которые хорошо разбираются в своих чувствах, показывают лучшие результаты в творческих профессиях и работе, связанной с людьми; у них проще с мотивацией; реже развиваются тревожные расстройства и депрессии; им легче заводить и поддерживать теплые межличностные отношения и пр. Но если разбираться в своих эмоциях так здорово, почему до сих пор есть тренеры эмоционального интеллекта, сфокусированные на эмоциях подходы в психотерапии и пр.? Как так выходит, что такая классная способность не развивается в процессе жизни?
Все начинается с детства. В первые месяцы мы вообще не очень разбираем, что происходит. С нами или вокруг. И мама работает для ребенка отражением и обозначателем состояний. Угадывает, когда ребенку холодно, когда голодно, когда мокро. Она начинает различать, когда ребенок радуется, когда злится, когда пугается, как-то реагирует. То, насколько хорошо маме это удается, зависит от того, как хорошо она разбирается в своих чувствах, сколько их названий знает, а также позволяет ли ей материнская тревога хоть какие-то чувства различать. Если мама, например, не отличает страх от злости или вовсе злости не понимает, то и у ребенка будет мало шансов научиться злость опознавать. Постепенно к маминой работе присоединяются другие взрослые. Со своими способностями и сложностями в опознавании и принятии чувства.
И вот мы постепенно взрослеем со своим словарем эмоций и распознавалкой, воспитанной по образу и подобию взрослых вокруг нас. И дальше, например, мама ведет ребенка к доктору сделать прививку. И ребенок говорит: “Боюсь, не хочу!”, – или просто плачет и конючит. Маме больно на это смотреть, или стыдно перед другими мамами в очереди, или вовсе мало времени и сил. И тогда она говорит: “Ничего тут страшного нет, чего ж тут бояться!” Если бы мне так кто-то сказал, я бы ответила: “Как это чего бояться?! Больно же будет, я не люблю боль. Вот и дрожу, потею, сердце колотится. И избежать этого хочется. Я все равно пойду, вот только чуть-чуть успокоюсь”. Я так могу сказать, потому что я взрослая и гештальт-терапевт. А для ребенка мама или другой заботящийся взрослый – эталон обращения со своим состоянием. Поэтому он перестает доверять своему “дрожу и сердце колотится”. Так постепенно выстраивается стенка между человеком и его состоянием.
Это не беда, если мы чему-то не научились дома. Поможет детский сад и школа. Там подтянут и рисование, и чтение, и физру. Только вот не все детские сады и школы имеют программы, которые помогут догнать эмоциональный интеллект. А вот поддерживать стенку между маленьким человеком и его состоянием многие любят. Например, если любопытно, то вопрос можно задать только в нужный момент и обязательно умный, а иначе будут ругаться. Так и учимся не бояться, не любопытствовать, не радоваться, не печалиться и так далее.
К счастью, развитие на школе не заканчивается. Ну или по крайней мере, взрослые могут выбирать, что, как и когда у себя развивать. Поэтому, если вы узнали в ком-то из описанных детей себя или вам просто любопытно, как там эти чувства в вас устроены, записывайтесь к нам с Ирой на серию вебинаров “Лабиринт эмоций”.
С 21 января по 22 апреля по четвергам в зуме с 19 до 21.50 по московскому времени.

Контакты: Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86

Апатия, эмпатия, симпатия как ресурсы психолога

Есть одна причина, по которой я и люблю и не люблю гештальт-терапию. Это одно из направлений терапии отношениями, то есть целительным считается то, как люди вступают в контакт друг с другом. И если в классическом психоанализе психолог максимально отстранен, в некотором роде даже апатичен; если в гуманистическом подходе психолог вовлечен и эмпатичен; то в гештальт-терапии мы говорим о т.н. “контролируемом участии”. Анна и Серж Гингер пишут об отношениях в гештальте практическ востороженно: “…Конечно же, нет! Нет ни первых, ни вторых ролей, никаких классификаций или делений! Терапевт и его клиент — это два партнера (пусть с разными ролями и статусом), участвующих в равноправных аутентичных отношениях. Именно в этом заключается одна из характерных особенностей Гештальт-терапии” (“Гештальт-терапия контакта”. И далее:

“«недирективный» подход Карла Роджерса превозносит эмпатию: терапевт эмоционально близок своему клиенту и относится к нему с «безусловным приятием»; терапия «центрируется на клиенте»;

• психоанализ рекомендует отношения «благожелательной нейтральности», в которых терапевт сохраняет эмоциональную дистанцию между собой и своим клиентом, следуя «правилу воздержанности», что поддерживает фрустрацию, ведущую к усилению механизмов переноса. Подобного рода сдержанные отношения Перлз определяет как пассивную фрустрацию (клиенту не отвечают) + апатию, противопоставляя ей активную фрустрацию + симпатию, которые несут провокационный смысл и содержат в себе мобилизующий клиента «вызов» (от лат.pro-vocare — взывать к). Например: «Ты знаешь, а я уже минут пять как перестал слушать, о чем ты говоришь…»;

• Гештальт, в свою очередь, поощряет симпатию: терапевт, как человеческая личность, вступает со своим клиентом в реальные отношения типа «Я/Ты». Он пробуждает у клиента осознавание (awareness) тех взаимоотношений, которые возникают между самим клиентом и окружающей средой (представленной терапевтом), и сознательно использует свой собственный контрперенос в качестве движущей силы лечебного процесса.

Таким образом он проявляет интерес к своему партнеру и вместе с тем «центрируется на клиенте». Впрочем, точно так же можно сказать, что он «центрирован на самом себе»: он внимателен к своим собственным чувствам, возникающим у него здесь и теперь в присутствии пациента, с которым он в любой момент готов сознательно разделить эти чувства.”

И доложу я вам, это очень сложно. Но интересно. Если вам тоже интересно найти баланс симпатии к себе и другому в жизни и работе, приходите к нам учиться с апреля по январь на первую ступень подготовки гештальт-терапевтов в МГИ. Тут есть подробности – http://www.b17.ru/trainings/1stgestalt.
Координаты для записи: Влалимир – anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95
и Татьяна – tatyana@psyvert.ru +7 916 718 54 06

Да, и классное видео с закадровым текстом Брене Браун, про эмпатию и сочувствие, их разницу, и уязвимость.

https://www.youtube.com/watch?v=-F0nLEUipl4

И еще требуются испытуемые

Наталья Ивановна Захарова под моим руководством проводит работу по исследованию эмоционального интеллекта и восприятию смайликов. И ей очень нужны испытуемые. В возврасте от 20 до 35 лет. На данный момент нужны мужчины и женщины. Но поскольку мужчины, в целом, в таких исследованиях участвуют реже и выборки уровнять сложнее, очень зовем мужчин.
Для участия требуется пройти по ссылке ( https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLSdFAdC1EOHUASpPhi_Ijdj1VRjl35wFyY4eFsAq11wIRBsQow/viewform ) и ответить на вопросы.
В исследование включены два опросника на эмоциональный интеллект. И Наталья готова за участие в исследовании сделать индивидуальную обработку результатов для всех желающих. Об этом нужно написать в письме на zaxarova_natalia@mail.ru: “Хочу получить результаты про свой ЭИ”.

Апология отрицательных эмоций: РОЛЬ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ РАЗЛИЧНОГО ЗНАКА В РАЗВИТИИ РЕГУЛЯЦИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА

getIma89ge с сайта empathi.ru

Мне давно хотелось написать то, что я думаю об идеализации положительных эмоций, популярности “позитивного мышления” и пр. Но пока я планирую написать популярно, сделала наброски, которые легли в основу этой статьи. Главной целью работы является исследование роли положительных и отрицательных эмоций в саморегуляции человека. Статья состоит из трех частей. 1. Теоретический анализ проблемы деления эмоций на положительные и отрицательный. 2. Обзор зарубежных и отечественных эмпирических исследований роли эмоций обеих знаков в жизни человека. 3. Эмпирическое исследование знака эмоций, анализу которых уделяют внимание взрослые люди в процессе направленного развития регуляции эмоциональной сферы c применением СЭД (структурированного эмоционального дневника).
Continue reading

Головоломка

insideout “Головоломка” – прекрасный мультфильм для развития эмоционального интеллекта у детей и, может быть, даже у взрослых. Почему?

1. Отлично описывает концепцию базовых эмоций, которые появляются практически с рождения. В мультике это удовольствие, гнев, отвращение, страх и печаль. Причем изображены они так, что вызывают сопереживание ровно в том регистре эмоций, который представляют, а значит прописываются в опыт. Ура!
2. Иллюстрирует важную роль всех эмоций, в том числе тех, которые очень не нравится замечать.
3. Показывает, как развиваются эмоции с возрастом. От простых, достаточно непосредственных детских, до сложных, амбивалентных, почти что взрослых. Когда в одном событии могут сосуществовать и радость, и грусть, например.
4. Классно описывает характер человека как результат накопившегося опыта, в том числе эмоционального. Кстати, в титрах есть примеры разных характеров, в которых преобладает та или иная эмоция, то что называется эмоциональность. А еще там есть эмоциональная регуляция котиков, которая ну очень правдоподобна =^.^=
5. Иллюстрирует несколько приемов управления своим эмоциональным состоянием, например, использовать воспоминания, мышление и воображение.
N. Он красивый и веселый.

Но не позанудствовать я не могу. Есть у меня ряд вопросов и замечаний к тому, что мы видим в мультфильме. Continue reading