Tag Archives: эмоции: страх

Страх смерти и суицидальность в тяжелые времена

Моя коллега Ксения Чистопольская занимается исследованием суицидальности. Она делится результатами своего исследования во время пандемии и с тем, как мы сейчас можем помочь себе и другим.

https://telegra.ph/KAK-EHTO-RABOTAET-I-CHTO-MOZHNO-SDELAT-03-02

Пятница

Есть как минимум два страха смерти.

Один – с которым имеешь дело, когда ты или кто-то рядом едва не умер. Не для красного слова, а реально по-честноку. О котором пишут в книжках по работе с шоковой травмой. Когда какие-то части древнего мозга решили, что всё: бежать, прикинуться мертвым или бороться, не на жизнь, но на смерть. А когда и если угроза уже миновала, в силу вступает память, которая незаметно тебя направляет: туда не ходи, там смерть – бежать, прикинуться мертвым или биться, но до конца. В таком страхе смерти, как в амфоре, запечатаны замирание, ужас и ярость, древние, как сам наш вид. Он обдает волнами холода, волнами жара, крепким биохимическим пуншем, человека делая обезьяной. Много силы и телесной мудрости – тысячелетия страх охранял нашу жизнь.

Второй – с которым имеешь дело, когда угодно и где угодно, когда поминаешь смерть. Для красного слова или реально по-честноку. О котором пишут в книжках по экзистенциальной психологии, о тревоге и даже в навыках для весьма эффективных людей. Он бесконечно разнообразен. В нем объем непрожитого горя, когда-то отложенного на потом. Все незажившие и воспаленные шрамы от неловко порвавшихся связей. И что-такое про детей или даже внуков: желание хотя бы глазком посмотреть, как они начнут говорить, будут ползать, ходить, пойдут в школу, будут любить и расставаться и… когда-то умрут. И вина – оставить до срока тех, кого приручил. И злость – на тех, кто оставил. А ещё тоска по жизни, которая могла бы быть, но отчего-то не случилась или никак не случается, если живешь чужую жизнь или сквозь обстоятельства, которые вечно не на твоей стороне. И даже если свою, то страстное желание успеть и закончить что-то, что по-настоящему важно. И оно ничуть не менее важно, чем дети и те, кого ты приручил, а для кого-то важнее и единственное, что важно. И стыд, умереть вот так, не совершив. А ещё проигранный спор с ограничениями – нежелание их уплотнения, старости, дряхлости, болезни, боли и зависимости – было бы лучше без них или хотя бы поменьше. Страх умирать долго, мучительно, теряя разум и ничего не мочь. Страх от того, что невозможно проконтролировать тот момент, когда уже всё. И кто-то выберет свой последний контроль.
Он много моложе первого, этот страх. И кто-то скажет, что обезьяну делает человеком, побуждая создать искусство, религию и практики ЗОЖ.

Есть как минимум два страха смерти. Я не знаю, который из них для кого страшнее. И как такое вообще можно измерить. Знаю только, что каждый из них приходит помочь, а значит его можно прожить и двигаться дальше без страха, пока не встретишься снова. И тогда его можно прожить, и двигаться дальше. С ним или без можно двигаться дальше. И это про жизнь.

“Глоток воздуха. Сказкотерапия панических расстройств” сост. Н.А. Сакович


Abbott Labotaries в 2010х выпустили серию книжек по сказкотерапии. Есть и одна большая с разными темами. А эта тоненькая посвящена фобиям, паническим атакам и обыкновенным страхам. Честно говоря, мне сложно понять ее целевую аудиторию. Предисловие обращается к врачам, но рекомендации для них в книге выглядят крайне странными. Для пациентов книга тоже удивительная. Если у меня ПА, то я хочу читать книгу с упражнениями и алгоритмами, как переживать мучительные состояния. Этого в книге тоже нет. Есть направления для размышления и красивые истории, притчи, сказки, цитаты и ссылки на другие культурные источники, помогающие осмыслить панику и страх как явления. Она хороша как брошюра на столике в кабинете психотерапевта. Особенно с милыми иллюстрациями В.В. Козлова.
Готова подарить кому-нибудь на Новый год или отдать просто так.

Стыд страха

“Отвратительно видеть, как некоторые цепляются за жизнь”

Коллега поделилась текстом про маски. Текст мне понравился и вызвал уважение. Но еще меня поразила фраза: “Ношение маски не делает меня слабым, напуганным, глупым или “контролируемым”. А что если это так? Что если под маской слабый и напуганный человек? Означает ли это, что его не нужно слушать? Означает ли это, что страх отменяет другие основания его действий? Равен ли страх слабости? А глупости? А контролируемости? Означает ли это, что человеку под маской нужно молчать в тряпочку и слушать менее напуганных товарищей, которые говорят, что угрозы не существует?
С начала пандемии моя коллекция потрясающих воображение причин для стыда пополнилась знанием, что бывает стыдно испытывать страх. К сожалению, на собственном опыте. Так странно испытывать стыд быть напуганной. Особенно, помня, что я все-таки психолог. Потому что, как психолог, я знаю: страх – это важная эмоция в системе оценки угрозы, в настоящем моменте или будущем. Страх подсказывает в нужный момент удалиться совсем или на достаточное расстояние от чего-то опасного. Обычно, страх – мой помощник и опора в повседневной жизни и работе. Другое дело, что я предпочитаю переживать страх, чем жить в страхе. Но есть версия, что это – тонкости определений. Страх иногда делает незаметными имеющиеся возможности противостоять угрозе, но также подсказывает начать изыскивать ресурсы, чтобы с нею совладать. Еще страх часто указывает мне на то, что для меня важно. Например, страх смерти – оборотная сторона ценности жизни и желания подольше ее жить.
Стыд – тоже важная штука. Это мой встроенный радар уместного и неуместного в ситуации. Есть гипотеза, что стыд – своего рода отвращение к себе, усвоенное от родителей или других значимых взрослых в детстве. Тут я вспоминаю знакомую, которая рассказывала историю про своего отца. Она искала ремень безопасности в его машине и, кажется, не нашла. Но самое главное, что она услышала: “Отвратительно видеть, как некоторые цепляются за жизнь”. И вот я читаю тексты о том, что боятся только глупые и слабые. Что угроза мнимая, придуманная Биллом Гейтсом в содружестве с правительством рептилоидов. Что даже не будть она мнимой, бояться ее недостойно. Что выбирая ценность жизни в противовес ценности свободы мы совершаем ошибку, не достойную человека с большой буквы “Ч”. Я будто оказалась в той машине без ремней безопасноти и с отцом, переживающим отвращение. В общем, так человек может сформировать впечатление, что бояться стыдно. Ну или, по крайней мере, страх свой как-то проявлять. Так стыд блокирует доступ к переживанию или выражению страха. Можно стать бесстрашной. И даже слегка бессмертной в своем воображении. И не слишком ценящей жизнь в реальности.
Я бы хотела встать за кафедру и со всей ответственностью заявить, что бояться не стыдно. Но это будет неправдой. Потому что я взрослая тетя и все еще боюсь болезней, а за это еще и стыдно в последнее время. Потому что лично мне быть увиденной в испуге – стыдно. И я точно знаю, что я не одна такая. Зато я знаю, что если что-то делать стыдно, но зачем-то важно или нужно, то лучше найти подходящую компанию. Потому что стыд – это еще и показатель недостатка поддержки среды. В общем, если вам страшно и стыдно от этого – это нормально. Найдите тех, с кем можно вместе пробояться, отстыдиться и попуститься. Если вы не уверены в друзьях и близких, психологи на эту роль вполне сгодятся. А еще лучше – целая группа.

P.S. Когда я написала своей знакомой, чтобы спросить, можно ли использовать ее историю как метафору в своем тексте, мессенджер почему-то вставил в мою просьбу эту картинку. Мне кажется, она прекрасна, поэтому пусть будет тут. Думаю, каждый может придумать, про что она: про стыд, страх, отвращение или детские удовольсвия, вызывающие у родителей все эти чувства.

Лабиринт эмоций. Приглашение №4


Ничего не ясно. Руки дрожат. Сердце то несется, то замирает. Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. Дыхание прерывается. Мысли скачут. Пот. И совершенно невозможно отвлечься. Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. Что же будет? Что же будет? Что делать? Тум-ту-дум. Тум-ту-дум. “Надо что-то делать!” – требовательный голос где-то внутри пронзительно ноет сиреной оповещения беды.
Когда я училась на психфаке, нам говорили, что тревога – неопредмеченный страх. То есть я боюсь, но сам не знаю чего. Но чем больше я живу со своей тревогой, тем больше в этом сомневаюсь.
Тревога похожа на стволовую клетку эмоций. Есть такие клетки в организме, которые делятся и пристраиваются туда, где нужны новые клетки. То, что вырастет из нее, – зависит от окружающей ткани. В нервной системе, например, вырастет нейрон или глиальная клетка. Так и с тревогой. Она возникает в ситуации неопределенности и призвана помочь нам сориентироваться в окружающем мире и себе. По мере ориентировки она трансформируется в другое состояние. Смотря что будет вокруг, смотря что будет внутри. Не обязательно в страх. Это может быть интерес, вожделение, злость, радость, нежность, стыд… Вообще все, что угодно.
Другое дело, что переживать тревогу мало кто любит. А еще меньше людей любят тревожащихся людей под рукой. Поэтому мы торопимся победить тревогу, пока нас не поторопил кто-нибудь другой. В таком окружении тревоге легко превратиться именно в страх. Потому что внутри есть требование делать, а не дотошно разбираться в ситуации. И страх того, кто требовал этого делания когда-то прежде.
Бывает по-другому? Бывает. Бывает тревога-предвкушение приятного. Там тоже велик соблазн торопиться, но некоторые люди умеют такую тревогу даже посмаковать.
Но самое сердце тревоги, самая ее суть – это что-то живое, из которого совсем не понятно, что вырастет. Когда прогнозы будущего еще не оформлены. И ворох вероятностей впереди.
Раз уж многие эмоции начинаются с тревоги, мы с Ирой решили начать с нее наш цикл “Лабиринт эмоций”. Если интересно, как живет и во что может превращаться ваша тревога, записывайтесь. Встречи по четвергам, 19.00-21.50. С ноября по февраль.
Контакты: Татьяна Лапшина +7(916)718-54-06
Ирина Желанова +7(905)588-48-86
Подробности по ссылке

Лабиринт эмоций

***

между страхом смерти
и страхом рождения
замирая и жаждя
прикосновения
воплощая любовь
довершая творения
в каждом вдохе и выдохе
в том, что между
вибрацией паузы и
движения
проживается жизнь без
воскресения

Фотография из прошлой прогулки по лесу, мысли с завершающей встречи супервизорской группы Нины Соловьевой

Семинар по работе со страхом смерти

Я знаю, как с толком проводить выходные. Поэтому во вторник, который у меня выходной, поиграла в “Страдающее средневековье”, посмотрела “Тайну Коко” и побывала на семинаре по работе со страхом смерти у Ирины Логиновой.
Смерть – странная штука. Вроде как она – неотъемлемая часть жизни. В разные моменты времени каждый человек думает о ней, но говорить про смерть бывает нелегко. Особенно про страх. В этом смысле семинар Ирины оказался удивительным пространством где было легко говорить про страх смерти, про способы его избегать и про способы с ним жить. Легко, правда, не означает отрешенно и без слез.
Говорят, что все мы приходим в этот мир и уходим из него в одиночку. Думаю, это в лучшем случае преувеличение, в худшем случае – вранье, популярное в индивидуалистической культуре. Поэтому легче, когда есть возможность обрабатывать свои контакты с рождением и со смертью в хорошей компании.
Вообще, мне у Ирины всегда нравится. Потому что есть все, что я люблю. Отсылки к исследованиям. Бережный личный опыт. Медитации. И пространство для обсуждения, в том числе для споров. В этот раз, правда, споров не было. В общем, если семинар будет повторяться, рекомендую. В наше неспокойное время весьма полезно для психологов.
А ещё в нашей культуре есть множество способов обживаться со страхом смерти. Игры и кино, в том числе. Вроде специально не подбирала себе репертуар на вторник, но, видимо, бессознательно так вышло.

Все собираюсь продолжить писать про ресурсы и способности, но вечно отвлекаюсь на экзистенциальные данности. Они переплетаются и заставляют то чувствовать, то думать. Последние дни думаю вот эту мысль

P.S. Картинка Ольшанского кладбища в Праге

Будущее настоящего и настоящее будущего


Денис Хломов поделился ссылкой на подборку фото. http://www.g8ozd.ru/katastroficheskie-photo/?ref=fb За секунду до катастрофы. Думаю, таких подборок в сети очень много.
Как раз сегодня говорили со студентами о предвосхищающей функции психики, прогнозировании и пр. И вот яркая иллюстрация. Фото. С рациональной точки зрения на нем все ок. Не ясно, монтаж это или реальная картинка. Не ясно, попадет ли вся эта вода, на девушку или та увернется. А может быть ей даже понравится. Но телесная реакция, которая может развиться в эмоцию, специфическую. У меня, например, перехватило дыхание и я чуть-чуть замерла, напрягшись всем телом. Будто готовлюсь сама эту воду принять, причем почему-то точно знаю, что вода ледяная. Я так реагирую в составе страха. Особенно в ответ на неожиданную пугающую ситуацию. А у вас как?

Кстати, рационализировать мне не помогает. Зато эмоциональная реакция сильно снижается, когда я начинаю разглядывать, как красиво переливается свет на спине. А какие способы, чтобы вернуться в настоящий момент и не быть захваченными эмоциями, используете вы?

Быть и любить. Трехдневная телесная психологическая группа

Это я и Тихон Паскаль, гештальт-терапевт из Санкт-Петербурга. 6-8 октября мы проведем в Москве трехдневную телесную группу об отношениях и интимности. В ней будет много про то, как мы включаемся в отношения с нашим партнером телесно, как тянемся к другому и как отодвигаемся.
Я долго думала, как написать об этой группе и кого позвать. Понимаю, что зову смелых людей. Эстес писала, что “любить – значит остаться, когда все в тебе кричит: «Беги!»”. Я долго спорила с этой цитатой, но понимаю, что в ней огромная доля правды. Потому что едва ли кому-то удается дожить до зрелых лет, не обжегшись в отношениях. Не пережив потери, разочарование или предательства. И чтобы снова открыться кому-то, приходится переступить через старательно выстроенные мозгом предсказания: “Не ходи! Даже если тебе там будет хорошо, все равно многое будет не так, а потом будет очень плохо”. Но еще больше смелости требуется, чтобы оставаться чувствительным и чувствующим в продолжительных отношениях.
Но удивительное дело, что все эти страхи и сомнения про то, как быть в паре, возникают у меня наедине с собой. Пока мы с Тихоном придумывали описание группы и программу, все эти мысли просто не приходили в голову. Наверное, так и бывает: часто отношения – это то, куда страшно заглядывать, но если уж заглянуть и осмотреться, оказывается очень даже ничего. Да и бояться вместе веселее. А официальное описание все-таки прикладываю: Continue reading