Tag Archives: записки терапевтируемого

Про уютную жизнь

Иногда мне кажется, что моя жизнь ютится в промежутках между клиентами, дорогой до работы и обратно, супервизией и личной терапией, бытовыми делами по дому, уходом за котом, заботой о себе и о муже. И её – жизни, не заботы – мучительно мало.
Это правда, но лишь отчасти. Потому что все перечисленное, включая промежутки, моя жизнь и есть. Переживание этого называется ответственность. Оно помогает строить свою жизнь так, как хочется.

Фото про уютившуюся в па между юбкой и носочками, между ловцами снов и мозаикой из битой плитки. Очень мне нравится. Благодарности за него [info]rouxardent

Про нет

В популярной психологии часто говорят о способности человека говорить “нет”. Забывая о симметричном навыке слышать и принимать “нет”. Одно если и работает без другого, то очень кривенько.

P.S. распознавать свои потребности и просить помощи в удовлетворении тоже становится проще, когда чужое “нет” переносимо, понятно и принимаемо

Инсайт

У всех весна, а у меня осознавание. Бывает парад планет, а у меня парад постов и запросов. А в результате к утру четверга я поняла, зачем на самом деле занимаюсь психотерапией. И почему моя практика такая, какая есть. Никогда такого не было и вот опять.
События юности в очередной раз легли в понятный узор калейдоскопа. Вместе с вау-эффектом пришла мучительная неловкость: жить свою жизнь пятнадцать лет и не замечать, как пытаюсь переработать горе-горькое далёкой давности. Что пытаюсь изменить ситуацию, которую я не могу изменить.
Есть у меня теория, что профессиональный путь многих психологов и психотерапевтов начинается с важного человека , которому было невозможно помочь. Потому что нельзя помочь тому, кто не просит о помощи. А если даже просит, то помочь можно только в том, что человек уже делает.
Я долгое время считала что такой человек для меня – это я сама. Отчасти это правда. Но не до конца. Пора признать, что человек, с которым мне так хотелось быть рядом и кому хотелось помочь, давным давно мертв. Он убил себя нелепо, жестоко, в одиночестве. И этого не изменить ни для него, ни для меня. Ни нелепости, ни жестокости, ни одиночества, ни смерти.
Сейчас мне даже толком не вспомнить, каким он был. Потому что то, как мы могли общаться тогда, не создавало надежного образа друг друга. Каждый пытался кем-то быть изо всех сил. Вот и я после его смерти сначала старалась быть мягким преподавателем, чтобы не ранить таких, как он . Потом уходя в частную практику, я спорила с миром, что такое возможно: талантливые, красивые люди, которых все любят, кончают с собой.
Теперь с осознаванием этой связи, работа потеряла смысл. То есть смысл остался, но не слишком личный.
Остаюсь в профессии – в конце концов, не самая нелепая история профессионального пути. Теперь буду делать работу лучше, чище и более осознанно. Впереди две недели отпуска. Надеюсь за них переварить внезапно обнаруженное. Прибраться в чертогах разума и эмоционально перезагрузиться. Пустыня, небо и море мне в помощь.
Картинка просто так

Про горевание

Хорошо жить по Кюблер-Росс. Если потеря, то четкие пять стадий. И злость преодолеет отрицание, депрессия смягчит торги и приведет к принятию. А у живых – дезориентация, блуждания. Даже не по спирали. И каждое прощание – как тонкая дорожка между отрицаниями: что дорог и что был. Сейчас лишь в памяти.

Закрываю тооолстый блокнот

Мне иногда задают вопрос: что ты там пишешь? Студенты и учителя, клиенты и терапевт.
Я частенько пишу и рисую, когда работаю. Это слепок настроения и выхватываемой информации и ключ памяти. Обычно, карандашом. Как и стихи. Если все идёт хорошо, форма сложится под ситуацию. Mindmap. Рисунки – #gestaltdoodles. Долгие конспекты. Классические две колонки: клиент/терапевт и влезающий бабл “где же ты, супервизор?!”. Иногда побеждает рутина и страницы тетради становятся скучными и с трудом дифференцируемыми.
Вот, прощаюсь с ежедневником, который служил мне рабочим блокнотом 2 года. С нелепым Тоторо. Таким, как его видят китайцы. Он не был идеальным. В нем линеечки и даты, а я люблю без них. Зато на резинке и с кармашком под всякие всячины. В кармашке всякое, например, эта записка с одной из групп, на которой мы соревновались в guilty pleasures.
Кажется, два года назад я была свободнее и рутины было меньше. Интересно, как выйдет с новой тетрадью.

Continue reading

Опыт – неминуемое следствие жизни. Важным этапом его усвоения является понимание, хочу я такой опыт повторять или нет. Этот этап проходит существенно проще, если допустить мысль, что нелюбой опыт одинаково полезен. Стремление неминуемо извлекать из любого опыта пользу чревато замкнутым циклом прогулок по граблям.