Tag Archives: записки терапевтируемого

Про носок с дыркой

В предновогодние дни так хочется наконец победить несовершенство и уродство. Наполнить мир благостью и красотой. Хаос и ветхость отступают, сдают позиции новому и красивому. Выкидываю некогда любимые вещи, которым нет больше места в жизни. Их место занимают лампочки на окнах и новые красивые книжки. Кучки вещей не на своем месте переползают в шкафы на отведенные им полки. Кабинет и квартира облагораживаются. Даже последняя коробка хлама после переезда рискует быть разобранной до Нового года.
Хочется красиво одеваться. Вчера надела на группу все новое в цветах марсалы – узнала в ЖЖ новое название цвета. Шерстяную юбочку, водолазку, любимую подвеску из армянского путешествия этого года. Теплые колготки идеального меланжево-винного цвета натянула на пальчики со свежим педикюром. Всунула ножки в новые сапожки на каблуке, которые купила прошлой весной и так и не случилось их надеть в сезон. И… порвала колготки. Аккурат новым педикюром протерла в районе большого пальца насквозь. Весь понедельник сидела на группе и смирялась с расползающийся дыркой. С утра сегодня зашила и, чтобы не мучиться так больше, подстраховалась – надела поверх колготок носки с бордово-черную полосочку. И что бы вы думали – дырка снова там?! Теперь на носке. А на сапожки кто-то наступил в метро и на них теперь отвратительный белесый след, который только смыть, а губкой или щеткой не вытереть.
Очень хочется чтобы в праздники побеждали красота и совершенство. Но это невозможно, увы. Живу, как получается.

“Что-то с ним впорядке”

В беседе клиентка обронила прикольную фразу: “Что-то с ним впорядке”. Эта фраза настолько непривычна, что кажется, будто звучит не по-русски. С ее задумчиво-растерянной интонацией я ожидала услышать что-то совсем другое. Например: “Что-то с ним не так…” .
Сколько раз, увидев растерянность на лице другого, услышав заминку в ответе на вопрос “Как тебе со мной?”, я ожидала что мне скажут: “С тобою точно что-то не так”, – и продолжат вглядываться, в поискат некоего изъяна. С вами такое бывает?
Как бы было здорово, если бы у меня было больше опыта поиска во мне достоинств и умений. Чтобы я могла представить себе, будто собеседник задумался: “Она клевая! Интересно в чем именно?”. “Что-то с нею в порядке, никак не пойму что!” – и вглядывается так заинтересованно-дружелюбно.
В общем, опыта пока нет. Думаю, почаще, взглянув на себя со стороны, задаваться новым вопросом и удивляться: “С тобою явно что-то в порядке!”

В общем, и с вами тоже что-то в порядке. Но вот, что?

Про комикаки

Сегодня в Москве продолжается дивная солнечная осенняя погода, а у меня были выходные, поэтому не менее солнечное настроение. Решила поделиться любимым. Мужем делиться не буду – жадно. Поделюсь любимым художником и гуру юмора.

Кирилл Анастасин. В инстаграме @innubis. Рисует смешные комиксы на повседневные злободневные и зубодробительные темы. Особенно про будни трудоголиков, прокрастинаторов и художников. Это выходит весело, поэтому вдохновляюще. При этом как-то легко и почти беззлобно. Редкий дар – мне, например, не превратить милую шутку в едкий сарказм не всегда удается.

У него много котиков, но больше всего мне нравятся серии с восточным мудрецом и из кабинета психотерапевта. Недавно появился тег #доккомикаки, но им пока мало оттегано, поэтому лучше листать целиком инстаграм @innubis. А это последняя подборка про дока. Наслаждайтесь.

P.S. Зря, конечно, пиарю. Сейчас половина потенциальных клиентов о картинки вылечатся. Ну и на здоровье 😀

Пост сепарационной тревоги и ностальгии

Пока я пишу работы по третьей ступени МГИ, снова и снова возвращаюсь к вопросу, как так вышло, что я стала именно психологом. Общаясь с коллегами, обсуждая работу с супервизантами, выдерживая атаку недовольных клиентов, я слышу их сомнения. Работает ли немедикаментозная психотерапия? А если и работает, то стоит ли посвящать время этому занятию? Является ли психология наукой? А если является, то стоит ли…?
А я не сомневаюсь. Я умею сомневаться. Я сомневаюсь постоянно и во многом. Практически в каждой своей мысли и действии, иногда мучительно долго и впадаю от этого в бездействие. Сомневаюсь в своем мировоззрении. Постоянно ставлю под вопрос ценности и смыслы. Но в психологии и разговорной психотерапии я не сомневаюсь. Будто бы это настолько часть меня, что нелепо сомневаться.
Раньше это я связывала отсутствие сомнений с ужасом при мысли о том, чем бы мне еще заняться. Но, когда я думаю о том, кем еще и насколько успешно работала, я понимаю, что не пропаду и ужас проходит. А уверенность остается.
А тут я навещала родителей и поняла себя чуть лучше. На фото магнитола из 90ых. В ней есть радио, штука для проигрывания кассет и даже для записи. Мощная вещь для своих времен. Ужасно неэкономная! Чтобы она поиграла пару часов без сети, нужно было 5 батареек-бочонков. Но к счастью, она играла от сети. Стояла передо мной, когда я делала уроки, вела дневник, занималась какими-то детскими делами. Красная, с серебристыми кнопочками. С контринтуитивными китайскими обозначениями плея и реверса. Когда-то на передней дверке еще была наклейка с красивой желтой и розовой полосой. Иногда в том, старом виде, эта магнитола мне снится. Когда мне становится одиноково и кажется, что в мире никого не осталось. Пока музыка играет, пока звучит чей-то голос, я уверена, что я не одна и я существую. Такое вот лекарство от сепарационной тревоги. У меня есть надежда на контакт и встречу. И этим мне нравится гештальт-терапия. При неминуемости экзистенциальной данности одиночества, она позволяет встретиться. На мгновение. Почувствовать кончиками пальцев теплую кожу другого, как границу: здесь мое одиночество, а там – твое. И если существует там, то я не одна и ты не один. Разве можно сомневаться, в том что я буду этим заниматься так или иначе? Даже если практика остановится, если я совсем уйду из науки и преподавания, прикосновение – форма человеческой жизни.
В общем, этот трогательный кусок в зачетную работу не войдет, а то она и так дюже здоровая. Пусть будет тут. И фото магнитолы. Я забрала ее себе, благо ретро и красный цвет – ну очень нужно моей кухне 😀 В последнем посте инстаграма есть еще и видео – она до сих пор играет. Правда, на кассете уже звук плывет.

Continue reading

Право на (не)красоту

Усталая женщина в странной одежде на этой фотографии – я. Тут неудачный ракурс, в котором заметно то, что неизбежно с моей формой шеи и лица. Чуть меньше года назад мы с совсем нетолстым Егором обнаружили на свадебных фотографиях двойные подбородки. “Мы же жабы?!” – воскликнули мы и решили, что нашли наше тотемное животное. Заодно признали нашу скупость как данность. Еще на этом фото я в моей любимой одежде, которую достала из шкафа, чтобы добрести до магазина и обратно с сумкой на колесиках. Афгани вышли из моды, толстовка плохо сочетается с жилеткой, сумки нет в кадре, но она – красная. В общем, это мог бы быть пост про любовь к себе вопреки всему, но это не он. Это пост про (не)красоту.
Вчера я процитировала пост про бодипозитив и подруга написала мне в личку: “Как ты можешь читать бодипозитивные блоги, они же разрушают красоту?!” Вообще, я много чего разрушительного могу читать, но не думаю, что бодипозитив угрожает красоте. С того момента, как у человечества появилась культура, есть стандарты красоты и они меняются от эпохи к эпохе. Как только у нас появляется повод выбрать партнера/ку, мы выбираем в том числе посимпатичнее из собственного чутья красоты. Сколько-то в этом социума, сколько-то биологии. И ни тому, ни другому бодипозитив не угрожает. Бодипозитив мягко, как усталая женщина на фото, подталкивает к мысли: “У людей есть право быть некрасивыми. И больше – не стремиться к красоте”. Если вы вдруг некрасивы, это означает, что вы некрасивы. И все. Это ничего не говорит о ваших интеллектуальных способностях, чертах характера, положении в обществе (по крайней мере на данном витке истории) и пр. Вам может нравиться или не нравиться быть некрасивой/ым. Но вообще, это нормально, если вам вдруг в себе что-то не нравится. У вас есть право менять это или не менять. Меняете или нет – лишь галочка в списке приоритетов.
Когда я пишу “быть красивым/ой”, я имею в виду соответствие чьим-то эстетическим стандартам: общественным или индивидуальным. Но еще я понимаю, что поимио очевидного в словах “быть красивой/ым” для каждого кроется свой смысл. То, что обещает красота. Восхищенные взгляды, чувство собственного превосходства, свободу от самоупреков, большее количество доступных сексуальных партнеров, у женщин часто принятие/признание женственности и принадлежность к женской элите, право быть любимой. В моей картине мира красота дает надежду на любовь, которая не иссякнет. Если я буду красивой – меня невозможно будет не (по)любить. Ну вот, все равно получилось про любовь. Обещание наивное, вряд ли соответствующее действительности. Да и без любви всех и всегда я могу обойтись. Теперь могу.
В общем, ответ на вопрос “зачем красота?” – позволяет многое про себя понять и изрядное количество усилий сэкономить.

Когда я была маленькой,

я мечтала стать драконом, который был бы большим, сильным и мудрым. А еще я мечтала стать взрослой, потому что взрослые ходят на работу и занимаются совершенно мне, девочке, недоступными делами. В общем, я выросла. У меня есть интересная работа, которую я люблю. И еще целый ворох дел с этим связанных и не связанных. И тут я обнаружила, что все это требует сил не меньше, чем бывает у дракона. А, может, даже больше. Иногда я даже выгляжу после работы, как дракон на этой картинке: усталая, лежачая и с потрепаными крылышками (благодарности за образ – Ольге Лови). Как с этим быть? Где брать драконовские силы? И причем тут взрослость? В общем, можем взять в нашу с Ирой Желановой группу “Для тех, кому трудно” еще одного усталого кого-нибудь. Завтра с 19 до 22 последний шанс присоединиться. Осталось последнее место.
Если заинтересовались, пишите в whatsup или telegram на +79167185406

Про родителей и любовь

Вчера православные христиане отмечали праздник в честь святых Веры, Надежды, Любови и их мамы Софии. Поэтому думала про чувства, про любовь и про родителей.

Чем старше становлюсь, тем больше через морщины проступают самые яркие из проявляемых эмоций моих родителей. Иногда на случайном фото можно подглядеть, как эти морщины закладываются. Слева фирменные вертикальные две складки на лбу от мамы: то ли хмурится-тревожится, то ли скрывает отвращение, то ли подозревает что-то. Справа фирменное наморщивание лба моих папы и дяди, сопровождается раздвиганием ноздрей. Дед тоже так делал, когда раздражался или возмущался. Если через расширенные ноздри воздух ходит с шумом – дело швах и лучше ретироваться или прекратить споры. Видимо, это фирменное мужское от лапшиных. Поэтому морщины у меня на лбу и продольные, и поперечные. Наверное, если бы я была антропологом, как героиня сериала Bones, я бы обнаруживала свои сходства с родителями в строении черепа. Но я психолог – поэтому отмечаю мимику, позы, движения, образ мышления, мировоззрение, ценности. Думаю, отпечаток родителей на всем этом есть, не меньше, чем в костях. Дети удивительно быстро впитывают родительские модели поведения. Но каждый раз, глядя в зеркало, странно обнаруживать этот отпечаток, когда я совсем отдельный взрослый человек. Но почему именно эти выражения?
Думаю, одной из важных штук в эмоциях и жизни, которой научили меня мои родители – это тому, как любить. Через беспокойство; раздражение от страха, когда что-то угрожает любимому; через пристальный и чуть брезгливый досмотр, когда есть подозрения, что я болею; через стремление сделать лучше, чем я есть сама; через превозмочь себя во имя отношений; и через напоить-накормить, конечно. Когда я вдруг обнаруживаю себя любящей, мозг прежде всего подсовывает эти варианты действий и выражения любви и заботы. Поэтому, чем больше в моей жизни любви, тем больше беспокойства, страха, раздражения, брезгливости, требовательности и кулинарной активности. Пишу и начинаю сочувствовать моим любимым во всем, кроме диеты. Надеюсь, что глядя на это лицо и его складки, они, как и я, смогут обнаружить любовь и нежность, которые за всеми вторичными чувствами скрываются. И ищу, как любить по-другому. Это чертовски сложно – развивать альтернативные способы действий, скажу я вам, но проще, чем менять форму костей. Вот, например, на фотографии слева сведение и приподнимание бровей – вроде бы мое фирменное. Выражение концентрации и муки, иногда сомнения в чем-то или ком-то и сопряженной с этим муки. Тоже так себе выражение для любви, но я продолжаю учиться.
Пока смотрю на фото, какие есть, узнаю на них мимику папы с мамой, и люблю. Такие дела.

update: так увлеклась постом, что забыла, что пишу ее для анонса группы про любовь
https://www.b17.ru/trainings/belove/

Как мы читаем?

Сегодня мы уже не только то, что мы едим. Но ещё и то, что читаем, смотрим, слушаем. При чем не только, что, но и как. Жадно заглатываем без разбора или медленно вникаем, разжевываем и перевариваемой? Хватаем что-то поинтереснее или прислушивается к тому, чего хочется, и подбираем то, что удовлетворит наш интерес? Способны ли мы критиковать поступающую информацию или соглашаемся со всем? Или наоборот, критикуем и ни с чем до конца не соглашаемся? Насколько мы можем переключаться между этими способами осознанно?

***
Многие современные книги по облегчению жизни, развитию творчества, личностному росту и пр. повышению эффективности наводят на мысли о рынке неврозов. “Продай свой синдром подороже”. Волшебные уборки, одержимые фитнессняши, биохакеры настоящего и будущего… .
Последние несколько недель читала много про биохакинг и замечала, насколько эти идеи заразительны. Само по себе – это не плохо. Любой симптом – когда-то был эффективной адаптацией конкретного человека к определенным условиям. Здорово, если что-то из чужих адаптаций сможет прижиться. Сложности возникают тогда, когда этот способ перестает меняться, а жизненная ситуация продолжает это делать с завидной регулярностью. А ещё когда он вообще не подходит к ситуации, потому что я в другой стартовой ситуации, нежели автор синдрома. И тогда мы возвращаемся к пункту первому, как обращаться с чужими идеями.

***
Подумала еще, и поняла, что иногда заразительность идей все-таки не настолько полезна, насколько вредна. Одна клиентка сравнила часть книг по саморазвитию с пикапом: сначала повысить уязвимость и восприимчивость жертвы (понизив самооценку, в основном) затем предложить заплатку уязвимости (но для меня ты особенная). Сначала вам объясняют, как у вас все плохо. Насколько вы на самом деле неэффективны, замкнуты, чувствительны и пр. Дальше потрясающий воображение ход: вы исключительны, благодаря этой сложности, но вы не одни – с этим все сталкиваются. А затем – voilà – способ все исправить. Вы, конечно, взрослый человек, можете этим способом не пользоваться, но попробуйте, хуже то не будет.
Так вот, способ может не сработать, а уязвимость (в плохом смысле этого слова), обостряется.
В общем, фильтруйте книжный пикап.

Базовые принципы, облегчающие переживание эмоций

Существует распространенное мнение, что гештальт-терапевты все время работают с эмоциями и постоянно задают вопрос: “что ты чувствуешь?” или “как тебе это?” Гештальт-терапевты работают с целиковыми людьми и, обычно, спрашивают про то, что человек хуже замечает. В нашей культуре худо-бедно принято замечать мысли, воспоминания, воображение, действия и даже их мотивы. С эмоциями сложнее, поэтому про них действительно часто спрашивают. И я спрашиваю. Клиенты сопротивляются. Это привычно в нашей культуре.
Почему люди часто не желают замечать эмоции? Потому что это непредсказуемая неуправляемая фигня, которая может захватить сильно и надолго. Эмоции, в отличие от мыслей и действий, меньше подвержены сознательному контролю. А вот мера их предсказуемости зависит от эмоционального опыта. Чем больше я наблюдаю свои эмоциональные реакции, тем больше я про них знаю и менее непредсказуемыми они мне кажутся. Спокойно проживать эмоции мне помогают 5 принципов, которые я почерпнула из умных книг, опыта личной терапии, песен Битлз и лекций Льва и Ольги Черняевых.

1. Каждая эмоция проходит. Рано или поздно. Если ее не подавлять и не поддерживать. За одной эмоцией приходит другая.
2. Эмоции сами по себе не убивают. Если их не подавлять и не поддерживать.
3. Эмоции – не мысли. Мысли – не эмоции. Мысли могут длиться сколько угодно долго и снова и снова вызывать эмоции. Эмоции делают людей склонными мыслить определенным образом. Но см. п. 1.
4. Эмоции – не действия. Действия – не эмоции. Совершая определенные действия, люди могут переживать определенные эмоции. Но см. п.1. Эмоции делают людей склонными действовать определенным образом, а у действий есть последствия. Иногда летальные. См. п. 2.
5. Сами по себе эмоции не плохие и не хорошие. Зато люди склонны называть “хорошим” то, что продлевает приятные или привычные эмоции, а “плохим” то, что этому мешает и вызывает неприятные или непривычные эмоции.
А дальше сэр Пол

Continue reading