Tag Archives: последняя страница

“Плод познания” Лив Стрёмквист


Если верить в христианский миф, то с каждой женщиной это рано или поздно случается. Она вкушает плод познания и вводит в искушение супруга. Хотя тут не понятно, кто кого и кто первый. В общем, в канун 8 марта супруг говорит: “Хочу подарить тебе на 8 марта книжку про феминизм. Какую ты хочешь?” Я так обрадовалась, что написала об этом в фейсбуке. Реакция аудитории была дивная. Часть подспичиков решила пошутить (то ли от завясти, то ли от непереносимого давления праздника, то ли просто так). Другая – поругаться. А еще были те, кто насоветовал дивных книжек. Я их внесла в to_read_list, потихоньку добываю и читаю. Для начала я сфокусировалась на том, что касается телесности и сексуальности – заодно это вписывается в подготовку по спецкурсу, который я прохожу. И для большего удовольствия начала я с комиксов!
Лив Стрёмквист – активистка, автор комиксов, пьес и различных культурных исследований. “Плод познания” – книжка про женские половые органы и связанные с ними стыд, вину, страх и неловкость. Автор рассматривает историю отношения ученых мужей и жен к вульве, клитору, оргазму и менструации. И читая это все, я диву давалось: насколько же легко приживаются в наших головах предрассудки, подменяют критичность и лишают любопытства, которое могло бы от предрассудков защитить. Например, странные вопросы: Почему в рекламе прокладок синяя жидкость подменяет красные выделения? Почему половый член и тестикулы рисуют на заборах, а вульву – очень редко? Как давно в науке заметили, что мужчины и женщины различаются в половом вопросе? Почему мужчины при помощи пластической хирургии и прочих средств стремятся увеличить член, а женщины – уменьшить половые губы? Ответы на многие из этих вопросов могут звучать, как теории заговоров. Но от этого не менее важно их задавать.
Издание прекрасное. С цветными и черно-белыми иллюстрациями. Удобной обложкой с клапанами-закладками. Увы, рейтинг поставили 18+. В 18+ может быть интересно таким дремучим или любопытным, как я. А вообще пораньше бы такое читать. Хотя хочется надеяться, что через пару поколений книга будет иметь только историческую ценность, а описанные в ней варианты самоотчуждения женского тела канут в Лету.

“Погребенный великан” Кадзуо Исигуро

Долго думала, в какой из блогов пристроить этот отзыв. Слишком уж психологичным он получился. Поэтому пусть здесь будет ссылка на неформальный блог. Книжка-состояние. Попробовать на вкус, знакомо и мило ли вам состояние конфлюенции и травматической диссоциации.

“Погребенный великан” Кадзуо Исигуро

Фанни Бритт, Изабель Арсено “Луи среди призраков”

Большая книжка с картинками. Про то, как мир становится призрачным, когда ты взрослеешь, а папа пьет. Про первую любовь, настоящую дружбу и чуть-чуть про енота. Если в “Джейн, лисе и я” была слоновалительная доза надежды, то тут ее нет и грамма. Что очень честно в истории про зависимость. И, конечно, иллюстрации Изабель Арсено, со всеми ее выразительными средствами, игрой формой, цветом, размером кадра. С капелькой воображения превращается в голове в настоящий мультик. Очень хороший мультик.
Тут есть возможность полистать книгу онлайн. Continue reading

Лиза Фельдман Барретт “Как рождаются эмоции”

Это необычная запись в рубрике “Последняя страница“, потому что эту книгу я читала 2,5 раза. Один раз на английском, второй раз параллельно на русском, внося научные правки. Теперь книжка вышла и я, с удовольствием, перечитываю то, что получилось. Сейчас на сайте МИФа скидка, в том числе на всякий научпоп, поэтому я решила поделиться впечатлениями.
Какое-то время назад я зареклась работать с текстами, определив для себя, что сейчас не достаточно усидчива. Но тут Ксюша Пахорукова рекомендовала меня как человека, разбирающегося в психофизиологии, издательству, книжки которого я очень люблю. Выяснилось, что им был нужен научный редактор для книги, которая стояла у меня в ближайших заказах с Амазона, поэтому я не смогла отказаться. И не жалею.
Почему я так хотела ее прочитать? С первого курса МГУ я была очарована эмоциональными явлениями. Настолько, что все 8 лет посвятила их изучению. Мне долго не давал покоя один парадокс. Эмоции – это та часть психики, где тело и душа переплетены особенно тесно. Нет эмоций без телесных изменений, причем, потенциально заметных субъекту. Но при этом толпы ученых ищут соответствие эмоциям в разных структурах мозга, мозговых волнах, кровотоке и не находят. То есть находят, но все время разные. Чем больше исследований – тем больше противоречий. Как так? Я думала, что дело в статистике и математическом аппарате. А что если исходные посылки были не верны? Сама задача поставлена неверно? Что если нет никакой прямой связи между работой нервной системы и переживаемыми, выражаемыми и считываемыми эмоциями? И как тогда? Я сломала свою голову об этот вопрос и ушла из науки в практики осознавания эмоций и гештальт-терапию как форму прикладной психофизиологии.
Книга “Как рождаются эмоции” содержит потенциальные ответы, на мучившие меня вопросы, описывая основные положения и первые экспериментальные свидетельства в пользу теории конструирования эмоций: “В каждый момент бодрствования ваш мозг использует прошлый опыт, организованный в виде понятий, чтобы руководить вашими действиями и приписывать значение вашим ощущениям. Когда затронутые понятия являются понятиями эмоций, ваш мозг конструирует случаи явления эмоции”. Эмоции – результат, с одной стороны, приспособительных изменений биохимии в организме, а с другой стороны – самовосприятия, описания, категоризации состояния организма головным мозгом. Изменения в организме могут быть сколько угодно похожи (как симптомы гриппа с дрожью в коленках, потливостью и бабочками в животе, могут быть похожи на первые моменты влюбленности), но в разных ситуациях они интерпретируются и называются разными словами, что в свою очередь влияет на состояние и ситуацию, через наши действия. Нет специфических эмоциональных зон в мозге. Есть центры, которые распределяют телесные ресурсы, готовя нас к определенному поведению; есть центры, которые предсказывают, какое поведение будет адаптивно; есть центры, которые категоризуют явления окружающего и внутреннего мира. Совместная работа всех этих центров дает многообразие нашего внутреннего мира.
На этом моменте все не заинтересованные в решении психофизиологической проблемы люди могли бы выкинуть захлопнуть книжку и выкинуть прочитанное из головы, если бы устройство эмоций и наших представлений о них не определяло настолько нашу реальность: то, как мы воспринимаем человека; какие решения выносим в суде (и судья, и присяжные); как строим отношения; как заботимся о здоровье; как воспитываем детей, себя и друг друга. Поэтому чистой теории и исследованиям посвящены первые шесть глав книги. Дальше автор рассказывает о том, как новое представление об эмоциях может изменить мир к лучшему. И самое интересное – как изменить свою жизнь, здоровье, психическое и физическое к лучшему, благодаря этой теории. И вот тут начинается самое интересное. Оказалось, многое, что предлагает делать Лиза, я уже делаю с собой и клиентами благодаря гештальт-практике. Вообще, удивительно, насколько хорошо эта теория сочетается с циклом опыта – одним из важных понятий гештальт-терапии. Поэтому могу рекомендовать как вариант современной физиологической теории, обосновывающей наши интервенции, особенно в поддержке преконтакта и контактирования.

Ссылка на книжку на сайте издательства
https://www.mann-ivanov-ferber.ru/books/kak-rozhdayutsya-emoczii/
Другие последние страницы
https://goo.gl/photos/soti8KmM31Y56nXm8

Майк Викинг “Hygge. Секрет датского счастья”

Я вернулась. И даже в отпуске умудрялась читать прочти профессиональную литературу.
Самое нелепое из занятий, которые почему-то развлекали меня на Мартинике, – чтение книжки про хюггё. Хюггё, насколько я поняла, – это такой датский бренд состояния и кучи атрибутов, его вызывающих и поддерживающих. Хюггё предполагает создание атмосферы уюта, присутствия и сопричастности в душе и доме (но иногда и на природе), в то время как вокруг – суровая скандинавская действительность. Потому что какая у меня сейчас вокруг суровая действительность ? Ужасная погода. Каждый день форекастер показывает грозу и дождь. И этот самый дождь спускается с горы к морю и поливает нас будто из ведра. Ну вот солнце ещё очень яркое и иногда обжигает. Я конечно пытаюсь нафантазировать себе ужасов в лесах вдоль дороги до пляжа в стиле Катачана и боюсь сделать шаг с тропинки, но все равно сознаю иллюзорность всех ужасов. Да и счастье тут льется рекой, пропитанное солнцем, морем и запахом кокоса. Не до хюггё, казалось бы.
Сам по себе факт, что где-то есть человек с фамилией “Викинг”, который исследует счастье, – прекрасен. Суровое викингское счастье, состоящее в свечах, хорошей компании и печеньках, подкупает. Но самое важное – между строк. Особая связность и присутствие как противовес любым формам отчуждённости. Свечками, вкусняшка и тёплыми носками тут не обойдешься.
В общем, большую часть времени я ищу местное хюгге. То есть про местное я ничего не знаю. Могу только собственное конструировать. Список хюггёвых опций в Сант-Ане: Continue reading

“Джейн, лиса и я” Фанни Бритт, Изабель Арсено

Давно прочитала книгу, захотела о ней рассказать, но никак не могла – слишком трогательными были первые впечатления. Continue reading

Майкл Кан “Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения

Несмотря на то, что читаю эту книгу уже года три, она оказалась очень приятной. Автор на пальцах объясняет, почему так важны отношения психотерапевта и клиента, а также описывает базовые концепции этих отношений у Зигмунда Фрейда, Карла Роджерса, Мертона Гилла и Хайнца Когута. “Ещё одна характеристика выделяет этих авторов: они удивительно отважны, – пишет Кан. – В консультативном кабинете есть много возможносетй “спрятаться”; на пртяжении многих лет терапевты могут работать, даже не пытаться узнать о чувствах клиентов к ним или о том, что они сказали. Терапевты, взгляды которых мы изучали, делали все возможное, чтобы овладеть этим пониманием. Естественно, в случае Гилла и Когута, они искали понимание, считая, что в этом кабинете не может произойти ничего более важного”. Continue reading

Екатерина Михайлова “Психолог для невидимки. Чистосердечные признания”

photo_2016-11-16_23-26-15_tnБлагодарю Машу [info]elka55 Корнилову за подарок. “Психолог для невидимки” – уникальная возможность подглядеть за работой психолога, отвечающего на письма в редакцию. С поправкой на то, что журнал все-таки Psychologies, а психолог – Екатерина Львовна Михайлова. Просто, по-человечески, почти что без специальных терминов. При этом мне было интересно как психологу наблюдать за ходом мысли автора, уложенным в метафору призрачного собеседника для писем написанных вникуда. Потому что я пока, а может быть и никогда не решусь на настолько открытую и при том спорную с точки зрения профессиональной эффективности работу. В книге есть классификация обращений, попытка выделить особенности мужских и женских писем, бесценные наблюдения о стиле писем и другие полевые заметки. Уникальный разговор автора самой с собой в поисках целей и смысла того, что происходит на страницах журнала. Но самое ценное, ИМХО, это письма непридуманных людей (ну или придуманных, но только ими самими), проводником для которых выступает Екатерина Львовна.
Другие последние страницы

Хок Р. “40 исследований, которые потрясли психологию”

Книга "40 исследований, которые потрясли психологию" Роджер Р. Хок - купить на OZON.ru книгу Forty Studies that Changed Psychology: Explorations Into the History of Psychological Research 40 исследований, которые потрясли психологию с доставкой по почте | 978-5-93878-713-1 Книга "40 исследований, которые потрясли психологию" Роджер Р. Хок – купить на OZON.ru книгу Forty Studies that Changed Psychology: Explorations Into the History of Psychological Research 40 исследований, которые потрясли психологию с доставкой по почте | 978-5-93878-713-1

Современный человек ищет быстрых и эффективных решений, четко скомпанованной и интенсивно сжатой информации. Работа Хока – ответ на этот запрос, не самый худший из возможных.
10 глав по 4 исследования в каждом. С описанием проблемы, истоков интереса исследователей, процедуры исследования, результатов и выводов, а также обсуждение их значения в контексте дальнейшего развития психологии и современных данных (до 1992-2005 гг). Особое внимание уделяется этике. Главным достоинством этой книги для меня стала неоднозначность. При всей ориентированности на простую подачу инфомрации, Хок оставляет читателю возможность самому принимать решение о том, насколько надежен полученный результат, насколько этично себя вели экспериментаторы и какая от всего этого польза. И подбрасывает для размышления ссылки на первоисточники. Большинство из них открыты, поэтому, заинтересовавшись, можно придаться страстному блужданию по статьям, касающимся какой-нибудь из затронутых тем.
Синопсис обещает волнение первооткрывателей от посещения творческих лабораторий великих психологов. Хотя, на мой вкус, получившийся текст суховат. Как и любой текст от третьего лица в отношении работы психологов. Но я здесь плохой оценщик, так как ни одно из приведенных исследований для меня не было новым. Все-таки классика.
Перевод, очевидно, в разных главах разный. И не всегда соответствует общепринятом в академической психологии. Что ни хорошо, ни плохо – так как иногда общепринятый вариант не лучший. Но неподготовленный читатель может растеряться, когда один и тот же феномен на протяжении 14 страниц называется то рассеянием ответственности, то диффузией ее же, то эффектом очевидца.
Итог: книга стоит своих денег. Особенно для тех, кто интересуется психологией, или же просто хочет блеснуть эрудицией в кругу друзей. Я бы ее рекомендовала студентам перед поступлением в отечественные психологические вузы, поскольку большинство из них готовят научных работников, а классика экспериментирования в данном случае совсем не лишняя и настраивает на правильный лад. Но данные нужно проверять и в первоисточники подглядывать (а то будет как с другой похожей книжкой см. комментарий).
А последняя страница выглядела так, потому что Continue reading

Моббинг, буллинг и другие страшные слова

“Психология Моббинга” Эрлинга Руланна – простая и ясная книга о травле в школе. Когда большинство детей вдруг накидывается на безответного одиночку и начинает преследовать его, нанося моральный и физический вред. В англоязычном мире это называют “буллинг”. В Скандинавии – “моббинг”. А у нас просто – “травля”.
Книга написана учителем для учителей и тех, кто занимается управлением школами. В ней основные теории треавли; исследования факторов, влияющих на травлю; предикторы и диагностические признаки; профилактика и на случай, если она не сработала, подробные инструкции о мерах прекращения травли. Книга завершается условно художественным описанием случая. Случай подобран замечательно. Вроде бы это совсем не success story: в нем травля развивается в трагическую ситуацию. С другой стороны, в нем наглядно показана потенциальное значение учительского внимания и настойчивости в такой сложной ситуации. Continue reading