Перевод инстаграмного поста Кристины Брюс сделан Машей Шульчевой и Аней Иваночкиной https://t.me/thegoodbody/831

«Некоторым не по нраву слышать, что быть толстыми — не проблема и не недостаток, ведь это означает, что им нельзя считать себя лучше остальных только из-за размера тела.
А значит, всё, во что они верили (что жир — это враг, зло и убийца), внезапно оказалось ложью, а это пугает.
Посмотрим правде в глаза: наше общество любит иерархические отношения, насаждая нам установку, что одни люди лучше и ценнее других, и что те, кто посвятил всю свою жизнь “оздоровлению”, “заслужили” право пребывать на вершине.
Но истина в том, что нет никаких “более ценных людей”. Мы все обладаем безусловной ценностью, просто существуя на этой земле. А иерархия и разделение людей на группы нужны лишь для того, чтобы подавлять нас, устрашать и делать уязвимыми.
Достаточно всего одной вещи (травмы, мешающей тренировкам; беременности и “потери формы” из-за неё; наступления старости), и вот мы уже упали с пьедестала и потеряли ценность. Что, конечно же, неправда, но мы рассуждаем именно так (особенно когда вся наша культура поощряет нас в этом).
Такой образ жизни полон стресса и чувства незащищенности. И самое сложное, я считаю, — это понять, что для долгой и счастливой жизни нет (и никогда не было) необходимости убиваться в спортзале и ограничивать себя в количестве и выборе еды. Поскольку в конечном итоге, все эти вещи не делают нас “лучше” других людей.»

Cамое удивительное в этой системе мышления, что там действительно есть пьедестал и важно иметь возможность говорить, что кто-то лучше, не в чем-то конкретном, а в целом, так сказать. Там нельзя иметь недостаток или проблему и дышать свободно при этом. Облегчение тревоги, право на жизнь, отдых и самоуважение можно получить только взгромоздившись на трон своего мнимого превосходства. Причем, облегчение еще более временное, чем пребывание наверху. И это неизменно вызывает во мне печаль.
Бодипозитив – первый и важный шаг. Это попытка дать сдачи и вернуть себе силы, затрачиваемые, чтобы стать сверху, выровнять отношения с голосами общества в своей голове.

P.S. Если интересно про бодипозитив и нужна поддержка в этом, читайте телеграм-канал Маши Шульчевой (ссылка вверху поста), а главное подписывайтесь на патреоне https://www.patreon.com/marushu .

“Клиент всегда мертв” – как раз к Хелоуину

– Я умру, ребе.
– Я тоже.
– Ух ты! А что у вас?
– У меня тело.

Из любви к Фрэнсис Конрой решилась посмотреть сериал начала 2000-х – “Клиент всегда мертв”. Отзывы зачем-то обещали нечто похожее на семейку Аддамс, но ничего общего, как мне кажется, у этих фильмов нет. Кроме близости к кладбищу.
Все начинается со смерти главы семьи Фишеров. У него свой бизнес, который завещан сыновьям, – похоронное бюро. Никакой мистики. Только повседневная жизнь и работа рядом со смертью. Юмор, сарказм, отчуждение и трогательные попытки сблизиться, когда каждый переживает потерю по-своему.
В лучших традициях Dead like me каждая серия начинается с чьей-то смерти разной степени нелепости (интересно, кто-нибудь рассчитывал средний возраст клиентов Фишеров?). Ушедшие трогательно доживают свою жизнь в воображении героев, продолжая менять чью-то жизнь.

– Зачем люди умирают?
– Чтобы придать жизни смысл.

Симпатичное количество пасхалок и шуток, чтобы как-то пережить градус экзистенциального загруза. Жалко только, что поют и танцуют мало, зато как начнут… В фильме даже есть русский герой и русская мафия (это такая клюква!), семья психоаналитиков, а сестру матери семейства зовут Сара О’Коннор. Секс, наркотики и БОЛЬШОЕ искусство присутствуют. Помимо Конрой в кадре Майкл С. Холл, которому очень идет играть гея. Удивительно, как я не смотрела всего этого раньше.
Что мне понравилось?
– Герои разных возрастов, гендера и сексуальной ориентации. У каждого своя жизнь со своими приключениями. Интересно и про подростков, и про 30+, и про 50+.
– Удивительно, как при всей гротескности тонкие темы показаны без паники, нагнетаний и придыханий. Практически повседневно. Темы внезапной смертности, женских оргазмов, наркотиков, психических болезней, поиска пути в искусстве.
– С юмором, но аккуратно в фоне проходит несколько вариантов религиозных и нерелигиозных прощаний с мертвыми. И не только прощаний. Мне очень понравилось как организуют религиозный опыт квакеры – интересно, так ли это, как в фильме.
– Семейные ценности семейны и традиционны, но без надрыва.
– А самое главное – сейчас будет спойлер – Continue reading

Осеннее предложение

Обычно, я принимаю на Бабушкинской. Но в ближайший рабочий сезон по средам раз в две недели буду в Лялином переулке (рядом Курская, Китай-город и Чистые пруды). Если вам важно место в центре и подходит сеттинг раз в две недели – обращайтесь. Сейчас свободно время в 19.00 и 21.00. Если будет много желающих, договорюсь еще на 18.
Возможна так же супервизия. Думаю, будет удобно для регулярной очной супервизии раз в две недели.

Когда я была маленькой,

я мечтала стать драконом, который был бы большим, сильным и мудрым. А еще я мечтала стать взрослой, потому что взрослые ходят на работу и занимаются совершенно мне, девочке, недоступными делами. В общем, я выросла. У меня есть интересная работа, которую я люблю. И еще целый ворох дел с этим связанных и не связанных. И тут я обнаружила, что все это требует сил не меньше, чем бывает у дракона. А, может, даже больше. Иногда я даже выгляжу после работы, как дракон на этой картинке: усталая, лежачая и с потрепаными крылышками (благодарности за образ – Ольге Лови). Как с этим быть? Где брать драконовские силы? И причем тут взрослость? В общем, можем взять в нашу с Ирой Желановой группу “Для тех, кому трудно” еще одного усталого кого-нибудь. Завтра с 19 до 22 последний шанс присоединиться. Осталось последнее место.
Если заинтересовались, пишите в whatsup или telegram на +79167185406

Про родителей и любовь

Вчера православные христиане отмечали праздник в честь святых Веры, Надежды, Любови и их мамы Софии. Поэтому думала про чувства, про любовь и про родителей.

Чем старше становлюсь, тем больше через морщины проступают самые яркие из проявляемых эмоций моих родителей. Иногда на случайном фото можно подглядеть, как эти морщины закладываются. Слева фирменные вертикальные две складки на лбу от мамы: то ли хмурится-тревожится, то ли скрывает отвращение, то ли подозревает что-то. Справа фирменное наморщивание лба моих папы и дяди, сопровождается раздвиганием ноздрей. Дед тоже так делал, когда раздражался или возмущался. Если через расширенные ноздри воздух ходит с шумом – дело швах и лучше ретироваться или прекратить споры. Видимо, это фирменное мужское от лапшиных. Поэтому морщины у меня на лбу и продольные, и поперечные. Наверное, если бы я была антропологом, как героиня сериала Bones, я бы обнаруживала свои сходства с родителями в строении черепа. Но я психолог – поэтому отмечаю мимику, позы, движения, образ мышления, мировоззрение, ценности. Думаю, отпечаток родителей на всем этом есть, не меньше, чем в костях. Дети удивительно быстро впитывают родительские модели поведения. Но каждый раз, глядя в зеркало, странно обнаруживать этот отпечаток, когда я совсем отдельный взрослый человек. Но почему именно эти выражения?
Думаю, одной из важных штук в эмоциях и жизни, которой научили меня мои родители – это тому, как любить. Через беспокойство; раздражение от страха, когда что-то угрожает любимому; через пристальный и чуть брезгливый досмотр, когда есть подозрения, что я болею; через стремление сделать лучше, чем я есть сама; через превозмочь себя во имя отношений; и через напоить-накормить, конечно. Когда я вдруг обнаруживаю себя любящей, мозг прежде всего подсовывает эти варианты действий и выражения любви и заботы. Поэтому, чем больше в моей жизни любви, тем больше беспокойства, страха, раздражения, брезгливости, требовательности и кулинарной активности. Пишу и начинаю сочувствовать моим любимым во всем, кроме диеты. Надеюсь, что глядя на это лицо и его складки, они, как и я, смогут обнаружить любовь и нежность, которые за всеми вторичными чувствами скрываются. И ищу, как любить по-другому. Это чертовски сложно – развивать альтернативные способы действий, скажу я вам, но проще, чем менять форму костей. Вот, например, на фотографии слева сведение и приподнимание бровей – вроде бы мое фирменное. Выражение концентрации и муки, иногда сомнения в чем-то или ком-то и сопряженной с этим муки. Тоже так себе выражение для любви, но я продолжаю учиться.
Пока смотрю на фото, какие есть, узнаю на них мимику папы с мамой, и люблю. Такие дела.

update: так увлеклась постом, что забыла, что пишу ее для анонса группы про любовь
https://www.b17.ru/trainings/belove/

Часть читателей уже видели запись Вовы на моей стене в фейсбуке о том, что мы решили отложить проект первой ступени до лучших времен, разослали нашим участникам ссылки на стартующие осенью программы и теперь думаем о том, что еще хорошего можем сделать вместе. Пока мы набирали группу, мы создали страницу 1stgestalt, в которую вложили много сил. На нее подписались люди, которые поддерживали нас лайками, комментариями и другими откликами. И страничка эта продолжит существовать дальше. Мы будем делиться интересными материалами и нашими соображениями о гештальт-терапии с теми, кому интересно. И, возможно, уже скоро анонсируем новый проект. Оставайтесь с нами!
https://www.facebook.com/1stgestalt

Два кусочка позитива

Несмотря на всю плотность жизни, в которой я пытаюсь переживать расставание с Академией, мою реакцию на очередную болезнь кота и сделать 100500 дел, которые задумала в прошлой жизни, а делать их надо уже вчера… в общем, хорошо, когда в этот момент встречаются друзья, есть муж и есть коллеги.
Муж добровольно принудительно сводил меня на симфонический концерт ансамбля Assai. Я упиралась, потому что хотела готовиться к очередной встрече третьей ступени, писать последний отзыв руководителя на диплом и прочие очень важные дела, которые непременно надо было сделать в воскресенье. Я не фанатка симфонической музыки, но это была музыка из мультфильмов Миядзаки. Причем музыка сопровождалась нарезкой из мультфильмов. Поэтому это был вечер концентрации лучших моментов из любимых фильмов, с их красотой, внутренним ветром и нежностью. Мы сидели в зале ЦДХ – месте, куда я любила ходить в студенческие годы. И ворох воспоминаний о кельтских танцах, “Белой Гвардии”, неуклюжих и провальных свиданиях, переплетался с историей “Тоторо”, “Унесенной призраками”, “Лапуты”, “Навсикаи” и “Ходячего замка…”. Удивительно, как музыка становится проводником добрых чувств в настоящем моменте, совершенно растворяя тревогу, ворох забот и весь этот хор голосов, которые вечно внутри головы озвучивают мою повестку дня. Надо ли говорить, что после этого дела делались легко.
Коллеги… Прошлой зимой меня позвали в методологический супервизорский проект по ведению групп. Там были хорошие люди, с которыми мне хотелось быть поближе. А еще сама идея проекта с разными ведущими и самостоятельно группой, которая их приглашает, мне очень понравилась. Поэтому я нарушила свое обещание ни во что не ввязываться до конца ступени и пошла.
Последние три дня была третья трехдневка, на которую приехал Марк Биттар. И это какой-то очень щедрый подарок мира. Я никогда не была и не при сутствовала ни на чем подобном, хотя групп видела много. Удивительная полнота присутствия, очень дозированного, изящного, нежного, которой я пока не встречала вообще. При том, что Марк очень красивый. И иногда в каких-то ракурсах, жестах и интонациях напоминает мне Дэвида Тенната в роли Десятого Доктора. Поэтому мне сложно отделаться от метафоры, что у меня было мое собственное путешествие в Тардис туда, где раньше не удавалось оказаться.
Это был мой первый опыт присутствия в терапевтической группе с переводчиком. При этом выяснилось, что я все еще понимаю французский. Поэтому в теле звучало многократное эхо слов Марка, слов Саши, каждого из участников, меня. Необходимость говорить размеренно внезапно создала место для пауз в собственной речи, заставляя быть чувствительной к отклику на слова раньше, чем мысль была высказана. Странный и приятный эффект.
При том, насколько я люблю группы, сколько их веду с разной степенью осознанности с 2002 года, для меня длительное время было загадкой то, откуда у людей берутся представления о фигурах группы, основных и теневых. Я пыталась ухватить эту идею интеллектуально: “Ну ок, это такое обобщение и видение процесса ведущим”. Интеллектуально у меня даже неплохо получалось. А вчера я впервые это почувствовала. Так же, как я чувствую свой отклик клиенту, который приходит ко мне в кабинет, я чувствовала себя частью группы, которую веду и в которой присутствую, и свой ответ на эту жизнь в группе. Гораздо медленнее, чем с человеком один на один, но при этом глубже, объемнее и звучнее. Он точно есть, но нужно время, чтобы его услышать, заметить в том числе в отклике каждому из присутствующих. И при этом не пытаться затормозить эту волну. Удивительно, как легко при этом фигуры возникают из фона. Теневых не остается, потому что к ним слишком легкий доступ, чтобы называть что-то тенью.
Я очень рада, что удалось поработать на группе в соведении с Настей, в удовольствии и интересе, и получить потрясающую супервизию, по своей простоте и легкости, уместности и необходимости в тот момент.

Кстати, Марк еще будет в Москве. И в субботу можно попасть к нему на семинар про ведение групп. Я бы пошла, но хочу все-таки выходные, в которые не буду делать стопятьсот дел по работе и учебе. https://www.facebook.com/groups/gestlats/permalink/1900124906737145

Конец пути


Сегодня я занимаюсь странным. Убираю из оглавления сайта раздел “Студентам“; перекладываю из дропбокса на жесткий диск папку PED, где методично каждый год складывала материалы по читаемым курсам; ставлю в социалках дату окончания работы в АСОУ; чуть-чуть грущу. В среду на супервизорской группе пробовала знакомиться без привычного самоопределения “преподаватель вуза”. Мне кажется важным что-то сказать сейчас, когда трудовая книжка на руках, а в сердце пустота, – потом она заполнится и будет сложно вспомнить этот момент. А еще важно, потому что мне задают вопросы. Спрашивают: “Почему? Будешь ли еще преподавать? Кто же будет нас учить?” Отвечаю по порядку: Continue reading

Случай из жизни про то, как быть и любить

Тихон Паскаль пишет в преддверии нашей группы “Быть и любить”:

Как-то к нам в гости пришла подруга жены Аня. Аня сама из мира психологии, да и муж у нее учился в то время в гештальт-программе. Обычно я такое приветствую. Разговорились, и Аня стала описывать их семью. Как будто они сели играть в очень сложную настольную игру и читают толстую книгу с правилами. Книгу-то прочитали, а игра не пошла. Выглядело все так.
При малейшем конфликте Анин муж – милейший душка – предлагал Ане сесть и все обсудить. Обсуждения переходили в доскональное описание его чувств и переживаний, расспросы про её переживания и финально новое предложение по договоренностям. Все это постепенно набирало обороты, не в один день. Через год Аня вообще перестала понимать с кем живет и что делать. Стала повторять, грустно улыбаясь, – “Мужика хочу, вот просто мужика. Молчаливого, иногда даже тупого. И чтоб действовал”. Но мужа своего любила, туча лет брака, хороший человек, двое детей, коты, дача, все понятно. Я послушал и Анне говорю – “давай тоже поиграем. Только игра у нас без правил. И вообще – когда начну – не скажу!” Сначала Анна испугалась, потом глаза заблестели, всем своим видом выражает интерес и энергию (я все же человек хорошо знакомый). Согласна, говорит, но во что? И сама смеется. Я отвечать не стал, а слегка подбросил ей небольшой мячик. Она мне бросила, потом второй. Так мы побросались мячиками. Когда немного успокоились и отсмеялись, то я ее спросил – как ей спонтанность? Какой должен быть уровень безопасности, когда спонтанность приятна? И как она могла бы быть спонтанной в семье.
Все, конечно, тоже не сразу произошло. Муж ее тоже адаптировался некоторое время. Она ему честно сказала, что достал он ее своими договоренностями. Он с этим как-то разобрался (в гештальт-программе человек все же).
Сейчас в терапии очень много обсуждается о безопасности. И одним из способов достижения безопасности являются договоренности. И это очень здорово. До тех пор, пока договоренности об отношениях не убивают сами отношения. И тогда важно немного сориентироваться и понять – нужны ли дополнительные обсуждения, есть ли в отношениях свобода, есть ли творчество и спонтанность. По моему мнению взрослые отношения строятся больше не на избегании опасностей, а на свободе выражения. Это не всегда просто и время от времени требует новой ориентировки. Скорее это направление отношений. Как Быть и Любить.
Начало нашей второй С Таней Лапшиной – “одноименной” группы “Быть и Любить” 26 октября.

Подробности про группу по ссылке

Телесная психотерапевтическая группа “Быть и любить”. Второй набор