Сопоставление понятий “экстраверсия” и “интроверсия” в теоретических подходах К.-Г.Юнга, Г.Айзенка и современной соционике

Автор – Романенко К. Р..
Работа была подготовлена в рамках курса “Дифференциальная психофизиология и психология” студенткой третьего курса факультета психологии ГОУ ВПО МО “Академия социального управления“. Автор пытается проследить историческое развитие изначально научных понятий “экстраверсии” и “интроверсии”, которые сегодня прочно вошли в разговорную речь людей, далеких от психологии. Кто же такие экстраверты и интроверты на самом деле?
[b]Введение[/b]
Понятия экстраверсия и интроверсия прочно вошли в современный лексикон почти каждого человека. В обыденном сознании под экстраверсией понимается общительность, активность и даже веселость, а под интроверсией — замкнутость, застенчивость, неумение общаться. Наблюдать за такой метаморфозой забавно, а спорить бесполезно, тем более, что такое понимание экстраверсии/интроверсии отражает частные случаи научных концепций.

[b]Теория К.-Г. Юнга[/b]
Понятия экстраверсия [i][/i] и интроверсия введены в психологию К.-Г. Юнгом. Юнг утверждает, что каждому человеку присущи оба механизма, экстраверсии и интроверсии, и лишь относительный перевес того или другого определяет тип.
«Мы видим один и тот же общий принцип в основном понимании вопроса, а именно: в одном случае движение интереса направлено на объект, а в другом случае оно отвращается от объекта и направляется к субъекту, на его собственные психические процессы. В первом случае объект действует на тенденции субъекта подобно магниту: объект притягивает их и в значительной мере обусловливает субъекта, – более того, он настолько отчуждает субъекта от самого себя, так изменяет его качества в смысле приравнения к объекту, что можно подумать, будто объект имеет большее и, в конечном счете, решающее значение для субъекта, будто полное подчинение субъекта объекту является, в известной мере, абсолютным предопределением и особым смыслом жизни и судьбы. Во втором случае, наоборот, субъект является и остается центром всех интересов. Создается впечатление, будто вся жизненная энергия направлена в сторону субъекта и поэтому, всегда препятствует тому, чтобы объект приобрел какое бы то ни было влияние на субъекта. Кажется, будто энергия уходит от объекта, будто субъект есть магнит, стремящийся притянуть к себе объект».
Если человек мыслит, чувствует и действует – одним словом, живет так, как это непосредственно соответствует объективным условиям и их требованиям как в хорошем, так и в дурном смысле, то он экстравертен. Он живет так, что объект в качестве детерминирующей величины, очевидно, играет в его сознании более важную роль, нежели его субъективное воззрение. Он имеет, конечно, и субъективные воззрения, но их детерминирующая сила меньше, чем сила внешних, объективных условий. Поэтому он совсем и не предвидит возможности натолкнуться внутри себя на какие-нибудь безусловные факторы, ибо он знает таковые только во внешнем мире.
Опасность для экстраверта заключается в том, что он вовлекается в объекты и совершенно теряет в них себя самого. Возникающие вследствие этого функциональные (нервные) или действительно телесные расстройства имеют значение компенсаций, ибо они принуждают субъекта к недобровольному самоограничению. Классические случаи истерии всегда отличаются преувеличенным отношением к лицам окружающей среды; другой характерной особенностью этой болезни является прямо-таки подражательная приноровленность к обстоятельствам. Основная черта истерического существа – это постоянная тенденция делать себя интересным и вызывать впечатление у окружающих. Вследствие общей экстравертной установки мышление ориентируется по объекту и по объективным данным. Такое ориентирование мышления ведет к ярко выраженной особенности. Мышление совсем не должно быть чисто конкретным мышлением фактов; оно точно так же может быть чисто идейным мышлением, если только установлено, что идеи, при помощи которых протекает мышление, более заимствованы извне, то есть переданы традицией, воспитанием и ходом образования. Итак, критерий для суждения о том, экстравертно ли мышление, заключается прежде всего в вопросе, по какому мерилу направляется процесс суждения, – передается ли это мерило извне, или же оно имеет субъективный источник. Дальнейшим критерием является направление умозаключений, а именно вопрос: имеет ли мышление преимущественное направление на внешнее или нет.
Интровертный тип отличается от экстравертного тем, что он ориентируется преимущественно не на объект и не на объективно данном, как экстравертный, а на субъективных факторах. У интровертного между восприятием объекта и его собственным действием вдвигается субъективное мнение, которое мешает действию принять характер, соответствующий объективно данному. Этот тип руководствуется, стало быть, тем фактором восприятия и познания, который представляет собою субъективную предрасположенность, воспринимающую чувственное раздражение. Интровертный опирается преимущественно на то, что привносит к констелляции от себя внешнее впечатление в субъекте. В отдельном случае апперцепции различие может быть, конечно, очень тонким, но во всей совокупности психологической экономии оно становится в высшей степени заметным, в особенности по тому эффекту, который оказывается на эго, в форме резервата личности. Он, как и параллельный ему экстравертный случай, находится под решающим влиянием идей, которые вытекают, однако, не из объективно данного, а из субъективной основы. Он, как и экстравертный, будет следовать своим идеям, но только в обратном направлении – не наружу, а вовнутрь. Он стремится к углублению, а не расширению. По этой основе он в высшей степени и характеристически отличается от параллельного ему экстравертного случая. То, что отличает другого, именно его интенсивная отнесенность к объекту, отсутствует у него иногда почти совершенно, как, впрочем, и у всякого неинтровертного типа.

[b]Модель личности Г. Айзенка[/b]
Г. Айзенк в качестве показателей основных свойств личности использовал экстраверсию – интроверсию и нейротизм (позднее Айзенк ввел еще одно измерение личности – психотизм, под которым понимал склонность субъекта к агрессии, жестокости, аутизму, экстравагантности, демонстративности). В общем смысле экстраверсия – это направленность личности на окружающих людей и события, интроверсия – направленность личности на ее внутренний мир, а нейротизм – понятие, синонимичное тревожности, – проявляется как эмоциональная неустойчивость, напряженность, эмоциональная возбудимость, депрессивность.
Эти свойства, составляющие структуру личности по Айзенку, генетически детерминированы. Их выраженность связана со скоростью выработки условных рефлексов и их прочностью, балансом процессов возбуждения – торможения в центральной нервной системе и уровнем активации коры головного мозга со стороны ретикулярной формации. Однако наиболее разработанным из двух названных свойств на физиологическом уровне в теории Айзенка является учение об экстраверсии-интроверсии. В частности, различия между экстравертами и интровертами Айзенку и его последователям удалось установить более чем по пятидесяти физиологическим показателям. Так, экстраверт, по сравнению с интровертом, труднее вырабатывает условные рефлексы, обладает большей терпимостью к боли, но меньшей терпимостью к сенсорной депривации, вследствие чего не переносит монотонности, чаще отвлекается во время работы и т. п. Типичными поведенческими проявлениями экстраверта являются общительность, импульсивность, и недостаточный самоконтроль, хорошая приспособляемость к среде, открытость в чувствах. Он отзывчив, жизнерадостен, уверен в себе, стремится к лидерству, имеет много друзей, несдержан, стремится к развлечениям, любит рисковать, остроумен, не всегда обязателен.
У интроверта преобладают следующие особенности поведения: он часто погружен в себя, испытывает трудности, устанавливая контакты с людьми и адаптируясь к реальности. В большинстве случаев интроверт спокоен, уравновешен, миролюбив, его действия продуманны и рациональны. Круг друзей у него невелик. Интроверт высоко ценит этические нормы, любит планировать будущее, задумывается над тем, что и как будет делать, не поддается моментальным побуждениям, пессимистичен. Интроверт не любит волнений, придерживается заведенного жизненного порядка. Он строго контролирует свои чувства и редко ведет себя агрессивно, обязателен.

[b]Соционика[/b]
Широкое распространение получает сейчас околопсихологическое учение — соционика, предмет которой так называемый информационный метаболизм. Корни этой науки — в переосмыслении теории К.Г. Юнга. Далее я привожу объяснения понятий экстраверсии и интроверсии, взятые с соционических сайтов: «Направление потока энергии определяет, откуда мы получаем основную часть мотивации. Получаем мы ее изнутри себя (Интровертный, Introverted) или от внешних источников (Экстравертный, Extraverted). Сосредоточена наша доминирующая функция вовне или внутри нас».
«В соционике не следует путать понятия общительности и замкнутости с понятиями экстраверсии и интроверсии. Введённые Юнгом, эти понятия прочно вошли в психологический лексикон и впоследствии приобрели значение несколько отклоняющееся от того, которое придавал им Юнг. Общительность и замкнутось в этих понятиях теперь – далеко не главное.Общительность может иметь в основе как интерес к людям (экстравертный), так и интерес к полезной или привлекательной для себя информации (интровертный)».

Упрощённая модель:объектный взгляд на мир-экстраверсия; субъектный взгляд на мир — интроверсия. Есть ещё метафора «футбольное поле»: внимание игрока на трибуны — экстраверсия; внимание трибун на игрока – интроверсия».
«Экстраверты характеризуются следющими ключевыми признаками:
1. непосредственная реакция на окружающую среду, «внешняя» психическая жизнь;
2. интерес к внешним объектам, потребность во включении и присоединении.
Экстраверт полон внимания к окружающему миру, отзывчив, легко принимает внешние события, проявляет к ним непостредственный интерес, готов на них влиять и подвергаться влиянию. Реагирует быстро, часто сначала делает, потом думает, склонен рисковать, не подчиняется дурным опасениям или колебаниям. Подвижен, легко проспосабливается к изменениям. Обладает широким кругом общения, непринуждённо налаживает новые связи. Легко привязывается, и теряет свою привязанность. Секретов не держит, часто делится ими с друзьями. Терпит любую суматоху и шум, даже находя в этом свою прелесть. Любит проявлять, демонстрировать себя, прекрасный рассказчик. При этом зависим от общественного мнения, а свои взгляды зависят от внешних условий. Для экстраверта важен вопрос: «что думают об этом другие?» Критически оценивать свои мотивы не любит, прячет собственную личность от себя в бесознательном. Даже может игнорировать своё тело, пока с ним не случится что-то серьёзное, элементарные потребности удовлетворяет между делом.
Интроверты характеизуются следующими ключевыми признаками:
1. рефлексия, связь с внутренней реальностью — впечатлениями, вызываемыми объектами;
2. оборонительная позиция, склонность отдаляться от объектов.
Интроверт застенчив, недоверчив, трудно приспособляется к внешнему миру, держится в стороне от событий, пессимистичен. Необщителен, стремится к уединению, ограничивает круг общения наиболее близкими людьми. Испытывает неприязнь к обществу из большого количества людей, не проявляет энтузиазма от людской сплочённости. Проявляет склонность обесценивать людей и предметы, принижать их значение. Прожде, чем совершить действия, тщательно продумывает их, старается доказать, что все его действия основаны на собственных убеждениях. Работу делает посредством собственных ресурсов и по собственной инициативе, по своему. Психологические защитные средства включают в себя добросовестность, щепетильность, педантичность, бережливость, осторожность, недоверчивость, умеренность, совестливость, честность, прямоту, вежливость».
И, наконец, «экстраверт — тот, для кого в мире важны сами объекты. Он воспринимает окружающую действительность непосредственно. Стремится менять не сами объекты, а отношения между ними — перестраивать структуры, налаживать и рвать отношения с людьми. Точно также не любит менять себя, свои внутренние установки.
Интроверт — человек, первостепенную важность для которого имеют отношения между объектами и своё отношение к ним. Воспринимает действительность через собственные представления, сравнивая её со своим внутренним миром. Старается поменять объекты, не затронув связей между ними. Подстраивается под других людей или убеждает их измениться, чтобы сохранить отношения».

[b]Сравнение[/b]
Концепция К.-Г. Юнга носит не столько психологический, сколько психолого-философский характер. Описывая понятия экстраверсии и интроверсии, он говорит о мировоззрении и отношениях с миром. Юнг объясняет экстраверсию/интроверсию как общую установку сознания и бессознательную установку, как базовую мотивацию личности. А также указывает на склонность к психическим отклонениям вследствие особенностей типа и дает небольшую типологию: сочетание экстраверсии/интроверсии с другими свойствами психики.

Понимание экстраверсии и интроверсии Г.Айзенком близко к понятию темперамента, он описывает типы, свойства, особенности нервной системы; физи [link=адрес гиперссылки][/link] ологические, генетически детерминированные свойства. Может быть Г.Айзенк описывает физиологическую сторону процессов, названных Юнгом, а может быть просто использует названия для обозначения своих собственных понятий.

В соционике нет единого понимания экстраверсии/интроверсии, что иллюстрируют вышеприведенные цитаты. В половине из них — юнговское понимание этих свойств, их дополнительное описание и снабжение примерами, в другой половине — то самое житейское понимание экстраверсии/интроверсии как общительности или необщительности.

[b]Литература[/b]
1. Юнг К.-Г. Психологические типы — пер. София Лорие (под ред. В. Зеленского), Спб.:Азбука, 2001
2. Исследование экстраверсии – интроверсии и нейротизма// thepsy.narod.ru
3. http://www.socionika.info

© 2009 – 2011, Tatiana Lapshina. All rights reserved.