Tag Archives: отношения

Про отношения, ещё раз

Есть анекдот подозрительно метко отражающий реальность.

Люди обращаются к психологу в двух случаях: “у меня проблема – у меня нет отношений!” и “у меня есть отношения – в них проблема!”

Так вот, группа “Быть и Любить”, которую проводим мы с Тихоном, может быть полезна в обоих случаях. 6-8 октября мы предлагаем разобраться в том, зачем человеку отношения, если в них столько проблем? Зачем люди тянутся друг к другу? Чего ждут от отношений? И что получают в реальности? Нужны ли отношения лично вам? Если да, то какие? Тем, кто ищет новые отношения, это поможет лучше выбирать потенциального партнера, ориентироваться в своих желаниях и регулировать процесс сближения. Тем, кто хочет сделать свои отношения лучше, это поможет сориентироваться в актуальных потребностях в паре, выстраивать комфортную дистанцию в отношениях и, возможно, вернуть былые чувства.
Подробности есть по ссылке https://www.b17.ru/trainings/belove/
Записаться можно там, а можно через меня или Тихона.
Телефон: +79167185406, +79533774402
E-mail: tatyana@psyvert.ru, pascal.ti@gmail.com

Про ревность


On the Beach — Two Are Company, Three Are None, a wood engraving drawn by Winslow Homer and published in Harper’s Weekly, August 17, 1872

Думается мне, что ревность – признак дефицита или профицита в эмоционально значимых парных отношениях. Про дефицит многие понимают и часто говорят. Логика такая. Если мне чего-то не хватает от партнера, а я знаю или предполагаю, что он это отдает кому-то третьему, я начинаю третьему завидовать (почему с ним/ней, а не со мной?), на партнера злиться или обижаться (а мне?), себя обвинять (что со мной не так?). В общем, смешивать собственный уникальный коктейль ревности. Градус коктейля повышается, если в моей картине мира я могу это что-то получить только от своего партнера, что делает меня зависимой, а отношения не просто значимыми, а сверхначимыми.
Но иногда нам бывает нужно не только что-то получить в отношениях, но еще что-то выделить. Вообще, многие потребности о двух концах. Потребность в любви, например. Мне важно и получать любовь, но и любить кого-то. Так вот, если вся моя любовь, ласка и сексуальность не помещаются в одни отношения, а позволить себе реализовывать их вне отношений я не могу, мне приходится эту свою часть сильно сдерживать, а иногда и вовсе не замечать. В таких условиях легко начать представлять, как партнер несдержанно выделяет направо и налево. В основном, налево, конечно.
Все эти явления сами по себе не являются ни хорошими, ни плохими. Как сигнал о том, что происходит со мной в отношениях, ревность скорее полезна. А вот действия, в которые я из ревности пускаюсь, могут быть хороши или плохи для меня или партнера.
Про это все мы с Володей Анашиным проведем небольшую мастерскую, коротенько так, часов на пять. 11 ноября. С 11 до 16. В Москве, в Лялином переулке.
Право налево: ресурсы и ограничения ревности Continue reading

Быть и любить. Трехдневная телесная психологическая группа

Это я и Тихон Паскаль, гештальт-терапевт из Санкт-Петербурга. 6-8 октября мы проведем в Москве трехдневную телесную группу об отношениях и интимности. В ней будет много про то, как мы включаемся в отношения с нашим партнером телесно, как тянемся к другому и как отодвигаемся.
Я долго думала, как написать об этой группе и кого позвать. Понимаю, что зову смелых людей. Эстес писала, что “любить – значит остаться, когда все в тебе кричит: «Беги!»”. Я долго спорила с этой цитатой, но понимаю, что в ней огромная доля правды. Потому что едва ли кому-то удается дожить до зрелых лет, не обжегшись в отношениях. Не пережив потери, разочарование или предательства. И чтобы снова открыться кому-то, приходится переступить через старательно выстроенные мозгом предсказания: “Не ходи! Даже если тебе там будет хорошо, все равно многое будет не так, а потом будет очень плохо”. Но еще больше смелости требуется, чтобы оставаться чувствительным и чувствующим в продолжительных отношениях.
Но удивительное дело, что все эти страхи и сомнения про то, как быть в паре, возникают у меня наедине с собой. Пока мы с Тихоном придумывали описание группы и программу, все эти мысли просто не приходили в голову. Наверное, так и бывает: часто отношения – это то, куда страшно заглядывать, но если уж заглянуть и осмотреться, оказывается очень даже ничего. Да и бояться вместе веселее. А официальное описание все-таки прикладываю: Continue reading

Майкл Кан “Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения

Несмотря на то, что читаю эту книгу уже года три, она оказалась очень приятной. Автор на пальцах объясняет, почему так важны отношения психотерапевта и клиента, а также описывает базовые концепции этих отношений у Зигмунда Фрейда, Карла Роджерса, Мертона Гилла и Хайнца Когута. “Ещё одна характеристика выделяет этих авторов: они удивительно отважны, – пишет Кан. – В консультативном кабинете есть много возможносетй “спрятаться”; на пртяжении многих лет терапевты могут работать, даже не пытаться узнать о чувствах клиентов к ним или о том, что они сказали. Терапевты, взгляды которых мы изучали, делали все возможное, чтобы овладеть этим пониманием. Естественно, в случае Гилла и Когута, они искали понимание, считая, что в этом кабинете не может произойти ничего более важного”. Continue reading

Да и нет весят одинаково

Давно хотела написать текст о забавной цепочке.
Шаг 1. Я чувствую себя неловко, отказывая. Или я чувствую себя неловко, соглашаясь на помощь. Или я чувствую себя неловко, высказывая другому свое недовольство (например, его запахом). Иногда это не неловко, а как-то сильно утружденно, хотя с чего бы: “нет”, короче “привет”.
Шаг 2. Я либо не делаю всего этого и остаюсь со своим посланием, застрявшим на полдороги. Или делаю, но остаюсь в неловкости и раздражении за пережитую неловкость.
Шаг 3. Я либо пишу в сети пост про то, о чем можно просить, или что можно предлагать, или как надо пахнуть. Либо рассказываю возмущенно друзьям, неужели не понятно, о чем можно просить, или что можно предлагать, или как надо пахнуть?! В качестве бонуса, получаю сочувствие и поддержку, иногда согласие (мол да, так приличные люди себя не ведут), иногда возражения (позвольте, но я так поступаю регулярно и другим вроде бы ок).
Схема стоит на дву ногах. Левая предполагает, что существуют высказывания, которые могут другим причинить вред, поэтому есть фразы, которые нельзя произносить, и есть единственно допустимые фразы (если партия скажет – надо, комсомолец ответит – есть!). Правая предполагает, что я знаю, какие высказывания другому могут причинить вред – сам ли догадался, другие ли подсказали. Дальше в зависимости от личностной организации в перечисленных ситуациях возникает вина или стыд. Например, моя подруга просит меня подержать использованный памперс своего ребенка. Мне бы сказать нет. Но как она это переживет?! Значит либо я соглашусь и переживу отвращение, либо не соглашусь и переживу вину. Зачем же она поставила меня в такую ситуацию! Приличные люди так не делают!
Еще хуже, когда на этих же двух ногах отрастают вынужденные невнятные согласия с последующим саботажем или же такие ответы, в которых вообще не разберешь, что человек сказатьо хотел – вероятно, конечно, да, правда тут такое дело…
Бывает ли по-другому? Бывает. Если вдруг предположить, что окружающие меня люди в состоянии пережить отказ или иную обратную связь, а также сделать то, что предлагают. И только им самим известно, что их может задеть, на что они готовы подписаться, а на что – нет. В общем, что другие – взрослые дееспособные люди. Тогда не надо думать за них наперед, тем более, что эффективность этого процесса минимальна. Мне пока такое слабо удается. Видимо, поэтому лучше меня о взаимоуважении написала Анна Черных.

Continue reading

Про терапевтические отношения

В прошлые выходные на третьей ступени, где я потихоньку учусь супервизии и тренерству, обсуждали терапевтические отношения. Для моих клиентов часто оказывается неочевидным, что у нас возникают какие-то “отношения”, или они стараются этот факт игнорировать. Тем не менее, если процесс не завершается разовым консультированием, а иногда, даже если и завершается, отношения случаются. И с одной стороны, они отличаются от привычных дружеских, приятельских отношений или формальных отношений с коллегами или наемными работниками, с другой – чем-то могут их напоминать.
С одной стороны это личные отношения, с другой стороны они регулируются четкими договоренностями о том, как, сколько и для чего в них происходит. Отношения эти исходно неравные, так как один участник обращается за помощью ко второму. И выравниваются они в том числе деньгами, которые клиент отдает за наши встречи. А также уважительным и заинтересованным отношением психотерапевта к клиенту. Вне зависимости от того, долгосрочные это или краткосрочные отношения, они совершенно точно конечные. И заканчиваются тогда, когда запросы клиента исчерпаны. Или в любой другой момент, когда он решит остановиться. И в идеале это отношения сотрудничества, в которых оба в равной степени работают для достижения поставленных целей.
Почему так важно, что отношения возникают? Большинство запросов на психотерапию можно разделить на две категории: у меня нет отношений, которые я хочу; у меня есть отношения, которые я хочу изменить или разорвать. Подозреваю, что вне отношений у человека вообще не возникает психологических проблем (только где вы видели человека вне отношений?). Клиент приходит со своим запросом к психотерапевту и начинает строить отношения так, как умеет, привычным себе способом. Психотерапевт, внимательно включаясь в этот процесс, помогает заметить, как именно клиент это делает и к чему это приводит. Иногда психотерапевт может предложить клиенту попробовать что-то новое: способ, которым пользуется психотерапевт; или способ кого-то из их знакомых, а ещё лучше совершенно новый способ построения отношений, который находится для себя клиент. Так может возникнуть новый опыт и навык, который клиент, если захочет, применит в других своих отношениях. И не менее важное новое самого ношение клиента.
Все отношения похожи на литературные произведения из экcпозиции, завязки, кульминации, развязки и эпилога. В них есть предыстория, с которой оба вступают в отношения; знакомство; сближение и установление договоренностей; совместные действия; завершение и расставание. Хорошо, если в психотерапии удается уделить достаточно внимания каждому шагу. Поэтому важно не только начало, но и завершение. И психотерапевты часто просят о том, чтобы оно было и проходило очно.

Три дня про любовь, партнерство и их формы

В выходные чудом попала на лекци Д.Д. Исаева в Москве. Ничто к тому не располагало, но я впрыгнула в последний вагон. На этот раз курс был посвящен больше отношениям, чем сексу: про любовь, партнерство и полиаморию.
Весна – хорошее время для лекций про любовь, точнее про страстность и влюбленность. На улицах множество иллюстраций. А понятие от этого не становится более определенным. Интересно было вслед за лектором задуматься о любви в гуманистическом ключе. О чувстве и вытекающем из него намерении к личности другого. Когда потребность в любви – это не жажда получить что-то, чего не додали в детстве, а вполне себе выделительная – то, чем невозможно не поделиться с дорогим человеком. Тут сложно поймать грань между зрелой формой любви равных автономных личностей и любовью невротической или жертвенной. Задала себе множество вопросов про свой опыт. Continue reading

Котиком придавило

Есть такое состояние – “котиком придавило”. Вроде бы спокойно и умиротворенно, котик урчит, чего еще надо? Но ничего сделать не получается, кроме как котика гладить. И пошевилиться страшно – котика спугну. Так вот, созависимые отношения – это как котиком придавило, но навсегда. И чуть более драматично или чуть более никаковее, в зависимости от того, куда аффекты более склонны заваливаться: в усиление или подавление.

Про обнимашки


На прошлой неделе много с клиентами обсуждали объятия, близость и удовольствие. И вот казалось бы: окситоцин, вырабатывается от взаимных улыбок и обнимашек. Вот как так выходит, что с одним человеком обнимашки – это море удовольствия, а с другим – так себе удовольствие или вовсе не удовольствие. Понятно, что со временем все меняется вместе с отношением. Но хотя бы про совместимость и потенциальную доступность впечатллений от контакта так ничего и не придумала. Точнее, клиенты что-то про себя нашли, а общего не обнаруживается. Зато нашла интересную лекцию. Делюсь.