Tag Archives: мои рецепты счастья

Про ограничения

Мы часто говорим про ограничения, которые надо преодолевать. Осознать их неприменимость к актуальной жизни звонкого и яркого здесь и сейчас. Пересмотреть устаревшие стереотипы и выбросить их в Лету с парохода современности или яхты актуальности. Тут уж кому что.
Когда я думаю об ограничениях, вспоминаю стеклянные дверки на полках с книгами. “Все книги должны быть за стеклом”, – правило жизни с астматиком. Так меньше свободной пыли. А раз в год надеть тряпичные маски, все перетряхнуть и даже пропылесосить специальными пылесосом для книг. Поэтому в родительской квартире все книжные полки закрытые. А мой компьютер долгое время прятался в секретере. “Ты закрыла на ночь комьютер?” Видимо, из суеверия, как те же книги. Или не из суеверия, потому что на самом деле оказался довольно пыльной вещью. Конечно, книги расползались по всей квартире, как золото под лапами Смауга. Они вырастали стопками то тут, то там. Что-то прочитать непременно уже завтра, что-то раздать, что-то вернуть подругам. Наверное, это такое проклятие московской интеллигенции – быть погребенным под книгами, как жадный Раджа под черепками вместо золота в советском мультике или индийской сказке. Тут уж кому что.
Поэтому в моей отдельной квартирке я первым делом завела книжные шкафы. И, конечно, они закрывались дверками. Пришлось заказывать индивидуальную библиотеку у мастера. Туда встали все мои книги. Почти. Конечно, не рассчитала. Пришлось пристроить шкаф в кухне. Никого с астмой в квартире уже не было, но было правило. И тайное успокоение: когда все книги на полках, будто дышится легче.
А потом появился Бася. Он же черная лохматая жопа, он же кот повышенной вертикальности. И все, что было с открытыми полками: для DVD-дисков, техники и нескольких любимых статуэток, – немедленно превратилось в кошачью шведскую стенку. А мамино правило зазвучало по-новому. Мебельные ткани с грубой текстурой я теперь сопровождаю восторженными восклицаниями: “Хей, глянь! Отличная выйдет когтеточка – Басе понравится!”. Я обросла привычками-ограничениями, некоторые из которых даже полезные. Например, не оставлять на столе костей от курицы и рыбы НИКОГДА и баночки от йогурта почти никогда. Есть печальные ограничения. Как квест пристроить подаренные пуансетию или тюльпаны где-нибудь по дороге домой я люблю пуансетии и особенно тюльпаны, но кота люблю больше. Какие-то привычки вовсе странные. Вы же знаете про супер-способность котовладельцев замирать и долго спать в одной и той же позе, чтобы не потревожить пристроившегося рядом любимца?
Наверное, когда эти ограничения станут неактуальными, я даже испытаю облегчение. Завалю кухню костями и отправлюсь в кругосветку, ни копейки не потратив на котоситера с фельдшерским образованием. Но насколько же лучше, когда эти ограничения в моей жизни есть. Потому что есть Бася и есть мама. А шкафы пусть будут с дверками. Так все-таки дышится легче и, в целом, спокойнее.
Если нужна мораль, придумайте ее сами.

Телесное присутствие онлайн

Вот и уменя впервые случился опыт участия в семинаре иностранного тренера онлайн и с переводчиком. Я про небольшой онлайн класс у Арие Бурштейна. Всего три встречи, про телесное пристутсвие онлайн. Помню, на очном семинаре прошлой осенью, Арие задавали вопрос про то, как он относится к работе онлайн, и он ответил, что слишком мало работает онлайн, чтобы дать ответ. Но мир меняется и мы живем в нем так, как выходит, а выходит наилучшим из возможных образом. И вот я на классе у Арие на этот раз онлайн. Передо мной окошки зума. И я снова удивляюсь тому, как рядом с Арие легко сознание переключается на телесные ощущения. От этого проживание становится более наполненным и объемным. В чем секрет?

Сегодня мы говорили об ограничения и лайфхаках bodymind в работе онлайн. В том числе про эффект усталости, который замечают многие психотерапевты, у которых сейчас увеличилось количество сессий по видео-связи. Лайфхак Арие – оставаться с тем, что есть в сессии, а не нырять в то, что отсутствует и чего не хватает. Опираться на то, что я воспринимаю, не достраивая, не пытаясь удержать то, что невозможно даже заметить, потому что оно не влезло в окошко зума. Так просто и по-гештальтистски. И так сложно в реализации. Особенно для таких контролфриков, как я.

А еще про то, как поддерживать в работе интеграцию. Например, как переживать одновременно удовольствие и боль, не отказываясь ни от того, ни от другого, раз уж они возникли в настоящем моменте. (И это не про мазохизм). Еще сложнее – как объединять работу со смыслами и телесным осознаванием. Я привыкла слышать о последовательности работы с телесным переживанием и смыслом, когда внимание скользит между одним и другим, продвигаясь по циклу контакта. Но Арие умеет что-то такое, что телесность не исчезает в момент осмысления, а смысл не растворяет телесность. Пока что это похоже на бытовую магию.

Арие сравнивает встречи в зум, со встречами соседей по дому на своих балкончиках. Это напоминает мне видео с начала пандемии, с итальянцами, поющими из окон, и немцами, делающими зарядку вместе на балконах. Этот образ надолго задержится в моем сердце. Как мы можем быть вместе, когда все говорит, что не можем или можем, но с угрозой своей жизни. Все больше склоняюсь к тому, что в онлайн работе возможно практически все. Нет, мы не можем физически прикоснуться друг к другу. Но мы можем создавать опыт прикосновения и затронутости.

23 марта – день рождения Эриха Фромма. “Бегство от свободы” – одна и книг, которая в тяжелые моменты приходила мне на помощь. Сейчас, например. А вот “Искусство любить” пока не читала.

У себя в ЖЖ я раз в неделю пишу пост с тегом “позитив посреди недели”. Это мой повод сфокусироваться на чем-то приятном и радостном и поделиться этим. Мне кажется, сейчас такие практики очень важны. Тот факт, что вокруг происходит много неприятного, пугающего, отвратительного и вызывающего гнев, сложно проигнорировать. Изменить коронавирус, падение рубля и многие другие вещи, сложно. Когда я принимаю меры для минимизации последствий, внешние угрозы никуда не деваются, поэтому организм продолжает стрессовое реагирование, когда сделать еще что-нибудь уже нельзя. Это явно лишнее. Поэтому сейчас полезно переключать фокус на то, что все-таки есть в доступе хорошего. И праздновать, что мы еще живы. Поэтому позитив я решила написать в профессиональном блоге, хотя так обычно не делаю.
Моя радость такая, что я больше не испытываю мучительного стыда за малую подвижность. В этом году я изменила полностью способ постановки целей. Раньше, например, у меня в голове маячала цель: “Проходить 10000+ шагов в день”. И, естественно, не каждый день это удавалось и я расстраивалась. Расстройство меня мало мотивирует, поэтому я решила проходить 10000+ шагов в день хотя бы три раза в неделю. Такая цель оказалась более посильной. Тот факт, что я чего-то не прошла, меня скорее вдохновляет на следующий день. Да и неудачных недель довольно мало.
Думаю, в целом сейчас хорошо учитывать свое состояние и пересмотреть цели на их реалистичность. Неприятностей извне и так достаточно, чтобы еще покусывать себя за лишний не сделанный шаг.

Иногда мне кажется, что арт-терапия не психотерапия вообще, если понимать под психотерапией – лечение душой. Целительный процесс наедине с собой и природой. Самовосстановление

Два кусочка позитива

Несмотря на всю плотность жизни, в которой я пытаюсь переживать расставание с Академией, мою реакцию на очередную болезнь кота и сделать 100500 дел, которые задумала в прошлой жизни, а делать их надо уже вчера… в общем, хорошо, когда в этот момент встречаются друзья, есть муж и есть коллеги.
Муж добровольно принудительно сводил меня на симфонический концерт ансамбля Assai. Я упиралась, потому что хотела готовиться к очередной встрече третьей ступени, писать последний отзыв руководителя на диплом и прочие очень важные дела, которые непременно надо было сделать в воскресенье. Я не фанатка симфонической музыки, но это была музыка из мультфильмов Миядзаки. Причем музыка сопровождалась нарезкой из мультфильмов. Поэтому это был вечер концентрации лучших моментов из любимых фильмов, с их красотой, внутренним ветром и нежностью. Мы сидели в зале ЦДХ – месте, куда я любила ходить в студенческие годы. И ворох воспоминаний о кельтских танцах, “Белой Гвардии”, неуклюжих и провальных свиданиях, переплетался с историей “Тоторо”, “Унесенной призраками”, “Лапуты”, “Навсикаи” и “Ходячего замка…”. Удивительно, как музыка становится проводником добрых чувств в настоящем моменте, совершенно растворяя тревогу, ворох забот и весь этот хор голосов, которые вечно внутри головы озвучивают мою повестку дня. Надо ли говорить, что после этого дела делались легко.
Коллеги… Прошлой зимой меня позвали в методологический супервизорский проект по ведению групп. Там были хорошие люди, с которыми мне хотелось быть поближе. А еще сама идея проекта с разными ведущими и самостоятельно группой, которая их приглашает, мне очень понравилась. Поэтому я нарушила свое обещание ни во что не ввязываться до конца ступени и пошла.
Последние три дня была третья трехдневка, на которую приехал Марк Биттар. И это какой-то очень щедрый подарок мира. Я никогда не была и не при сутствовала ни на чем подобном, хотя групп видела много. Удивительная полнота присутствия, очень дозированного, изящного, нежного, которой я пока не встречала вообще. При том, что Марк очень красивый. И иногда в каких-то ракурсах, жестах и интонациях напоминает мне Дэвида Тенната в роли Десятого Доктора. Поэтому мне сложно отделаться от метафоры, что у меня было мое собственное путешествие в Тардис туда, где раньше не удавалось оказаться.
Это был мой первый опыт присутствия в терапевтической группе с переводчиком. При этом выяснилось, что я все еще понимаю французский. Поэтому в теле звучало многократное эхо слов Марка, слов Саши, каждого из участников, меня. Необходимость говорить размеренно внезапно создала место для пауз в собственной речи, заставляя быть чувствительной к отклику на слова раньше, чем мысль была высказана. Странный и приятный эффект.
При том, насколько я люблю группы, сколько их веду с разной степенью осознанности с 2002 года, для меня длительное время было загадкой то, откуда у людей берутся представления о фигурах группы, основных и теневых. Я пыталась ухватить эту идею интеллектуально: “Ну ок, это такое обобщение и видение процесса ведущим”. Интеллектуально у меня даже неплохо получалось. А вчера я впервые это почувствовала. Так же, как я чувствую свой отклик клиенту, который приходит ко мне в кабинет, я чувствовала себя частью группы, которую веду и в которой присутствую, и свой ответ на эту жизнь в группе. Гораздо медленнее, чем с человеком один на один, но при этом глубже, объемнее и звучнее. Он точно есть, но нужно время, чтобы его услышать, заметить в том числе в отклике каждому из присутствующих. И при этом не пытаться затормозить эту волну. Удивительно, как легко при этом фигуры возникают из фона. Теневых не остается, потому что к ним слишком легкий доступ, чтобы называть что-то тенью.
Я очень рада, что удалось поработать на группе в соведении с Настей, в удовольствии и интересе, и получить потрясающую супервизию, по своей простоте и легкости, уместности и необходимости в тот момент.

Кстати, Марк еще будет в Москве. И в субботу можно попасть к нему на семинар про ведение групп. Я бы пошла, но хочу все-таки выходные, в которые не буду делать стопятьсот дел по работе и учебе. https://www.facebook.com/groups/gestlats/permalink/1900124906737145