Tag Archives: цитаты

Апатия, эмпатия, симпатия как ресурсы психолога

Есть одна причина, по которой я и люблю и не люблю гештальт-терапию. Это одно из направлений терапии отношениями, то есть целительным считается то, как люди вступают в контакт друг с другом. И если в классическом психоанализе психолог максимально отстранен, в некотором роде даже апатичен; если в гуманистическом подходе психолог вовлечен и эмпатичен; то в гештальт-терапии мы говорим о т.н. “контролируемом участии”. Анна и Серж Гингер пишут об отношениях в гештальте практическ востороженно: “…Конечно же, нет! Нет ни первых, ни вторых ролей, никаких классификаций или делений! Терапевт и его клиент — это два партнера (пусть с разными ролями и статусом), участвующих в равноправных аутентичных отношениях. Именно в этом заключается одна из характерных особенностей Гештальт-терапии” (“Гештальт-терапия контакта”. И далее:

“«недирективный» подход Карла Роджерса превозносит эмпатию: терапевт эмоционально близок своему клиенту и относится к нему с «безусловным приятием»; терапия «центрируется на клиенте»;

• психоанализ рекомендует отношения «благожелательной нейтральности», в которых терапевт сохраняет эмоциональную дистанцию между собой и своим клиентом, следуя «правилу воздержанности», что поддерживает фрустрацию, ведущую к усилению механизмов переноса. Подобного рода сдержанные отношения Перлз определяет как пассивную фрустрацию (клиенту не отвечают) + апатию, противопоставляя ей активную фрустрацию + симпатию, которые несут провокационный смысл и содержат в себе мобилизующий клиента «вызов» (от лат.pro-vocare — взывать к). Например: «Ты знаешь, а я уже минут пять как перестал слушать, о чем ты говоришь…»;

• Гештальт, в свою очередь, поощряет симпатию: терапевт, как человеческая личность, вступает со своим клиентом в реальные отношения типа «Я/Ты». Он пробуждает у клиента осознавание (awareness) тех взаимоотношений, которые возникают между самим клиентом и окружающей средой (представленной терапевтом), и сознательно использует свой собственный контрперенос в качестве движущей силы лечебного процесса.

Таким образом он проявляет интерес к своему партнеру и вместе с тем «центрируется на клиенте». Впрочем, точно так же можно сказать, что он «центрирован на самом себе»: он внимателен к своим собственным чувствам, возникающим у него здесь и теперь в присутствии пациента, с которым он в любой момент готов сознательно разделить эти чувства.”

И доложу я вам, это очень сложно. Но интересно. Если вам тоже интересно найти баланс симпатии к себе и другому в жизни и работе, приходите к нам учиться с апреля по январь на первую ступень подготовки гештальт-терапевтов в МГИ. Тут есть подробности – http://www.b17.ru/trainings/1stgestalt.
Координаты для записи: Влалимир – anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95
и Татьяна – tatyana@psyvert.ru +7 916 718 54 06

Да, и классное видео с закадровым текстом Брене Браун, про эмпатию и сочувствие, их разницу, и уязвимость.

https://www.youtube.com/watch?v=-F0nLEUipl4

Про холодность нарциссов

Холодность нарциссов объясняется тем, что эмоциональная близость предполагает безоружность, доверие и стирание границ. А для нарцисса это смерть, ведь тогда он не сможет контролировать то, насколько он прекрасен.

Про травму от Люды Орёл

Если в результате травм психика раздробилась, то в результате терапии травмы она должна интегрироваться обратно.

Теоретически.

А практически, если смешать, допустим, младенца, мужчину, женщину, единорога и фею, существо получится весьма странное. И вряд ли ему будет удобно жить. Так что терапевтичность такого подхода вызывает большие сомнения.

ОК, есть другая теория. Что перед интеграцией все части должны пройти через левел-ап: единорог пусть научится ходить на задних лапах, фею нужно научить не палиться с пыльцой и волшебной палочкой, младенец пусть познает тщетность всего сущего, а мужчина и женщина наоборот пусть откроют в себе творческое начало и пройдут инициацию. После этого можно включать астральный блендер – вжух – и у нас получился здоровый человек? Кажется, в этой идее тоже много бредовости.

А вот состоятельной мне кажется идея научить всех понимать друг друга и друг с другом общаться. Да, это и обучение, и левел-ап для всех частей, но не в том плане, чтобы всех усреднить, а в плане развития навыков создания сообщества.

Со временем процесс переходит в ту стадию, когда сообщество начинает функционировать как единый организм. На мой взгляд, это и есть переломный момент. Функционирование и качество жизни на этом выправляются, а богатый внутренний мир остается личным делом… самого богатого внутреннего мира.

Про ценность

Сейчас, наверное, крамольную вещь напишу. В последнее время много читаю про ценность каждого человека/жизни/личности самого по себе. Мне кажется, что это важная вещь в условиях дефицита ценности для себя, но все-таки изрядно переоцененная. Видимо, именно из-за дефицита.
Для себя каждый человек может быть ценным сам по себе. Просто потому что если у меня не будет себя, то не будет ничего, чем я люблю заниматься, что я люблю чувствовать и так далее.
Иногда человек так же может быть ценен для тех, кто его любит. Потому что, когда любимый человек рядом, мне радостно и хочется продолжения. Чем определяется это “любит/не любит” – ученые ломают голову. Теорий может быть столько, сколько любящих. Никогда не угадаешь, для кого станешь ценным сам/а по себе. Ну а еще, говорят, иногда могут разлюбить.
Но есть еще ценность для других. Не для тех, кто любит. Для отдельных людей и для общества. И тут каждый становится ценным сообразно тому вкладу, который делает в общее дело или хотя бы состояние. “От каждого по его способностям, каждому — по его труду” (кажется, Прудон). Это совсем не похоже на безусловную любовь, а на вполне себе условное уважение. Потому что человек ценен не только потому, какой он, но еще и потому, что он и как делает.
Ценность для себя можно ощутить, увы, только наслаждаясь жизнью,в крайнем случае в ситуации угрозы жизни. Ценность для любимых мы начинаем ощущать, когда с нами проводят время, делятся душевным теплом, говорят о нашей важности словами или прикосновенями, бескорыстно помогают и пр. (см. Гэри Чепмен “Пять языков любви”). Ценность для общества можно почувствать, получая признание: звания, регалии, отклики коллег и пр., благодарность клиентов и заказчиков, – и, как ни меркантильно это звучит, деньги за свой труд. Это не всегда профессиональное признание. Признание можно получить, занимаясь хобби, развивая свою семью (как такой проект, а не только место для воплощения любви), реализуя любую просоциальную деятельность (благотворительную и не очень).
Любовь к себе, любовь к другим и других к нам, уважение и признание – важные чувства в этой области. И ни одно из них не заменяет других. Пытаясь действовать, чтобы получить безусловную любовь, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае успеха получу признание. Пытаясь предъявляться и раскрываться, чтобы получить признание и уважение, я вряд ли буду удовлетворена, так как в случае контакта получу очарование или безусловную симпатию. И наконец, ни то, ни другое до конца не помогут мне чувствовать себя важной и ценной, если я не дорожу своей жизнью и достоинством.

Телесная реальность, постконтакт

Полнедели прошло, как вернулась, но все никак не сяду записать про важное с интенсива. Всего 8 дней на берегу Волги в телесном осознавании и переосмыслении практики, а кажется, что прошел месяц. Это штука, с которой неминуемо сталкиваюсь в телесной работе и медитациях. Парадоксальный эффект. Я намеренно замедляюсь, чтобы заметить себя. Все делаю плавно и более спокойно. Но совершаю много больше и быстрее, чем раньше. И жизнь кажется плотнее и более наполненной событиями. Описывать ее становится сложнее, хотя замечать – проще. Continue reading

Мастера эпохи шейминга

Дельную вещь пишет [info]dvorami в post

К вопросу о том, почему известный блогер Эв-ция – не психолог, как бы она ни выдавала себя за оного. Я знаю, что многие ее читают, и самопозиционирование + терминология и наличие собственной классификация часто вводят в заблуждение.

Так вот, дело даже не в доморощенной уплощенной классификации, которая катастрофически обедняет богатство человеческой личности, опыта и взамоотношений. Дело в оценочности. Важно запомнить как “Отче наш”: психолог не может давать оценок, в том числе и особенно негативных – не имеет профессионального права заниматься клеймением пациента.

Пример такого из последнего поста Эв-ции:

“Перестаньте строить из себя ответственных, совестливых, вы просто липучки зависимые”.

Так вот, это прекрасный показатель, по нему очень легко определять, кто перед вами. Если человек раздает налево и направо клейма (причем людям, с которыми она даже не знакома, а просто анализируя одно письмо) – это вот кто угодно, но точно не психолог. Если он советует, как жить, – туда же. И это только одна фраза. Понимаете, там просто очень много критических профессиональных ошибок, недопустимых для психолога. Что удивительно для человека с соответствующим образованием – либо образование было такое, либо автор его выкинула за ненадобностью.

И только глубокими мазохистичными тенденциями в нашем обществе я могу объяснить огромную популярность этого топ-блогера. Если не хотите искажать и радикально упрощать картину мира – не стоит в это верить. С тем же успехом можно послушать житейскую мудрость бабы Маши у подъезда. Она тоже многое пережила и может что-то по этому поводу посоветовать.

Дельную, но бесполезную. К сожалению, на основе приведенного высказывания невозможно судить отом, является ли Эв-ция психологом или нет. Почему?
Собственно, почему бы психолог не стал так говорить?
– Чтобы не потерять потенциальных клиентов.
– Чтобы не ранить потенциальных клиентов.
– Чтобы соблюсти правила этики: равно уважительного отношения ко всем своим клиентам.
– Потому что в долгосрочной перспективе это не эффективно.
– Потому что это в голову не прийдет, так как он человек с опытом вежливого обращения с собой и другими людьми, полагающий такую форму обращения ценной.
И все бы это было верно, если бы мы жили в альтернативной России. Continue reading

И еще немного о ретрофлексии

“Настоящая жестокость – это жестокость, которую мы проявляем к себе, когда боимся быть собой”.

Номи Маркс, персонаж “Восьмого чувства”

Майкл Кан “Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения

Несмотря на то, что читаю эту книгу уже года три, она оказалась очень приятной. Автор на пальцах объясняет, почему так важны отношения психотерапевта и клиента, а также описывает базовые концепции этих отношений у Зигмунда Фрейда, Карла Роджерса, Мертона Гилла и Хайнца Когута. “Ещё одна характеристика выделяет этих авторов: они удивительно отважны, – пишет Кан. – В консультативном кабинете есть много возможносетй “спрятаться”; на пртяжении многих лет терапевты могут работать, даже не пытаться узнать о чувствах клиентов к ним или о том, что они сказали. Терапевты, взгляды которых мы изучали, делали все возможное, чтобы овладеть этим пониманием. Естественно, в случае Гилла и Когута, они искали понимание, считая, что в этом кабинете не может произойти ничего более важного”. Continue reading

Про любовь и нуждаемость

Подглядела у [info]naritsyna простую мысль: “Человек часто путает понятия “быть нужным” и “быть любимым”, и отчаянно пытается стать нужным, стремясь оказаться любимым. А это вещи разные”.
Вещи разные. Но! Мне кажется, оказаться любимым здорово, но тревожно. Страшно же потерять расположение того, кто любит. А если я тому, кто любит нужна, он от меня никуда не денется. Иллюзия, конечно, но успокоительная. Принимать любовь, не ограничивая другого и не подчиняя – отдельный навык.

Да и нет весят одинаково

Давно хотела написать текст о забавной цепочке.
Шаг 1. Я чувствую себя неловко, отказывая. Или я чувствую себя неловко, соглашаясь на помощь. Или я чувствую себя неловко, высказывая другому свое недовольство (например, его запахом). Иногда это не неловко, а как-то сильно утружденно, хотя с чего бы: “нет”, короче “привет”.
Шаг 2. Я либо не делаю всего этого и остаюсь со своим посланием, застрявшим на полдороги. Или делаю, но остаюсь в неловкости и раздражении за пережитую неловкость.
Шаг 3. Я либо пишу в сети пост про то, о чем можно просить, или что можно предлагать, или как надо пахнуть. Либо рассказываю возмущенно друзьям, неужели не понятно, о чем можно просить, или что можно предлагать, или как надо пахнуть?! В качестве бонуса, получаю сочувствие и поддержку, иногда согласие (мол да, так приличные люди себя не ведут), иногда возражения (позвольте, но я так поступаю регулярно и другим вроде бы ок).
Схема стоит на дву ногах. Левая предполагает, что существуют высказывания, которые могут другим причинить вред, поэтому есть фразы, которые нельзя произносить, и есть единственно допустимые фразы (если партия скажет – надо, комсомолец ответит – есть!). Правая предполагает, что я знаю, какие высказывания другому могут причинить вред – сам ли догадался, другие ли подсказали. Дальше в зависимости от личностной организации в перечисленных ситуациях возникает вина или стыд. Например, моя подруга просит меня подержать использованный памперс своего ребенка. Мне бы сказать нет. Но как она это переживет?! Значит либо я соглашусь и переживу отвращение, либо не соглашусь и переживу вину. Зачем же она поставила меня в такую ситуацию! Приличные люди так не делают!
Еще хуже, когда на этих же двух ногах отрастают вынужденные невнятные согласия с последующим саботажем или же такие ответы, в которых вообще не разберешь, что человек сказатьо хотел – вероятно, конечно, да, правда тут такое дело…
Бывает ли по-другому? Бывает. Если вдруг предположить, что окружающие меня люди в состоянии пережить отказ или иную обратную связь, а также сделать то, что предлагают. И только им самим известно, что их может задеть, на что они готовы подписаться, а на что – нет. В общем, что другие – взрослые дееспособные люди. Тогда не надо думать за них наперед, тем более, что эффективность этого процесса минимальна. Мне пока такое слабо удается. Видимо, поэтому лучше меня о взаимоуважении написала Анна Черных.

Continue reading