Tag Archives: гештальт

Базовые принципы, облегчающие переживание эмоций

Существует распространенное мнение, что гештальт-терапевты все время работают с эмоциями и постоянно задают вопрос: “что ты чувствуешь?” или “как тебе это?” Гештальт-терапевты работают с целиковыми людьми и, обычно, спрашивают про то, что человек хуже замечает. В нашей культуре худо-бедно принято замечать мысли, воспоминания, воображение, действия и даже их мотивы. С эмоциями сложнее, поэтому про них действительно часто спрашивают. И я спрашиваю. Клиенты сопротивляются. Это привычно в нашей культуре.
Почему люди часто не желают замечать эмоции? Потому что это непредсказуемая неуправляемая фигня, которая может захватить сильно и надолго. Эмоции, в отличие от мыслей и действий, меньше подвержены сознательному контролю. А вот мера их предсказуемости зависит от эмоционального опыта. Чем больше я наблюдаю свои эмоциональные реакции, тем больше я про них знаю и менее непредсказуемыми они мне кажутся. Спокойно проживать эмоции мне помогают 5 принципов, которые я почерпнула из умных книг, опыта личной терапии, песен Битлз и лекций Льва и Ольги Черняевых.

1. Каждая эмоция проходит. Рано или поздно. Если ее не подавлять и не поддерживать. За одной эмоцией приходит другая.
2. Эмоции сами по себе не убивают. Если их не подавлять и не поддерживать.
3. Эмоции – не мысли. Мысли – не эмоции. Мысли могут длиться сколько угодно долго и снова и снова вызывать эмоции. Эмоции делают людей склонными мыслить определенным образом. Но см. п. 1.
4. Эмоции – не действия. Действия – не эмоции. Совершая определенные действия, люди могут переживать определенные эмоции. Но см. п.1. Эмоции делают людей склонными действовать определенным образом, а у действий есть последствия. Иногда летальные. См. п. 2.
5. Сами по себе эмоции не плохие и не хорошие. Зато люди склонны называть “хорошим” то, что продлевает приятные или привычные эмоции, а “плохим” то, что этому мешает и вызывает неприятные или непривычные эмоции.
А дальше сэр Пол

Continue reading

Нарушу чуть-чуть рутину. Традиционный позитивный пост в среду пишу не в dracat.windchi.me, а тут.

В моем уютном кабинете появилось новое усовершенствование. Эта волшебная синяя штука, которая гоняет через себя воздух и подвергает его UV-излучению. Свет наружу проходит через фильтр, поэтому глаза не страдают. Благодаря штуковине мне удалось продолжить работу в разгар московской весенней простуды. А моим клиентам не утащить с нашей встречи какую-нибудь респираторную заразу. Благодаря штуковине, а еще регулярному проветриванию.

При помощи мужа и такой-то матери повесила в кабинете, наконец, любимую картинку со Святым Франциском, проповедующим птицам. А над рабочим столом – двух драконов, напоминающих о лихих ролевых и фуревых временах. Работа пошла бодрее и сил стало больше.

Поэтому приглашаю на свой удобный диван под волшебной голубой лампой людей,
решивших, что им нужен психолог,
который умеет:
.работать с последствиями длительного стресса (разросшегося до масштабов дистресса)
.перестраивать травматический опыт так, чтобы он не мешал жить, развиваться и радоваться этому процессу
.давать поддержку в моменты кризисов, потернь и вовсе не идентифицируемых состояний
.обучать обращаться с эмоциями так, чтобы они не мешали разуму делать свое дело
.разбираться с вредными паттернами пищевого поведения, которые мешают жить своим телом и своей жизнью
.обучать расслабляться и напрягаться и различать ситуации, в которых нужно одно и другое
.договариваться с персонажами внутреннего театра, в том числе с самозванцами, критиками, перфекционистами, занудами, нытиками, жертвами-насильниками-спасателями, маленькими детьми, котиками и пр.
Еще у меня есть черный кот и вкусный чай, которые любой процесс делают приятнее.

Отзывов о моей работе немного, в следствие конфиденциальности. Но их чуть-чуть есть тут http://psyvert.ru/about/feedback/

верить

Практически никогда не верю в свои путешествия, пока не соберу чемоданы. Все время кажется, что… В общем, ничего не кажется. Сегодня я в реальности московской, где капель, лужи глубже моих каблуков, грязный снег по обе стороны тротуара и щекотка в носу имени приближающегося цветения. Стопка книжек справа от компьютера “прочитать срочно”, недописанный целый год конспект с прошлой учебы, три клиента в расписании и два пропавших с радара дипломника. Здесь и сейчас никакой Армении, гостеприимного отеля Альпина, гор, весенних цветов и теплого солнца пока что не существует. Случаются разговоры с коллегами, как это будет. Предвкушения, предчувствие и тревога имени несделанных дел и извечного “нечего надеть”. В то,что “Ближе, чем рай” случится, я могу только верить.
http://гештальт-терапия.рф/

Как я стала гештальт-терапевткой

Как и положено советской девочке, я мечтала быть то балериной, то космонавтом. И еще чуть-чуть Андерсеном. Для первой у меня не было физических задатков, для второго явно не хватило бы упорства, а писателем я все еще собираюсь когда-нибудь стать – когда будет о чем сказать миру. При всем при том, я не то чтобы много танцевала, читала книг про космос или писала. Большую часть детства по-настоящему меня занимал один вопрос: “Чем занимаются люди, когда находятся не со мной?”. Так я потихоньку росла, смотрела мультики, читала Кира Булычева. В книжках про Алису мне ужасно нравились ученые. Потому что они умные, их, как правило, все слушают (а если не слушают, то потом ужасно раскаиваются), и их берут на космические корабли в дальние экспедиции. А, может быть, все началось тогда, когда бабушка спросила у меня, кем я стану, когда вырасту, и я ответила: “Адемиком”?
В школе мне больше всего нравилось слушать байки, вести дневник (личный, а не школьный) и биология. Но друзей у меня было мало, писала я с ошибками, за что имела вечно натягиваемую тройку по-русскому, а вот разбиралась в систематике растений и животных много лучше. Когда пришло время распределяться на гуманитарный и физико-математический класс, мне, конечно, хотелось в физико-математический. Потому что физика и математика мне давались, чего не скажешь о русском языке или, еще страшнее, истории. В физике мне нравились совсем таинственные вещи, а именно микромир. Я могла долго упражняться, рисуя в воображении структуры атомов, заставляя электрончики двигаться по их орбитам. Когда я выяснила, что это вовсе даже не орбиты, а области, где электрон наиболее вероятно наблюдаем, все стало еще интереснее. Вероятностный квантовый мир. И стала бы я, наверное, физиком, если бы физикой со мной не занимался папа с его вспыльчивым нравом. И если бы не биология с ее нервной системой, которая оказалась еще более запутанной, чем квантовая механика. И, думаю, интерес мой был сильно поддержан тем, что моя мама – невролог. Становиться врачом я побоялась, потому что химия – была моим проклятьем. Я исправно делала все домашние задания, писала контрольные и получала свои пятерки, но совсем ничего не понимала, как только выходила за пределы, описываемые любимой физикой микромира. А тут к нам перевелась девочка из гуманитарного класса и рассказала про уроки человекознания и психологию. “Почему бы ни психология, если это объяснит, как мозг работает?” – подумала я. Мама расслабилась, что я не буду поступать в мед, папа расстроился, что я не стану финансистом, а у меня появилась туманная перспектива поступить на кафедру психофизиологии МГУ.
Вообще, я не собиралась становиться практикующим психологом. На собеседовании меня упорно допрашивали: “Может быть вы все-таки хотите помогать людям? Зачем вам все это? У нас очень фундаментальная кафедра”. Я гнула свою линию: “Мне важно понять, как устроена психика, почему мы такие, какие мы есть”. Насколько я себя помню, я мечтала расшифровать “мозговой код”, чтобы по мозговым волнам понимать, что человек будет делать, или хотя бы, о чем он думает. Изобрести миелофон, ни больше, ни меньше. Но чем больше я училась, тем больше понимала, что на самом деле мне интересно, почему люди живут так, как они живут, и чем, в конце концов, они занимаются, когда находятся не со мной?! Я по-прежнему любила слушать байки, писать и биологию. И к моменту, когда я отчаялась продвинуться в построении эмоционального миелофона, у меня уже был план и в запасниках нашлись неплохие ролевые модели (три моих любимых мозгоправа). Тогда я уже закончила аспирантуру и какое-то время потратила на то, чтобы выбрать себе направление практической подготовки. Успела поработать научным сотрудником, менджером женского клуба, контент-редактором, переводчиком, журналистом, педагогом и гадалкой.
Я долго подбирала, куда и как пойти учиться. И выбрала гештальт-терапию, потому что знакомые, ставшие гештальт-терапевтами, были менее заносчивыми и более понятными, чем другие мои знакомые практикующие психологи. Я не знала о том, что такое гештальт-терапия, пока не села читать Перлза, прямо по дороге на собеседование для участия в мигтиковской группе. Но то ли Перлз так подействовал, то ли еще что – я заблудилась, не доехала до первой встречи, не сдала деньги и пролетела с началом группы. А в МГИ группы набирались прямо с октября. Так я и попала к Косте Баженову и Наташе Лазаревой. Гораздо позже я поняла, что гештальт-терапия – чудесное практическое воплощение любимой мною системной психофизилогии.
Если бы я сразу знала, что захочу стать разговорным психотерапевтом, надо было делать все по-другому. Сначала идти в гуманитарный класс. Потом поступать в медицинский и специализироваться в психиатрии или психотерапии. Ординатура. И может быть даже аспирантура. Или хотя бы поступить в мед на клинического психолога. Или на психфаке выбрать другую кафедру (я даже думала подавать документы на клиническую и патопсихологию, но испугалась конкурса). Хотя какая разница? Если у меня есть возможность слушать байки, вести дневник, думать и читать о нервной системе, а люди рассказывают мне о том, чем занимались, пока меня не было рядом.

про ролевые модели любимых мозгоправов тут

Три любимых мозгоправа

День дурака

Жизнь продолжается.
Встретились мы с Вовой и давай мастерскую на день дурака выдумывать. Для психологов, молодых, ярких, но неопытных, начинающих практику и приглядывающихся к гештальт-подходу. Выдумали много всего про феноменологию, теорию Self, цикл опыта. Выяснили, что умных слов знаем много, но они не помогают. А первого апреля обещали дурачиться и все еще хотим. В общем, план мастерской перечеркнули и придумали все заново. Про то, как превратить отупение в ресурс незнания. Как в серьезной практике найти место своему остроумию. Как остаться собой, сидя на стуле, предназначенном для ТЫЖПСИХОЛОГА. Как начинающему психологу оценить себя по достоинству, честно, без преувеличений и уничижений. Ну а как вместе соберемся, все еще раз переиграем и развернем туда, куда участники будут готовы двигаться.

И так 1 апреля, с 11 до 15. День Дурака. С Володей Анашиным и Татьяной Лапшиной. Лялин переулок, д.8, стр.3, к. 6.
500 рублей.

Подробное и очень серьезное описание есть на b17 http://www.b17.ru/trainings/foolsday/?prt=2335
Еще есть два места. Записывайтесь – tatyana@psyvert.ru или anashin_vladimir@list.ru

В оформлении использована картина Михаила Хохлачева (Michael Cheval)

Про интенсивы

Редко я возвращаюсь на интенсивы, но удержаться от Армении, да еще на майских, да еще в свой день рождения – невозможно. В прошлом году Армения была такой – http://dracat.windchi.me/about/2017/05/10/chut-chut-ob-armenii/ . С дождливым Цахкадзором, туманными горами, жарким Ереваном. Свежей зеленью, печеной рыбой и ароматным гранатовым вином. То, про что в прошлом году не рассказала, – это про сам интенсив. На котором:
– классная тренерская команда, в которой есть всего: и мудрости, и опыта, и яркости, и огня;
– дружелюбное пространство отеля и города, в котором к концу интенсива кажется, что все свои;
– еда! очень вкусно! каждый день;
– природа, которая самим своим присутствием успокаивает и лечит;
– детские группы для детей, приехваших с родителями-участниками;
– участники со всей страны и не только;
– самые стильные вечеринки сообщества.
На днях в фейсбуке вспоминала свой первый интенсив, на котором была клиентом. Интенсив – всегда плотный опыт: лекции, которые хочется слушать, потому что они про сейчас; до 4 часов групповой и час индивидуальной терапии в сутки три дня подряд, а потом выходной и снова; много людей вокруг и все в своих процессах… . Это ценный опыт, когда за 9 рабочих дней в терапии разворачиваются события, с которыми в городе приходится копаться год-другой. Поэтому так важно, кто в этот момент с вами рядом, насколько вокруг хорошо, сколько в доступе свежего воздуха, чтобы продышаться. В общем, если кто-то присматривает себе первый интенсив или просто клиентский интенсив, говорят, там есть места. 27 апреля – 9 мая. 😉
А тут видео о том же:

Ну и подробности тут http://гештальт-терапия.рф

Апатия, эмпатия, симпатия как ресурсы психолога

Есть одна причина, по которой я и люблю и не люблю гештальт-терапию. Это одно из направлений терапии отношениями, то есть целительным считается то, как люди вступат в контакт друг с другом. И если в классическом психоанализе психолог максимально отстранен, в некотором роде даже апатичен; если в гуманистическом подходе психолог вовлечен и эмпатичен; то в гештальт-терапии мы говорим о т.н. “контролируемымом участии”. Анна и Серж Гингер пишут об отношениях в гештальте практическ востороженно: “…Конечно же, нет! Нет ни первых, ни вторых ролей, никаких классификаций или делений! Терапевт и его клиент — это два партнера (пусть с разными ролями и статусом), участвующих в равноправных аутентичных отношениях. Именно в этом заключается одна из характерных особенностей Гештальт-терапии” (“Гештальт-терапия контакта”. И далее:

“«недирективный» подход Карла Роджерса превозносит эмпатию: терапевт эмоционально близок своему клиенту и относится к нему с «безусловным приятием»; терапия «центрируется на клиенте»;

• психоанализ рекомендует отношения «благожелательной нейтральности», в которых терапевт сохраняет эмоциональную дистанцию между собой и своим клиентом, следуя «правилу воздержанности», что поддерживает фрустрацию, ведущую к усилению механизмов переноса. Подобного рода сдержанные отношения Перлз определяет как пассивную фрустрацию (клиенту не отвечают) + апатию, противопоставляя ей активную фрустрацию + симпатию, которые несут провокационный смысл и содержат в себе мобилизующий клиента «вызов» (от лат.pro-vocare — взывать к). Например: «Ты знаешь, а я уже минут пять как перестал слушать, о чем ты говоришь…»;

• Гештальт, в свою очередь, поощряет симпатию: терапевт, как человеческая личность, вступает со своим клиентом в реальные отношения типа «Я/Ты». Он пробуждает у клиента осознавание (awareness) тех взаимоотношений, которые возникают между самим клиентом и окружающей средой (представленной терапевтом), и сознательно использует свой собственный контрперенос в качестве движущей силы лечебного процесса.

Таким образом он проявляет интерес к своему партнеру и вместе с тем «центрируется на клиенте». Впрочем, точно так же можно сказать, что он «центрирован на самом себе»: он внимателен к своим собственным чувствам, возникающим у него здесь и теперь в присутствии пациента, с которым он в любой момент готов сознательно разделить эти чувства.”

И доложу я вам, это очень сложно. Но интересно. Если вам тоже интересно найти баланс симпатии к себе и другому в жизни и работе, приходите к нам учиться с апреля по январь на первую ступень подготовки гештальт-терапевтов в МГИ. Тут есть подробности – http://www.b17.ru/trainings/1stgestalt.
Координаты для записи: Влалимир – anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95
и Татьяна – tatyana@psyvert.ru +7 916 718 54 06

Да, и классное видео с закадровым текстом Брене Браун, про эмпатию и сочувствие, их разницу, и уязвимость.

https://www.youtube.com/watch?v=-F0nLEUipl4

День дураков – и это не розыгрыш!


1 апреля – день дураков. Дурак, или трикстер, в мифологических сюжетах – это бог или герой, не подчиняющееся общим правилам поведения. А в колоде таро с дурака начинается путь героя. Поэтому мы (Татьяна Лапшина и Владимир Анашин) решили нарушить правила, скомбинировав форматы, и позвать вас смело совершать первые шаги в работе психолога. Поэтому у нас будет панельное интервью и мастер-класс про ресурс дурака в работе психолога.

Но все по порядку.

Панельным интервью называют встречу, в которой несколько сотрудников беседуют с одним соискателем. Мы решили поступить так же! Только с точностью до наоборот!
Не мы будем выбирать Вас, а Вы будете понимать подходим ли мы Вам в качестве психологов, преподавателей гештальт-терапии или супервизоров. А почему бы и нет?
Во время этого действия мы расскажем о себе, расскажем Вам о гештальт-подходе, о структуре обучения в программе. Приносите ваши вопросы про гештальт-терапию и практическую работу психолога – будем отвечать. И наверняка зададим интересные вопросы вам.

Мастер-класс будет включать маленький эксперимент. В нем можно будет примерить роль практикующего психолога, нащупать сильные и слабые стороны роли ученика и начинающего консультанта, а также почему психологу бывает полезно быть глупым. Мы ведь встречаемся 1го апреля!) В общем, сможете опробовать силу гештальт-подхода на себе

Ждём Вас!
Лялин переулок Центр “Практика” (Лялин переулок, д.8, стр.3), как уже было сказано, 1 го апреля начало в 11:00, завершаем в 16 часов.
Цена участия 500 рублей.
Для тех, кто планирует присоединиться к нашей программе первой ступени 7-8 апреля, эта встреча засчитывается как собеседование.
Чтобы попасть на мастерскую-интервью, нужна предварительная запись
Влалимир – anashin_vladimir@list.ru +7 926 56 118 95
или
Татьяна – tatyana@psyvert.ru +7 916 718 54 06

Про Московский Гештальт Институт

Пока мы с Володей Анашиным готовимся к проведению первой ступени, мы много встречаемся и вспоминаем, как сами становились гештальт-терапевтами. У нас на страничке уже выложено несколько володиных зарисовок. Моя история мне никак не дается. Но я уже нащупала несколько важных точек. И одна из них – это выбор МГИ. К тому моменту я уже была кандидатом психологических наук, имела опыт участия в психодраме и различных мифодрамах, была клиентом аналитика и кбт-шника, была на семинарах по нарративной практике, общалась с юнгианцами, но выбрала все-таки гештальт-подход. Пыталась пойти по пути меньшего сопротивления, не разбираться в программах подготовки и пойти учиться по стопам моего коллеги, но передумала (если честно, обиделась на конкретного человека и зачем-то распространила свою обиду на всю организацию). И стала выбирать другое место. Почему я выбрала именно Московский Гештальт Институт?

1. Тусовка. Я смотрела на то, как общаются и ведут себя разные знакомые мне гештальтисты. И гештальтисты МГИ мне больше всего нравились. Причем настолько, что мне хотелось с ними подружиться и тусоваться. Они были открытыми, любопытными и поддерживающими, совсем не пафосными, легкими на подъем, талантливыми во множествах видах творчества. Думаю, мне просто повезло с выборкой из МГИ. Поэтому пункт первый – самый необъективный и критериев. Но он оказался самым важным, потому что поддерживал и поддерживает меня в нелегкие моменты личных и профессиональных кризисов. Поддерживает не критерий, конечно, а друзья и приятели среди коллег, с которыми я познакомилась и сблизилась в процессе обучения и развития в профессии.

2. Сообщество. Когда я в первый попала на сайт МГИ (gestalt.ru), я увидела огромный раздел “наши сотрудники”. И там было огромное количество людей-профессионалов своего дела, признаных и принятых в сообществе. Сейчас раздел есть и он еще больше (слева на сайте ссылки под надписью “персоналии”). А еще там был раздел с мероприятиями. И в нем были конференции, семинары, специализации, интенсивы по всей стране. Все это для студентов и коллег. Доступно. Разнообразно.

3. Терапия и супервизия. Прохождение часов личной терапии и супервизии было (и остается) необходимым условием сертификации. По началу моей истории вы могли догадаться, что я была типичным колобком, который и от психоаналитика ушел, и от нлписта ушел. При этом я верила в ценность личной терапии в становлении профессионалом помогающих практик, и хотела место, которое меня будет пинать в эту сторону. Внутри оказалось все по-другому: МГИ не пинает, но устойчиво в своих требованиях и предлагает удобные опции получения терапии и супервизии. Кроме того, первая ступень сама по себе проходит в терапевтическом формате, так что не улизнешь. (И важно понимать, что помимо учебных часов в группах, нужно будет на терапию и супервизию выделить ресурсы в своем расписании и кошельке).

4. Автономность и ответственность. К тому моменту я уже работала достаточно долго преподавателем и видела, как неудачно работают системы, которые обтесывают человека до профессионала. Берут человека и начинают делать из него психолога по образу и подобию государственного стандарта. А в результате выпускник оказывается сломлен да еще и привязан к единственной профессии, которую и нести не понятно как, и бросить жалко, но столько же вложено! В МГИ есть свой стандарт, но важной его частью является поддержка автономности и ответственности. В результате не все студенты обучающих программ становятся гештальт-терапевтами. Зато они становятся писателями, художниками, музыкантами, госслужащими, маникюршами и пр., получающими удовольствие от работы на выбранном пути. И хочется верить, что проходя подготовку в МГИ, они стали чуть больше собой. Я стала. А может дело не в учебе, а в том, что в 30-35 приходит время не только социализироваться, но и думать, что такого сделать, чтобы интересно себе и полезно другим.

Конечно, можно опираться на другие критерии для выбора. Например, сертификат, который получается на выходе (в МГИ дают сертификаты EAGT, но не дают GATLA), продолжительность обучения (от трех до бесконечности лет), расписание (трехдневки по выходным + ты сам составляешь себе программу, не считая необходимого минимума), ценник (разные цены в зависимости от уровня и амбиций ведущих). Но для меня решающими были те, что я перечислила в п.1-4.

И самое важное, жалею ли я о своем выборе? Нет. Правда, искушение сертификатом GATLA не дает мне покоя и я все порываюсь пойти подучиться.

Быть и любить: брать и притягивать

Я тянусь к тебе как иные тянутся к Богу
И наверное я могла бы сделать так много
Но сегодня сейчас мне важно тянуться
И в финале уже наконец прикоснуться
К тебе

Татьяна Лапшина, 14.02.2018

9-11 марта пройдет третья встреча группы “Быть и любить”, которую я веду вместе с Тихоном Паскалем. Мы особенно приглашаем тех, кто очень тянется к любимым, открывается сердцем, но отношения все равно не складываются.
Мы используем в работе метод Руэллы Франк – это бережный способ организации телесного контакта между людьми, через который удается замечать и менять привычные способы взаимодействия в отношениях.
Подробности можно узнать по ссылке http://www.b17.ru/trainings/belove/?prt=2335

Ведущие:
Тихон Паскаль, гештальт-терапевт, телесноориентированный терапевт, Санкт-Петербург
Татьяна Лапшина, гештальт-тарпевт, психофизиолог, телесноориентированный терапевт, Москва

Стоимость участия 7000 рублей.

Для студентов гештальт-институтов 6000 рублей (+ студентам МГИ часы идут в зачетку как групповая терапия).

Максимальное количество участников — 8 человек.

Территориально: метро Белорусская, Большой Тишинский переулок. 6-8 октября. Пт 18-22 , Сб-Вс 11-19.

Контакты для записи:
Телефон: +79167185406, +79533774402
E-mail: tatyana@psyvert.ru, pascal.ti@gmail.com
Татьяна и Тихон, соответственно.