Tag Archives: она звалась Татьяной

Гештальт-молитва

Молитва Ф. Перлза прекрасна, но она не моя. Моя бы звучала так:

Здесь и сейчас
телом и душою
всею собою
я обращаюсь к моей осознанности,
чтобы не утонуть в уродстве мира;
к чувствительности,
чтобы разглядеть его красоту;
к наблюдательности,
чтобы отличить одно от другого;
и к автономности,
чтобы сказать “спасибо, хватит”,
когда мне будет достаточно
. Continue reading

Разговоры в моей голове

Я сажусь читать Фрица Перлза. Мне 38 лет. Я взрослая женщина. Почти 10 лет как гештальт-терапевтка. Ещё не всё прочитано и вот я усмиряю разум. Я сижу в позе лотоса. Дышу спокойно. На мне удобная одежда. Вокруг меня – любимый кабинет, в котором все радует глаз. За окном приятно шумит дождь. Я обоняю запах любимых духов, напоминающих о прохладных розовых садах Британии. И во все это врывается старикашка по имени Фриц. В моем воображении, он частенько подкашливает и курит что-то отвратительное. Волосы его торчат во все стороны. Глаза смотрят хитро и цепко. Он – прародитель капитана очевидности, поэтому слишком честно и ясно говорит очевидные вещи.
А я читаю и усмиряю разум.
Не выходит.

“То есть как это не нужно искать причин – они лишь служат оправданием?! То есть как это долженствования для сосунков?! То есть как это нетерпение – слабость эго?!” В параллельной вселенной, где мысли материальны, я обрастаю рваными джинсами, косухой, сигаретой и бутылкой пива. Косуха в свою очередь обрастает профем нашивками и стальными шипами. Через мои брови прорастает пирсинг. Кожа расцветает татуировками, а волосы собираются в ирокез. И я порчу розовый воздух, чтобы все было по-панковски бунтарски. Тем временем в реальности, которую я делю с большинством моих знакомых, мой бунт сосредоточен только в интеллекте. Его я оттачивала годами, как моя воображаемая косуха – шипы. Не так ярко и красиво, зато действенно и вызывает одобрительные отклики комментаторов в Фейсбук. “А где же статистика? Где контрольная группа? Что значит воображение требует меньше энергии, чем действие? Виктимблейминг! Газлайтинг! Ату его, ату! ”

В системе моих верований Фрицу уже все равно. Если он в раю, ему и так хорошо. Если в аду – то споры со мной наименьшая из его проблем. Ну а набору молекул, в которые он превратился, нечем оценить глубину моих мыслей.
Я яростная спорщица. В споре рождается не истина, но туповатое успокоение. Вроде выразила все. И пока в альтернативной реальности косуха втягивает шипы обратно, а розовое облако снова покоряет космос моего кабинета, я диву даюсь, насколько виртуозно фразы цепляют проблематику. Как легко пробуждается анархический дух. Это не текст, не книги – интерактивная реальность. Вирусная реклама гештальт-подхода.

Дедушка Перлз злится. Я слишком быстро соглашаюсь. Слишком много думаю. Слишком мало злюсь. Обманываю его ожидание бури. И это хорошо! Каждый из нас делает свое дело и не должен соответствовать ожиданиям другого. В наше время еще поискать таких виртуальных собеседников.

Картинку утащила из блога
http://jubilarium.blogspot.com/2015/06/priere-de-fritz-perls.html
Там по ссылке гештальт-молитва на французском. Очень красиво звучит

3 ступень. Финал

Позавчера для меня завершилась третья ступень. Три с половиной года я ездила в свой персональный Хогвартс в Подмосковье, блуждала по улочкам-садам и путалась в комнатах. Подсчитывая сертификационные часы, мы со старостой посчитали, что наша группа за это время суммарно вложила в гештальт 5,3 лет чистого учебного времени. После моих 3000+ часов меня признали продвинутым гештальт-терапевтом, супервизором и ведущим групп.
Столько всего за это время было. Я успела развестись и выйти замуж, переехать в новую квартиру, пару раз попасть в больницу, уйти с работы в АСОУ, попробовать себя в роли научного редактора. Многое менялось в моей психологической работе. А вместе с новым пришлось переживать удачи и неудачи, хорошие решения и ошибки. Я стала устойчивее в этом – усвоении очень разного опыта.
Сложно выделить, что больше повлияло на то, какой я выпускаюсь с третьей ступени: обучение или та жизнь, которую я для себя в процессе выстроила. Но что бы я ни вытворяла на “большой земле”, дом в Заветах Ильича и возможность быть с сокашниками и тренерами составляли стабильный фон моей жизни. В иные моменты отношения с ними занимали все сознание и становились трансформирующей фигурой.
Говорят, третья ступень – тренинг коллегиальных отношений. И, вот диво дивное, я умудрилась сблизиться с коллегами, а кого-то и вовсе полюбить. Так странно в 30+ лет снова учиться дружить и наблюдать, как хрупкая привязанность обрастает жилами, мясом и кожей. Неужели я все еще так могу? и тут же обнаруживать в дружбе новые выборы, которых раньше попросту не замечала.
3,5 года я нащупывала баланс между двумя “че”: честностью и человечностью. Кажется, стала что-то улавливать – но тут как с ездой на велосипеде: можно научиться – невозможно объяснить.
Кажется только к концу третьей ступени я начала признавать собственное авторство. Не только трех выпускных работ, но своей жизни, тех самых успехов и неуспехов, о которых я говорила выше. Роль кузнеца своего пздца принимать сложно, зато помогает перестать ковать куйню.
В последний день , уже после завершения, между одними прощальными объятиями и другими, маленькая девочка подарила мне ветку сирени. Я почувствовала благодарность, впервые за долгое время свободную от зависти. И этот момент – не менее важное приобретение, чем три года опыта, знания, умения и сертификат. Сирень осталась благоухать на столе у мангала, а я поехала в Москву с ворохом сердечных воспоминаний: про долгие прогулки, катание на трехколесном велосипеде, традиционные шашлыки под дождем, поездки в Глобус с Егором, жаркие споры обо всем на свете и совместные обеды.
Весь день по небу бродили тучи. Дождь грозился-грозился и начался как раз, когда мы грузились в машину. Это было красивое завершение. Сегодняшние встречи с коллегами в других пространствах , живой чат и стопки фотографий уже распознаются как эхо того, что было. Сейчас оно стихнет и начнется что-нибудь новое.
Continue reading

Про пупок

“Хотя для разных людей пупок означает разные вещи – духовные врата, чакру, символ плодородия, – по словам Хармона и других ученых, это наш первый шрам. Не важно, выпуклый он от давления или похож на вагину: когда мы рождаемся , это та рана, которой предстоит зажить. Это не просто отслужившая часть тела или метка, по которой можно опознать живот. Пупок – наш первый изъян. Так тело сообщает нам, что мы всего лишь люди”. Так пишет Мара Олтман. Читая “Тело дрянь” я поражалась,насколько много вещей мы стремимся контролировать из обыденного страха смерти – запах подмышек, запах вагины, пупки вот ещё. Такой мы хитрый вид – знаем о смерти, не можем ее игнорировать, но в глубине души надеемся избежать. Вот и я в отпуске не ожидала, что буду стоять на берегу ярко-бирюзового моря, нюхать йод и глотать соленые слезы, разглядывая мертвую черепаху. Я уехала на другой материк праздновать день рождения, но мне не удалось сбежать от напоминаний о бренности всего сущего и сопутствующих переживаний. Говорят у Сиддхартхи Гаутамы после такого все наладилось.
Может быть, не стоило покупать интернет? Но ведь черепаха. И ничего не поправить. В еврейских кварталах лепестки бугенвилий сдаются и отпускаю соцветия и оседают на землю ковром. Маленькие муравьи раздирают на части большого прямо под моим шезлонгом. А затем ровным строем маршируют к завершению жизнь в чашке кофе. Я сегодня на год дальше от рождения и ближе к смерти. И новый дезодорант с ароматом гибискуса и 48 часовой защитой от пота этого не изменит. Как же хорошо. И легко думать о смерти, лёжа в шезлонге и разглядывая фото дохлой черепахи. Обычно, для переработки этих посланий, deathnotes, требуется много ресурса, много земли, воды, воздуха и солнца. А еще способности все их впитать в себя, принять и превратить в собственную внутреннюю опору. Она бывает в тех, кто хотя бы раз коснулся моря любви. Как бывает в день рождения в эпоху соцсетей, а ещё лучше настоящей – с объятиями и утешениями вдалеком детстве на руках у мамы. Не всем так везет. Поэтому все таки хорошо что есть психические защиты, нелепые ритуалы и большую часть времени можно не думать о пупке .
Запомните меня такой. С идеальным загаром и макияжем, хорошей фигурой и сногсшибательным чувством юмора 😉

P.S. правда, книжка на фото другая :Р

Инсайт

У всех весна, а у меня осознавание. Бывает парад планет, а у меня парад постов и запросов. А в результате к утру четверга я поняла, зачем на самом деле занимаюсь психотерапией. И почему моя практика такая, какая есть. Никогда такого не было и вот опять.
События юности в очередной раз легли в понятный узор калейдоскопа. Вместе с вау-эффектом пришла мучительная неловкость: жить свою жизнь пятнадцать лет и не замечать, как пытаюсь переработать горе-горькое далёкой давности. Что пытаюсь изменить ситуацию, которую я не могу изменить.
Есть у меня теория, что профессиональный путь многих психологов и психотерапевтов начинается с важного человека , которому было невозможно помочь. Потому что нельзя помочь тому, кто не просит о помощи. А если даже просит, то помочь можно только в том, что человек уже делает.
Я долгое время считала что такой человек для меня – это я сама. Отчасти это правда. Но не до конца. Пора признать, что человек, с которым мне так хотелось быть рядом и кому хотелось помочь, давным давно мертв. Он убил себя нелепо, жестоко, в одиночестве. И этого не изменить ни для него, ни для меня. Ни нелепости, ни жестокости, ни одиночества, ни смерти.
Сейчас мне даже толком не вспомнить, каким он был. Потому что то, как мы могли общаться тогда, не создавало надежного образа друг друга. Каждый пытался кем-то быть изо всех сил. Вот и я после его смерти сначала старалась быть мягким преподавателем, чтобы не ранить таких, как он . Потом уходя в частную практику, я спорила с миром, что такое возможно: талантливые, красивые люди, которых все любят, кончают с собой.
Теперь с осознаванием этой связи, работа потеряла смысл. То есть смысл остался, но не слишком личный.
Остаюсь в профессии – в конце концов, не самая нелепая история профессионального пути. Теперь буду делать работу лучше, чище и более осознанно. Впереди две недели отпуска. Надеюсь за них переварить внезапно обнаруженное. Прибраться в чертогах разума и эмоционально перезагрузиться. Пустыня, небо и море мне в помощь.
Картинка просто так

Закрываю тооолстый блокнот

Мне иногда задают вопрос: что ты там пишешь? Студенты и учителя, клиенты и терапевт.
Я частенько пишу и рисую, когда работаю. Это слепок настроения и выхватываемой информации и ключ памяти. Обычно, карандашом. Как и стихи. Если все идёт хорошо, форма сложится под ситуацию. Mindmap. Рисунки – #gestaltdoodles. Долгие конспекты. Классические две колонки: клиент/терапевт и влезающий бабл “где же ты, супервизор?!”. Иногда побеждает рутина и страницы тетради становятся скучными и с трудом дифференцируемыми.
Вот, прощаюсь с ежедневником, который служил мне рабочим блокнотом 2 года. С нелепым Тоторо. Таким, как его видят китайцы. Он не был идеальным. В нем линеечки и даты, а я люблю без них. Зато на резинке и с кармашком под всякие всячины. В кармашке всякое, например, эта записка с одной из групп, на которой мы соревновались в guilty pleasures.
Кажется, два года назад я была свободнее и рутины было меньше. Интересно, как выйдет с новой тетрадью.

Continue reading

Про носок с дыркой

В предновогодние дни так хочется наконец победить несовершенство и уродство. Наполнить мир благостью и красотой. Хаос и ветхость отступают, сдают позиции новому и красивому. Выкидываю некогда любимые вещи, которым нет больше места в жизни. Их место занимают лампочки на окнах и новые красивые книжки. Кучки вещей не на своем месте переползают в шкафы на отведенные им полки. Кабинет и квартира облагораживаются. Даже последняя коробка хлама после переезда рискует быть разобранной до Нового года.
Хочется красиво одеваться. Вчера надела на группу все новое в цветах марсалы – узнала в ЖЖ новое название цвета. Шерстяную юбочку, водолазку, любимую подвеску из армянского путешествия этого года. Теплые колготки идеального меланжево-винного цвета натянула на пальчики со свежим педикюром. Всунула ножки в новые сапожки на каблуке, которые купила прошлой весной и так и не случилось их надеть в сезон. И… порвала колготки. Аккурат новым педикюром протерла в районе большого пальца насквозь. Весь понедельник сидела на группе и смирялась с расползающийся дыркой. С утра сегодня зашила и, чтобы не мучиться так больше, подстраховалась – надела поверх колготок носки с бордово-черную полосочку. И что бы вы думали – дырка снова там?! Теперь на носке. А на сапожки кто-то наступил в метро и на них теперь отвратительный белесый след, который только смыть, а губкой или щеткой не вытереть.
Очень хочется чтобы в праздники побеждали красота и совершенство. Но это невозможно, увы. Живу, как получается.

Как обращаться с чужим горем?

Милый ролик о том, как помочь, если твой друг горюет. Оказывается, что подбадривания и советы не работают. Что делать? Свой вариант предлагает Megan Devine .

Continue reading

Пост сепарационной тревоги и ностальгии

Пока я пишу работы по третьей ступени МГИ, снова и снова возвращаюсь к вопросу, как так вышло, что я стала именно психологом. Общаясь с коллегами, обсуждая работу с супервизантами, выдерживая атаку недовольных клиентов, я слышу их сомнения. Работает ли немедикаментозная психотерапия? А если и работает, то стоит ли посвящать время этому занятию? Является ли психология наукой? А если является, то стоит ли…?
А я не сомневаюсь. Я умею сомневаться. Я сомневаюсь постоянно и во многом. Практически в каждой своей мысли и действии, иногда мучительно долго и впадаю от этого в бездействие. Сомневаюсь в своем мировоззрении. Постоянно ставлю под вопрос ценности и смыслы. Но в психологии и разговорной психотерапии я не сомневаюсь. Будто бы это настолько часть меня, что нелепо сомневаться.
Раньше это я связывала отсутствие сомнений с ужасом при мысли о том, чем бы мне еще заняться. Но, когда я думаю о том, кем еще и насколько успешно работала, я понимаю, что не пропаду и ужас проходит. А уверенность остается.
А тут я навещала родителей и поняла себя чуть лучше. На фото магнитола из 90ых. В ней есть радио, штука для проигрывания кассет и даже для записи. Мощная вещь для своих времен. Ужасно неэкономная! Чтобы она поиграла пару часов без сети, нужно было 5 батареек-бочонков. Но к счастью, она играла от сети. Стояла передо мной, когда я делала уроки, вела дневник, занималась какими-то детскими делами. Красная, с серебристыми кнопочками. С контринтуитивными китайскими обозначениями плея и реверса. Когда-то на передней дверке еще была наклейка с красивой желтой и розовой полосой. Иногда в том, старом виде, эта магнитола мне снится. Когда мне становится одиноково и кажется, что в мире никого не осталось. Пока музыка играет, пока звучит чей-то голос, я уверена, что я не одна и я существую. Такое вот лекарство от сепарационной тревоги. У меня есть надежда на контакт и встречу. И этим мне нравится гештальт-терапия. При неминуемости экзистенциальной данности одиночества, она позволяет встретиться. На мгновение. Почувствовать кончиками пальцев теплую кожу другого, как границу: здесь мое одиночество, а там – твое. И если существует там, то я не одна и ты не один. Разве можно сомневаться, в том что я буду этим заниматься так или иначе? Даже если практика остановится, если я совсем уйду из науки и преподавания, прикосновение – форма человеческой жизни.
В общем, этот трогательный кусок в зачетную работу не войдет, а то она и так дюже здоровая. Пусть будет тут. И фото магнитолы. Я забрала ее себе, благо ретро и красный цвет – ну очень нужно моей кухне 😀 В последнем посте инстаграма есть еще и видео – она до сих пор играет. Правда, на кассете уже звук плывет.

Continue reading