Tag Archives: она звалась Татьяной

Пост сепарационной тревоги и ностальгии

Пока я пишу работы по третьей ступени МГИ, снова и снова возвращаюсь к вопросу, как так вышло, что я стала именно психологом. Общаясь с коллегами, обсуждая работу с супервизантами, выдерживая атаку недовольных клиентов, я слышу их сомнения. Работает ли немедикаментозная психотерапия? А если и работает, то стоит ли посвящать время этому занятию? Является ли психология наукой? А если является, то стоит ли…?
А я не сомневаюсь. Я умею сомневаться. Я сомневаюсь постоянно и во многом. Практически в каждой своей мысли и действии, иногда мучительно долго и впадаю от этого в бездействие. Сомневаюсь в своем мировоззрении. Постоянно ставлю под вопрос ценности и смыслы. Но в психологии и разговорной психотерапии я не сомневаюсь. Будто бы это настолько часть меня, что нелепо сомневаться.
Раньше это я связывала отсутствие сомнений с ужасом при мысли о том, чем бы мне еще заняться. Но, когда я думаю о том, кем еще и насколько успешно работала, я понимаю, что не пропаду и ужас проходит. А уверенность остается.
А тут я навещала родителей и поняла себя чуть лучше. На фото магнитола из 90ых. В ней есть радио, штука для проигрывания кассет и даже для записи. Мощная вещь для своих времен. Ужасно неэкономная! Чтобы она поиграла пару часов без сети, нужно было 5 батареек-бочонков. Но к счастью, она играла от сети. Стояла передо мной, когда я делала уроки, вела дневник, занималась какими-то детскими делами. Красная, с серебристыми кнопочками. С контринтуитивными китайскими обозначениями плея и реверса. Когда-то на передней дверке еще была наклейка с красивой желтой и розовой полосой. Иногда в том, старом виде, эта магнитола мне снится. Когда мне становится одиноково и кажется, что в мире никого не осталось. Пока музыка играет, пока звучит чей-то голос, я уверена, что я не одна и я существую. Такое вот лекарство от сепарационной тревоги. У меня есть надежда на контакт и встречу. И этим мне нравится гештальт-терапия. При неминуемости экзистенциальной данности одиночества, она позволяет встретиться. На мгновение. Почувствовать кончиками пальцев теплую кожу другого, как границу: здесь мое одиночество, а там – твое. И если существует там, то я не одна и ты не один. Разве можно сомневаться, в том что я буду этим заниматься так или иначе? Даже если практика остановится, если я совсем уйду из науки и преподавания, прикосновение – форма человеческой жизни.
В общем, этот трогательный кусок в зачетную работу не войдет, а то она и так дюже здоровая. Пусть будет тут. И фото магнитолы. Я забрала ее себе, благо ретро и красный цвет – ну очень нужно моей кухне 😀 В последнем посте инстаграма есть еще и видео – она до сих пор играет. Правда, на кассете уже звук плывет.

Continue reading

Как обида привела меня в Московский Гештальт Институт

Умные люди часто недооценивают значение эмоций в принятии решений. Вот и я этим иногда грешу. Описывала, как выбрала МГИ для обучения, изложила всяческие разной степени рациональности факторы и была честна в этом.

Про Московский Гештальт Институт


Вот только перечитывая текст, понимаю, что большинство из этих факторов помогли мне утвердиться в моем выборе, а он сам был иррациональным. А дело было так…
Было жаркое московское лето. Я готовилась к первой в моей жизни полевой ролевой игре: добывала походное снаряжение, шила костюм, собирала антураж, встречалась с командой … А ещё работала копирайтером на славную компанию СУП. Я тогда даже не понимала, что работаю копирайтером – просто выставляла на сайт новости, описанные разными пользователями ЖЖ. А тут ещё война в Грузии, когда новостей много и надо постоянно. В общем на этом фоне я наконец-то решила совершить важный первый шаг и записаться на программу обучения в другом гештальт институте. Договорилась то ли с менеджером, то ли с тренером – уже не помню – встретиться и оплатить первую трехдневку . Поехала по выданному мне адресу и… заблудилась. Минут 40 терпеливая женщина на другом конце телефона пыталась меня вывести в нужную точку, компьютерный навигатор утверждал, что я уже на месте, а у меня оставалось 20 минут, чтобы забрать у друга рюкзак. В какой-то момент голос в телефоне сказал: “Странно. Вроде все остальные люди находили это место по описанию…”. А я почему-то извинилась и сказала , что позвоню через полторы недели – тогда я должна была вернуться с игры. Я обманула – позвонила через три недели и выяснилось, что группа уже набрана, а следующая стартует с зимы. На следующий день я совершила казалось бы очень рациональное действие: открыла сайт МГИ, нашла м-ж пару тренеров и записалась на группу , которая стартовала в октябре. Тогда я думала, что не хочу откладывать, иначе “соскочу”. Но я игнорировала один факт – жгучую обиду за то, что меня оценили как какую-то не такую среди всех других людей, которые отлично находят место, и что меня не дождались. Раньше я много рассказывал эту историю, потом разбирала в личной терапии и со временем она истерлась из памяти. Но выходит, во многом мой путь в профессии определила неосознанная в тот момент эмоция. В целом все хорошо получилось, поэтому у меня нет ответа на вопрос , нужно ли осознавать все свои чувства. Думаю, это и невозможно. Но мне спокойнее их замечать и понимать, учитывая масштабы последствий запущенных эмоциями действий.
Учиться замечать, как и зачем мы выбираем те или иные действия, приглашаю в нашу с Владимиром Анашиным программу 1 ступени.
Подробности

Атеистическая Пасха и подводные камни профессии

This slideshow requires JavaScript.


Есть две беды профессии психолога в частной практике, с которыми я пытаюсь как-то обойтись, но пока выходит криво.
Первая, общая со всеми фрилансерами. Вроде бы предполагается, что фрилансеры особенно free, а де факто загрузка выходит 12/7, в лучшем случае 10/6. По крайней мере, у меня так получается. Работаю над этим.
Вторая: мои самые загруженные рабочие часы – это свободные часы клиентов. То есть то время, когда люди, работающие пять через два, отдыхают. Вечера и выходные. И это сильно сокращает возможность поддерживать отношения с друзьями, которые не коллеги. А еще ходить в театры, заниматься в группе танцами, йогой и пр. Не делает невозможным, к счастью. Но затрудняет изрядно. Тем ценней, когда все-таки получается. Сегодня выбралась на Пасху к сокурснице. Традиционный праздник, почему-то организуемый атеистами. Но такие вот мы странные – выпускники психфака 2003 года. Во вторник попаду в театр. Тоже внезапно. А потом снова рассинхрон по свободному времени с большей частью мира. Ну и ладно!

Как я стала гештальт-терапевткой

Как и положено советской девочке, я мечтала быть то балериной, то космонавтом. И еще чуть-чуть Андерсеном. Для первой у меня не было физических задатков, для второго явно не хватило бы упорства, а писателем я все еще собираюсь когда-нибудь стать – когда будет о чем сказать миру. При всем при том, я не то чтобы много танцевала, читала книг про космос или писала. Большую часть детства по-настоящему меня занимал один вопрос: “Чем занимаются люди, когда находятся не со мной?”. Так я потихоньку росла, смотрела мультики, читала Кира Булычева. В книжках про Алису мне ужасно нравились ученые. Потому что они умные, их, как правило, все слушают (а если не слушают, то потом ужасно раскаиваются), и их берут на космические корабли в дальние экспедиции. А, может быть, все началось тогда, когда бабушка спросила у меня, кем я стану, когда вырасту, и я ответила: “Адемиком”?
В школе мне больше всего нравилось слушать байки, вести дневник (личный, а не школьный) и биология. Но друзей у меня было мало, писала я с ошибками, за что имела вечно натягиваемую тройку по-русскому, а вот разбиралась в систематике растений и животных много лучше. Когда пришло время распределяться на гуманитарный и физико-математический класс, мне, конечно, хотелось в физико-математический. Потому что физика и математика мне давались, чего не скажешь о русском языке или, еще страшнее, истории. В физике мне нравились совсем таинственные вещи, а именно микромир. Я могла долго упражняться, рисуя в воображении структуры атомов, заставляя электрончики двигаться по их орбитам. Когда я выяснила, что это вовсе даже не орбиты, а области, где электрон наиболее вероятно наблюдаем, все стало еще интереснее. Вероятностный квантовый мир. И стала бы я, наверное, физиком, если бы физикой со мной не занимался папа с его вспыльчивым нравом. И если бы не биология с ее нервной системой, которая оказалась еще более запутанной, чем квантовая механика. И, думаю, интерес мой был сильно поддержан тем, что моя мама – невролог. Становиться врачом я побоялась, потому что химия – была моим проклятьем. Я исправно делала все домашние задания, писала контрольные и получала свои пятерки, но совсем ничего не понимала, как только выходила за пределы, описываемые любимой физикой микромира. А тут к нам перевелась девочка из гуманитарного класса и рассказала про уроки человекознания и психологию. “Почему бы ни психология, если это объяснит, как мозг работает?” – подумала я. Мама расслабилась, что я не буду поступать в мед, папа расстроился, что я не стану финансистом, а у меня появилась туманная перспектива поступить на кафедру психофизиологии МГУ.
Вообще, я не собиралась становиться практикующим психологом. На собеседовании меня упорно допрашивали: “Может быть вы все-таки хотите помогать людям? Зачем вам все это? У нас очень фундаментальная кафедра”. Я гнула свою линию: “Мне важно понять, как устроена психика, почему мы такие, какие мы есть”. Насколько я себя помню, я мечтала расшифровать “мозговой код”, чтобы по мозговым волнам понимать, что человек будет делать, или хотя бы, о чем он думает. Изобрести миелофон, ни больше, ни меньше. Но чем больше я училась, тем больше понимала, что на самом деле мне интересно, почему люди живут так, как они живут, и чем, в конце концов, они занимаются, когда находятся не со мной?! Я по-прежнему любила слушать байки, писать и биологию. И к моменту, когда я отчаялась продвинуться в построении эмоционального миелофона, у меня уже был план и в запасниках нашлись неплохие ролевые модели (три моих любимых мозгоправа). Тогда я уже закончила аспирантуру и какое-то время потратила на то, чтобы выбрать себе направление практической подготовки. Успела поработать научным сотрудником, менджером женского клуба, контент-редактором, переводчиком, журналистом, педагогом и гадалкой.
Я долго подбирала, куда и как пойти учиться. И выбрала гештальт-терапию, потому что знакомые, ставшие гештальт-терапевтами, были менее заносчивыми и более понятными, чем другие мои знакомые практикующие психологи. Я не знала о том, что такое гештальт-терапия, пока не села читать Перлза, прямо по дороге на собеседование для участия в мигтиковской группе. Но то ли Перлз так подействовал, то ли еще что – я заблудилась, не доехала до первой встречи, не сдала деньги и пролетела с началом группы. А в МГИ группы набирались прямо с октября. Так я и попала к Косте Баженову и Наташе Лазаревой. Гораздо позже я поняла, что гештальт-терапия – чудесное практическое воплощение любимой мною системной психофизилогии.
Если бы я сразу знала, что захочу стать разговорным психотерапевтом, надо было делать все по-другому. Сначала идти в гуманитарный класс. Потом поступать в медицинский и специализироваться в психиатрии или психотерапии. Ординатура. И может быть даже аспирантура. Или хотя бы поступить в мед на клинического психолога. Или на психфаке выбрать другую кафедру (я даже думала подавать документы на клиническую и патопсихологию, но испугалась конкурса). Хотя какая разница? Если у меня есть возможность слушать байки, вести дневник, думать и читать о нервной системе, а люди рассказывают мне о том, чем занимались, пока меня не было рядом.

про ролевые модели любимых мозгоправов тут

Три любимых мозгоправа

У меня получилось!

12714408_973050716115535_2019788669_n_tnВ четверг стала сертифицированным гештальт-терапевтом.
Это долгий путь. Учеба на первой ступени у К. Баженова и Н. Лазаревой в 2008-2009, потом в 2010-2014 у Н.Лазаревой и М.Богатыревой на второй ступени. Специлазиации и спецкурсы по клиническим аспектам, по работе с нарушениями пищевого поведения, по арт-терапии, по телесной гештальт-терапии. 380 часов терапии, 250 часов супервизии, 205 часов работ в тройках: с Наташей, с Юлей, с Таней. Интенсивы, конференции. Написанные работы. И, наконец, сертификация: показать 15 минут моей работы, как она есть, рассказать о ней так, чтобы старшие коллеги поняли и признали, что в этом кусочке есть что-то от гештальт-терапии. Работать на глазах у совсем незнакомых людей в моем случае – то еще испытание: и боялась, и смущалась, и стыдилась. Тем ценнее, что все получилось.
С четверга я то ликую, то чувствую благодарность к тем, кто помогал мне, кто лечил, кто учил, кто давал супервизию, кто учился рядом со мной, кто поддерживал в стремлении продолжать образование и работать в профессии. Я познакомилась с таким количеством щедрых людей, что не решаюсь писать список благодарностей – боюсь кого-то упустить и быть в этом нечестной. Часть из них стали моими друзьями. С кем-то просто тепло пересекаться на профессиональных мероприятиях.
Жалею только, что не получилось фото с вручением гвоздики – я бы многое дала за то, чтобы увидеть свое лицо после вручения и осознания, что получилось 🙂 Зато есть я, немного офигевающая в ожидании своей очереди. Осталось получить на сертификат подпись тренеров.
Из благодарностей, которые не высказала пока что лично и в фейсбуке: Continue reading

Список публикаций

Научные работы

Continue reading

Обо мне

Доброе время суток! Меня зовут Татьяна Лапшина. Я психолог, арт-терапевт, гештальт-терапевт, кандидат психологических наук, преподаватель психологии, а также журналист и переводчик текстов в области психологии и психофизиологии.
О прочем профессиональном опыте можно судить по резюме.
В рамках психологической консультации и психотерапии я помогаю взрослым людям:
построить или перестроить отношения с другими людьми, миром и самим собой;
справляться со сложными чувствами во всевозможных ситуациях;
найти вдохновение или занятие по душе
и, вообще, добавить вкуса и цвета в жизнь, где их почему-то не хватает.
Методы подбираю под запрос клиента и его личные особенности: с кем-то разговариваем, с кем-то рисуем, с кем-то танцуем, – но всегда движемся в направлении цели.
Я сама проходила и продолжаю проходить личную психотерапию. Тут есть текст о том, чем это было полезно мне на разных этапах моей жизни. А тут чуть подробнее о том, что такое консультирование, что такое психотерапия и круг проблем, с которыми я работаю.
Мои профессиональные цели совпадают со смыслом жизни и, если угодно, призванием. Это:
просвещение,
увеличение осознанности жизни и
облегчение взаимопонимания между людьми. Всё это, как мне кажется, позволяет человеку стать чуточку счастливее, вне зависимости от того, как он понимает слово “счастье“.
Мой путь в достижении этих целей – психология. И та, что описана в толстых книжках, и та, житейская, что окружает нас в повседневной жизни. Так родилось представление о “Зелёной психологии жизни” и возникло название моей странички.
Если вы нуждаетесь в помощи, можно написать мне письмо или связаться любым другим доступным способом. Здесь лежат мои визитки с других сайтов. О других услугах (переводе, подготовке статей и разделов и пр.) можно узнать по этой ссылке.

Буду багодарна, если на страничках друзей появятся промо-ссылки.

Если вы хотите обсудить какие-то из материалов, возможность консультации или другие вопросы, – пишите, я с радостью отвечу.

Индивидуальное психологическое консультирование и разговорная психотерапия

Что я предлагаю? В рамках еженедельных 50иминутных консультаций помощь взрослым людям:
– разобраться в своих отношениях с другими людьми, миром и самим собой;
– научиться спокойно переживать сложные чувства во всевозможных ситуациях, в том числе в ситуациях расставаний, потерь, кризисов в личной или профессиональной сфере;
– приручить свое настроение, даже если оно скачет быстрее показателей температуры за бортом;
– пережить и разрешить ситуацию внутреннего конфликта, когда одна часть тянет в одну сторону, другая – в другую;
– научиться жить своим телом, так чтобы получать удовольствие от жизни;
– найти вдохновение или занятие по душе
– и, вообще, добавить вкуса и цвета в жизнь, где их почему-то не хватает.
Работаю на повышение качества жизни.

С чем я не работаю? Я не умею и не берусь работать:
– с людьми с психиатрическим диагнозом без наблюдения у психиатра;
– с людьми с химическими зависимостями;
– с детьми.
Если у вас запрос из этой области, могу рекомендовать других специалистов.

Как это происходит? В рамках первой встречи мы обсуждаем ваш запрос, направления и перспективы работы, договариваемся о продолжительности работы. Методы я подбираю под запрос клиента и его личные особенности. Это нужно, чтобы в безопасных и умеренно комфортных отношениях с психологом можно было пробовать новые способы взаимодействия и общения. В общем, с кем-то разговариваем, с кем-то рисуем, с кем-то танцуем, – но всегда движемся в направлении цели. Происходит это раз в неделю по 50 минут. Количество встреч зависит от запроса и особенностей характера человека.

Почему гештальт? “Целостность” – один из удачных переводов слова “гештальт”. Когда друг с другом связаны и не ссорятся мысли, желания, чувства, телесные проявления. А в случае, если возникают конфликты, человек сам может с ними справиться. Таким я вижу желаемый результат своих консультаций.
Поскольку я – аккредитованный терапевт ОПП ГП, пройденные у меня часы терапии идут в зачетку студентам МГИ.

Кто я такая, чтобы всем этим заниматься? По образованию я психолог, психофизиолог, кандидат психологических наук (МГУ), сертифицированный гештальт-терапевт (МГИ), гештальт-терапевт Общества психологов практикующих гештальт-подход. Прошла специализации по бодинамике и гештальту, а также телесной гештальт-терапии (у Л. Черняева), арт-терапевтическим методам в работе гештальт-терапевта (у Д. Хломова и Н. Лебедевой), по клиническим аспектам гештальт-терапии (у Г. Каменецкой и К. Логинова), по работе с нарушениями пищевого поведения (у И. Лопатухиной). Также посещала семинары по нарративной практике; терапии, основанной на работе мозга; сексологии. Все мои дипломы можно посмотреть тут. Прохожу личную терапию и супервизию в индивидуальном и групповом формате. На данный момент прохожу обучение на третьей ступени МГИ: готовлюсь стать супервизором и тренером.

Что у меня для вас есть, кроме освоенных инструментов гештальт-терапии, арт-терапии и телесной гештальт-терапии?
– Стремление строить с клиентами равные отношения, в которых нет ведущего и ведомого.
– Настраиваемая под запрос бережность и жёсткость.
– Внимательность и интерес к организации жизни клиента.
– Сочетание непредвзятости в отношении образа жизни, сексуальной ориентации, религии, культурных и бескультурных предпочтений с личной заинтересованностью в качестве жизни клиента.
– Опыт 10 лет работы психологом (в т.ч. 7 в рамках собственной практики как гештальт-терапевта) и 13 лет подготовки психологов разного профиля в рамках высшей школы.
– 50 минут времени в неделю в уютной и комфортной обстановке, которые можно прожить чисто только для себя.

Заинтересовались? – Пишите на tatyana@psyvert.ru или в скайп ta.dra.la .

Мое резюме
Дипломы, сертификаты, награды
Эссе о том, чем мне была и остается быть полезной психотерапия – “3 ресурса психотерапии

Подробнее о понятиях: где консультирование, где психотерапия. Continue reading

Статьи: психология, здоровье, эзотерика

Долгая работа преподавателем научила меня объяснять непонятное и понимать необъяснимое. Эти навыки я стараюсь применять в своей работе с текстами. Continue reading