Tag Archives: она звалась Татьяной

Про пупок

“Хотя для разных людей пупок означает разные вещи – духовные врата, чакру, символ плодородия, – по словам Хармона и других ученых, это наш первый шрам. Не важно, выпуклый он от давления или похож на вагину: когда мы рождаемся , это та рана, которой предстоит зажить. Это не просто отслужившая часть тела или метка, по которой можно опознать живот. Пупок – наш первый изъян. Так тело сообщает нам, что мы всего лишь люди”. Так пишет Мара Олтман. Читая “Тело дрянь” я поражалась,насколько много вещей мы стремимся контролировать из обыденного страха смерти – запах подмышек, запах вагины, пупки вот ещё. Такой мы хитрый вид – знаем о смерти, не можем ее игнорировать, но в глубине души надеемся избежать. Вот и я в отпуске не ожидала, что буду стоять на берегу ярко-бирюзового моря, нюхать йод и глотать соленые слезы, разглядывая мертвую черепаху. Я уехала на другой материк праздновать день рождения, но мне не удалось сбежать от напоминаний о бренности всего сущего и сопутствующих переживаний. Говорят у Сиддхартхи Гаутамы после такого все наладилось.
Может быть, не стоило покупать интернет? Но ведь черепаха. И ничего не поправить. В еврейских кварталах лепестки бугенвилий сдаются и отпускаю соцветия и оседают на землю ковром. Маленькие муравьи раздирают на части большого прямо под моим шезлонгом. А затем ровным строем маршируют к завершению жизнь в чашке кофе. Я сегодня на год дальше от рождения и ближе к смерти. И новый дезодорант с ароматом гибискуса и 48 часовой защитой от пота этого не изменит. Как же хорошо. И легко думать о смерти, лёжа в шезлонге и разглядывая фото дохлой черепахи. Обычно, для переработки этих посланий, deathnotes, требуется много ресурса, много земли, воды, воздуха и солнца. А еще способности все их впитать в себя, принять и превратить в собственную внутреннюю опору. Она бывает в тех, кто хотя бы раз коснулся моря любви. Как бывает в день рождения в эпоху соцсетей, а ещё лучше настоящей – с объятиями и утешениями вдалеком детстве на руках у мамы. Не всем так везет. Поэтому все таки хорошо что есть психические защиты, нелепые ритуалы и большую часть времени можно не думать о пупке .
Запомните меня такой. С идеальным загаром и макияжем, хорошей фигурой и сногсшибательным чувством юмора 😉

P.S. правда, книжка на фото другая :Р

Инсайт

У всех весна, а у меня осознавание. Бывает парад планет, а у меня парад постов и запросов. А в результате к утру четверга я поняла, зачем на самом деле занимаюсь психотерапией. И почему моя практика такая, какая есть. Никогда такого не было и вот опять.
События юности в очередной раз легли в понятный узор калейдоскопа. Вместе с вау-эффектом пришла мучительная неловкость: жить свою жизнь пятнадцать лет и не замечать, как пытаюсь переработать горе-горькое далёкой давности. Что пытаюсь изменить ситуацию, которую я не могу изменить.
Есть у меня теория, что профессиональный путь многих психологов и психотерапевтов начинается с важного человека , которому было невозможно помочь. Потому что нельзя помочь тому, кто не просит о помощи. А если даже просит, то помочь можно только в том, что человек уже делает.
Я долгое время считала что такой человек для меня – это я сама. Отчасти это правда. Но не до конца. Пора признать, что человек, с которым мне так хотелось быть рядом и кому хотелось помочь, давным давно мертв. Он убил себя нелепо, жестоко, в одиночестве. И этого не изменить ни для него, ни для меня. Ни нелепости, ни жестокости, ни одиночества, ни смерти.
Сейчас мне даже толком не вспомнить, каким он был. Потому что то, как мы могли общаться тогда, не создавало надежного образа друг друга. Каждый пытался кем-то быть изо всех сил. Вот и я после его смерти сначала старалась быть мягким преподавателем, чтобы не ранить таких, как он . Потом уходя в частную практику, я спорила с миром, что такое возможно: талантливые, красивые люди, которых все любят, кончают с собой.
Теперь с осознаванием этой связи, работа потеряла смысл. То есть смысл остался, но не слишком личный.
Остаюсь в профессии – в конце концов, не самая нелепая история профессионального пути. Теперь буду делать работу лучше, чище и более осознанно. Впереди две недели отпуска. Надеюсь за них переварить внезапно обнаруженное. Прибраться в чертогах разума и эмоционально перезагрузиться. Пустыня, небо и море мне в помощь.
Картинка просто так

Закрываю тооолстый блокнот

Мне иногда задают вопрос: что ты там пишешь? Студенты и учителя, клиенты и терапевт.
Я частенько пишу и рисую, когда работаю. Это слепок настроения и выхватываемой информации и ключ памяти. Обычно, карандашом. Как и стихи. Если все идёт хорошо, форма сложится под ситуацию. Mindmap. Рисунки – #gestaltdoodles. Долгие конспекты. Классические две колонки: клиент/терапевт и влезающий бабл “где же ты, супервизор?!”. Иногда побеждает рутина и страницы тетради становятся скучными и с трудом дифференцируемыми.
Вот, прощаюсь с ежедневником, который служил мне рабочим блокнотом 2 года. С нелепым Тоторо. Таким, как его видят китайцы. Он не был идеальным. В нем линеечки и даты, а я люблю без них. Зато на резинке и с кармашком под всякие всячины. В кармашке всякое, например, эта записка с одной из групп, на которой мы соревновались в guilty pleasures.
Кажется, два года назад я была свободнее и рутины было меньше. Интересно, как выйдет с новой тетрадью.

Continue reading

Про носок с дыркой

В предновогодние дни так хочется наконец победить несовершенство и уродство. Наполнить мир благостью и красотой. Хаос и ветхость отступают, сдают позиции новому и красивому. Выкидываю некогда любимые вещи, которым нет больше места в жизни. Их место занимают лампочки на окнах и новые красивые книжки. Кучки вещей не на своем месте переползают в шкафы на отведенные им полки. Кабинет и квартира облагораживаются. Даже последняя коробка хлама после переезда рискует быть разобранной до Нового года.
Хочется красиво одеваться. Вчера надела на группу все новое в цветах марсалы – узнала в ЖЖ новое название цвета. Шерстяную юбочку, водолазку, любимую подвеску из армянского путешествия этого года. Теплые колготки идеального меланжево-винного цвета натянула на пальчики со свежим педикюром. Всунула ножки в новые сапожки на каблуке, которые купила прошлой весной и так и не случилось их надеть в сезон. И… порвала колготки. Аккурат новым педикюром протерла в районе большого пальца насквозь. Весь понедельник сидела на группе и смирялась с расползающийся дыркой. С утра сегодня зашила и, чтобы не мучиться так больше, подстраховалась – надела поверх колготок носки с бордово-черную полосочку. И что бы вы думали – дырка снова там?! Теперь на носке. А на сапожки кто-то наступил в метро и на них теперь отвратительный белесый след, который только смыть, а губкой или щеткой не вытереть.
Очень хочется чтобы в праздники побеждали красота и совершенство. Но это невозможно, увы. Живу, как получается.

Как обращаться с чужим горем?

Милый ролик о том, как помочь, если твой друг горюет. Оказывается, что подбадривания и советы не работают. Что делать? Свой вариант предлагает Megan Devine .

Continue reading

Пост сепарационной тревоги и ностальгии

Пока я пишу работы по третьей ступени МГИ, снова и снова возвращаюсь к вопросу, как так вышло, что я стала именно психологом. Общаясь с коллегами, обсуждая работу с супервизантами, выдерживая атаку недовольных клиентов, я слышу их сомнения. Работает ли немедикаментозная психотерапия? А если и работает, то стоит ли посвящать время этому занятию? Является ли психология наукой? А если является, то стоит ли…?
А я не сомневаюсь. Я умею сомневаться. Я сомневаюсь постоянно и во многом. Практически в каждой своей мысли и действии, иногда мучительно долго и впадаю от этого в бездействие. Сомневаюсь в своем мировоззрении. Постоянно ставлю под вопрос ценности и смыслы. Но в психологии и разговорной психотерапии я не сомневаюсь. Будто бы это настолько часть меня, что нелепо сомневаться.
Раньше это я связывала отсутствие сомнений с ужасом при мысли о том, чем бы мне еще заняться. Но, когда я думаю о том, кем еще и насколько успешно работала, я понимаю, что не пропаду и ужас проходит. А уверенность остается.
А тут я навещала родителей и поняла себя чуть лучше. На фото магнитола из 90ых. В ней есть радио, штука для проигрывания кассет и даже для записи. Мощная вещь для своих времен. Ужасно неэкономная! Чтобы она поиграла пару часов без сети, нужно было 5 батареек-бочонков. Но к счастью, она играла от сети. Стояла передо мной, когда я делала уроки, вела дневник, занималась какими-то детскими делами. Красная, с серебристыми кнопочками. С контринтуитивными китайскими обозначениями плея и реверса. Когда-то на передней дверке еще была наклейка с красивой желтой и розовой полосой. Иногда в том, старом виде, эта магнитола мне снится. Когда мне становится одиноково и кажется, что в мире никого не осталось. Пока музыка играет, пока звучит чей-то голос, я уверена, что я не одна и я существую. Такое вот лекарство от сепарационной тревоги. У меня есть надежда на контакт и встречу. И этим мне нравится гештальт-терапия. При неминуемости экзистенциальной данности одиночества, она позволяет встретиться. На мгновение. Почувствовать кончиками пальцев теплую кожу другого, как границу: здесь мое одиночество, а там – твое. И если существует там, то я не одна и ты не один. Разве можно сомневаться, в том что я буду этим заниматься так или иначе? Даже если практика остановится, если я совсем уйду из науки и преподавания, прикосновение – форма человеческой жизни.
В общем, этот трогательный кусок в зачетную работу не войдет, а то она и так дюже здоровая. Пусть будет тут. И фото магнитолы. Я забрала ее себе, благо ретро и красный цвет – ну очень нужно моей кухне 😀 В последнем посте инстаграма есть еще и видео – она до сих пор играет. Правда, на кассете уже звук плывет.

Continue reading

Как обида привела меня в Московский Гештальт Институт

Умные люди часто недооценивают значение эмоций в принятии решений. Вот и я этим иногда грешу. Описывала, как выбрала МГИ для обучения, изложила всяческие разной степени рациональности факторы и была честна в этом.

Про Московский Гештальт Институт


Вот только перечитывая текст, понимаю, что большинство из этих факторов помогли мне утвердиться в моем выборе, а он сам был иррациональным. А дело было так…
Было жаркое московское лето. Я готовилась к первой в моей жизни полевой ролевой игре: добывала походное снаряжение, шила костюм, собирала антураж, встречалась с командой … А ещё работала копирайтером на славную компанию СУП. Я тогда даже не понимала, что работаю копирайтером – просто выставляла на сайт новости, описанные разными пользователями ЖЖ. А тут ещё война в Грузии, когда новостей много и надо постоянно. В общем на этом фоне я наконец-то решила совершить важный первый шаг и записаться на программу обучения в другом гештальт институте. Договорилась то ли с менеджером, то ли с тренером – уже не помню – встретиться и оплатить первую трехдневку . Поехала по выданному мне адресу и… заблудилась. Минут 40 терпеливая женщина на другом конце телефона пыталась меня вывести в нужную точку, компьютерный навигатор утверждал, что я уже на месте, а у меня оставалось 20 минут, чтобы забрать у друга рюкзак. В какой-то момент голос в телефоне сказал: “Странно. Вроде все остальные люди находили это место по описанию…”. А я почему-то извинилась и сказала , что позвоню через полторы недели – тогда я должна была вернуться с игры. Я обманула – позвонила через три недели и выяснилось, что группа уже набрана, а следующая стартует с зимы. На следующий день я совершила казалось бы очень рациональное действие: открыла сайт МГИ, нашла м-ж пару тренеров и записалась на группу , которая стартовала в октябре. Тогда я думала, что не хочу откладывать, иначе “соскочу”. Но я игнорировала один факт – жгучую обиду за то, что меня оценили как какую-то не такую среди всех других людей, которые отлично находят место, и что меня не дождались. Раньше я много рассказывал эту историю, потом разбирала в личной терапии и со временем она истерлась из памяти. Но выходит, во многом мой путь в профессии определила неосознанная в тот момент эмоция. В целом все хорошо получилось, поэтому у меня нет ответа на вопрос , нужно ли осознавать все свои чувства. Думаю, это и невозможно. Но мне спокойнее их замечать и понимать, учитывая масштабы последствий запущенных эмоциями действий.
Учиться замечать, как и зачем мы выбираем те или иные действия, приглашаю в нашу с Владимиром Анашиным программу 1 ступени.
Подробности

Атеистическая Пасха и подводные камни профессии

This slideshow requires JavaScript.


Есть две беды профессии психолога в частной практике, с которыми я пытаюсь как-то обойтись, но пока выходит криво.
Первая, общая со всеми фрилансерами. Вроде бы предполагается, что фрилансеры особенно free, а де факто загрузка выходит 12/7, в лучшем случае 10/6. По крайней мере, у меня так получается. Работаю над этим.
Вторая: мои самые загруженные рабочие часы – это свободные часы клиентов. То есть то время, когда люди, работающие пять через два, отдыхают. Вечера и выходные. И это сильно сокращает возможность поддерживать отношения с друзьями, которые не коллеги. А еще ходить в театры, заниматься в группе танцами, йогой и пр. Не делает невозможным, к счастью. Но затрудняет изрядно. Тем ценней, когда все-таки получается. Сегодня выбралась на Пасху к сокурснице. Традиционный праздник, почему-то организуемый атеистами. Но такие вот мы странные – выпускники психфака 2003 года. Во вторник попаду в театр. Тоже внезапно. А потом снова рассинхрон по свободному времени с большей частью мира. Ну и ладно!

Как я стала гештальт-терапевткой

Как и положено советской девочке, я мечтала быть то балериной, то космонавтом. И еще чуть-чуть Андерсеном. Для первой у меня не было физических задатков, для второго явно не хватило бы упорства, а писателем я все еще собираюсь когда-нибудь стать – когда будет о чем сказать миру. При всем при том, я не то чтобы много танцевала, читала книг про космос или писала. Большую часть детства по-настоящему меня занимал один вопрос: “Чем занимаются люди, когда находятся не со мной?”. Так я потихоньку росла, смотрела мультики, читала Кира Булычева. В книжках про Алису мне ужасно нравились ученые. Потому что они умные, их, как правило, все слушают (а если не слушают, то потом ужасно раскаиваются), и их берут на космические корабли в дальние экспедиции. А, может быть, все началось тогда, когда бабушка спросила у меня, кем я стану, когда вырасту, и я ответила: “Адемиком”?
В школе мне больше всего нравилось слушать байки, вести дневник (личный, а не школьный) и биология. Но друзей у меня было мало, писала я с ошибками, за что имела вечно натягиваемую тройку по-русскому, а вот разбиралась в систематике растений и животных много лучше. Когда пришло время распределяться на гуманитарный и физико-математический класс, мне, конечно, хотелось в физико-математический. Потому что физика и математика мне давались, чего не скажешь о русском языке или, еще страшнее, истории. В физике мне нравились совсем таинственные вещи, а именно микромир. Я могла долго упражняться, рисуя в воображении структуры атомов, заставляя электрончики двигаться по их орбитам. Когда я выяснила, что это вовсе даже не орбиты, а области, где электрон наиболее вероятно наблюдаем, все стало еще интереснее. Вероятностный квантовый мир. И стала бы я, наверное, физиком, если бы физикой со мной не занимался папа с его вспыльчивым нравом. И если бы не биология с ее нервной системой, которая оказалась еще более запутанной, чем квантовая механика. И, думаю, интерес мой был сильно поддержан тем, что моя мама – невролог. Становиться врачом я побоялась, потому что химия – была моим проклятьем. Я исправно делала все домашние задания, писала контрольные и получала свои пятерки, но совсем ничего не понимала, как только выходила за пределы, описываемые любимой физикой микромира. А тут к нам перевелась девочка из гуманитарного класса и рассказала про уроки человекознания и психологию. “Почему бы ни психология, если это объяснит, как мозг работает?” – подумала я. Мама расслабилась, что я не буду поступать в мед, папа расстроился, что я не стану финансистом, а у меня появилась туманная перспектива поступить на кафедру психофизиологии МГУ.
Вообще, я не собиралась становиться практикующим психологом. На собеседовании меня упорно допрашивали: “Может быть вы все-таки хотите помогать людям? Зачем вам все это? У нас очень фундаментальная кафедра”. Я гнула свою линию: “Мне важно понять, как устроена психика, почему мы такие, какие мы есть”. Насколько я себя помню, я мечтала расшифровать “мозговой код”, чтобы по мозговым волнам понимать, что человек будет делать, или хотя бы, о чем он думает. Изобрести миелофон, ни больше, ни меньше. Но чем больше я училась, тем больше понимала, что на самом деле мне интересно, почему люди живут так, как они живут, и чем, в конце концов, они занимаются, когда находятся не со мной?! Я по-прежнему любила слушать байки, писать и биологию. И к моменту, когда я отчаялась продвинуться в построении эмоционального миелофона, у меня уже был план и в запасниках нашлись неплохие ролевые модели (три моих любимых мозгоправа). Тогда я уже закончила аспирантуру и какое-то время потратила на то, чтобы выбрать себе направление практической подготовки. Успела поработать научным сотрудником, менджером женского клуба, контент-редактором, переводчиком, журналистом, педагогом и гадалкой.
Я долго подбирала, куда и как пойти учиться. И выбрала гештальт-терапию, потому что знакомые, ставшие гештальт-терапевтами, были менее заносчивыми и более понятными, чем другие мои знакомые практикующие психологи. Я не знала о том, что такое гештальт-терапия, пока не села читать Перлза, прямо по дороге на собеседование для участия в мигтиковской группе. Но то ли Перлз так подействовал, то ли еще что – я заблудилась, не доехала до первой встречи, не сдала деньги и пролетела с началом группы. А в МГИ группы набирались прямо с октября. Так я и попала к Косте Баженову и Наташе Лазаревой. Гораздо позже я поняла, что гештальт-терапия – чудесное практическое воплощение любимой мною системной психофизилогии.
Если бы я сразу знала, что захочу стать разговорным психотерапевтом, надо было делать все по-другому. Сначала идти в гуманитарный класс. Потом поступать в медицинский и специализироваться в психиатрии или психотерапии. Ординатура. И может быть даже аспирантура. Или хотя бы поступить в мед на клинического психолога. Или на психфаке выбрать другую кафедру (я даже думала подавать документы на клиническую и патопсихологию, но испугалась конкурса). Хотя какая разница? Если у меня есть возможность слушать байки, вести дневник, думать и читать о нервной системе, а люди рассказывают мне о том, чем занимались, пока меня не было рядом.

про ролевые модели любимых мозгоправов тут

Три любимых мозгоправа